Прошлый год закончился очень ярко выраженной активностью вплоть до выступлений на улицах города, но это стало началом нашего переговорного процесса, исполнительная власть Москвы поняла, что мы  не оппоненты, а соратники и соучастники процесса реформы московского образования, в том числе развития инклюзивных практик. Сейчас есть проекты, которые горячо поддерживает родительское сообщество, которые приняты Департаментом образования, в том числе, например, проект «Инклюзивные молекулы». Мы наконец-то достигли консенсуса в понимании того, что все-таки на данном этапе инклюзия приветствуется, но возможна не везде и всюду, она не может быть насильственно навязана, не каждое учреждение еще готово стать тотально инклюзивным. К этому пониманию мы пришли с представителями Департамента образования. Сейчас создают 37 ресурсных школ по количеству межрайонных советов директоров образовательных организаций, поэтому мы видим, как идет поступательное движение вперед с нашим участием, и это очень важно. Позиции сближаются, приходит понимание, что это все не истеричный запрос родителей, неадекватно реагирующих на обстановку, - наши родители имеют высшее образование, умеют анализировать материал, готовы читать и анализировать нормативно-правовую базу, мы можем гордиться членами нашего коллектива, а он уже включает не одну тысячу человек. Поэтому мы рады тому, что происходит в Москве, что мы услышаны, что наши позиции сближаются, что мы можем детально прорабатывать вопросы, касающиеся таких серьезных процессов, как прохождение ПМПК, получение заключения медико-социальной экспертизы, составление ИПР, хотя в этом тоже остаются большие проблемы. Благодаря нашей инициативе была создана межведомственная рабочая группа при Правительстве Москвы по делам инвалидов, в рамках которой мы планируем обсуждать и детально прорабатывать вопросы, касающиеся всех сторон жизнедеятельности наших детей. Детство мы не ограничиваем возрастом до 18 лет, так как четко понимаем: по закону возраст совершеннолетия приходится на 18 лет, но наши дети остаются нашими детьми и продолжают нуждаться в нашей помощи и заботе государства. Нельзя уравнивать потребности и возможности инвалидов молодого возраста, категория которых, к сожалению, никак законодательно не закреплена, хотя мы неоднократно выступали везде, в том числе в Правительстве РФ, и говорили о том, что необходимо ввести и критерии, и возрастные границы, и понимание, что скрывается под термином «молодой инвалид».
Мы пытались вернуться назад, говорили о необходимости возвращения к позициям коррекционной школы в том виде, в котором она была, а в результате приняли для себя как отправную точку для работы слова о том, что «в прошлое мы не вернемся никогда, мы должны думать о будущем». Действительно, возврат в прошлое невозможен, мы должны думать о том, как построить наше будущее и сегодняшний день, потому что мы, говоря о будущем, подчас забываем  о сегодняшнем дне, а нам хочется, чтобы наши дети и сегодня, имея право, которое нам дал новый Закон «Об образовании в РФ», имели механизмы реализации его на практике.