А сегодня опять обескураженность. Злость на себя, возмущение тем, что мир неисправим, потребность что-то срочно предпринять, учесть и изменить. И мысль - что-то в этом роде уже случалось и непременно подобное снова произойдет. Никуда не уйти от этих некрасивых происшествий. Цитирую письмо от мамы мальчика, который был в «Большом Приключении»:
«Меня волнует вопрос отношения руководства лагеря к курению. В правилах лагеря есть строка о запрещении курения на территории лагеря. Относится ли это правило к вожатым? И как быть с дорогой до лагеря? Понимаю, что вопрос непростой, и хотела бы прояснить свою позицию. Я лояльно отношусь к вожатым, которые курят. Но категорически не могу согласиться с ситуацией, когда вожатый курит вместе с детьми! В то же время нынешние железнодорожные правила не оставляют курящим выбора - покурить можно только во время стоянки, при этом сопровождающий детей вожатый, очевидно, не может детей покинуть. При этом также очевидно, что среди подростков 17-18 лет уже есть дети, подверженные этой привычке... В результате и складывается ситуация, когда вожатый курит ВМЕСТЕ с детьми. Откровенно говоря, я не знаю, как можно разрешить эту непростую ситуацию.  
Волнует же меня это очень сильно потому, что я собираюсь отправить в ваш лагерь ребенка 13 лет. В этом возрасте вожатые такого замечательного лагеря, как ваш, безусловно, являются примером для подражания. И то, что можно покурить вместе с кумиром, увеличивает притягательность запретного во много раз. Курение - очень обаятельное зло. Мне же, естественно, вовсе не хотелось бы, чтобы первую сигарету ребенок попробовал именно в вашем лагере.
Вопрос этот возник не случайно. Только что вернулся из «Большого Приключения» мой сын (17 лет). У него-то уже сложилось категорично отрицательное отношение к курению. Но по его рассказам я поняла, что проблема существует».
Отвечаю. У руководства лагеря отношение к курению крайне отрицательное. Нам нужны инструкторы, вожатые, психологи, педагоги, повара, водители, которые не курят. Это пока несбыточно, но инструкторы - главная опора - почти не курят.
При этом категорически запрещено любым сотрудникам лагеря курить вместе с детьми. Вожатым, разумеется, тоже.
В анкетах я быстро нашел имя вожатой и телефон обеспокоенной мамы и, позвонив ей, изложил все наши каноны. Я сказал, что Насте (вожатая) быть теперь в черном списке и лагерь она больше не увидит.
Разговор закончился, и разговор начался. Насте всего 18, и ребенком она несколько раз была в «Большом Приключении». Она наша, из «Большого Приключения», наша воспитанница. У нас с Настей много общего. Я решил, что совершенно необходимо поговорить с ней.
Настя отрицала, что на перроне курила вместе с детьми. Я прочел Насте письмо и спросил:
- Ну как же ты могла отойти от детей, ведь на перроне ты должна быть вместе с ними?
Настя возразила, что отходили - покупали мороженое или что-то другое - сами дети. И вообще в группе курили всего 2-3 человека.
Не уверен, что можно найти однозначные оценки того, что происходило на перроне, но Настя, вне всякого сомнения, переживала. Я поинтересовался:
- Хорошо, а в лагере ты курила?
- Нет, - ответила Настя.
- Как же так, в лагере три недели ты могла удерживаться от курения, а на перроне тебе покурить было необходимо?
- На перроне курить разрешается, а в лагере - запрещено, - логично возразила Настя.
- А дети в лагере курили?
- Я ни разу не видела.
- А скажи, Настя, ты не собираешься бросить курить? Едешь с детьми в такой передовой лагерь, а потом приходят вот такие обидные письма. Это же несовременно, некрасиво, не говоря о здоровье.
- Я собиралась бросить, я, наверное, брошу, - сказала Настя.
Тут я задал еще вопрос, не мог не задать:
- А когда ты была маленькая и ездила в лагерь по путевке, ты тоже курила?
- Курила, бросала, снова курила.
Такая вот сложная жизнь.
Настенька, дорогая, как будет классно, если ты бросишь курить! Есть хороший повод. Поблагодарив маму своего недавнего подопечного, ты твердо скажешь: «Спасибо, я бросила». Или: «Я смогла, спасибо». Или без «спасибо»: «Я смогла бросить».
Теперь по поводу слов из письма «курение - очень обаятельное зло».
На мой взгляд, ничего обаятельного. В нашем офисе среди красивых девушек курит только одна, и та тщательно скрывает это.
Курящий молодой человек выпадает из современной культуры.
Было время, когда я, борясь с курением, отбирал и пересказывал истории, при каких обстоятельствах тот или иной курильщик отказывался от своей вредной привычки. Получалась крайне любопытная галерея, в которой был и я сам - студент II курса мехмата МГУ, расставшийся с сигаретами. Многое зависит от психологических нюансов. (Исходя из накопленных мной знаний, мне кажется, что у Насти идеальные возможности бросить курить.)
Помню, в свое время на меня произвела впечатление история, рассказанная Иваном Дмитриевичем Папаниным, знаменитым советским полярником, который был страстным курильщиком. Цитирую Папанина дословно:
«Однажды в Главсевморпути я до того заработался, что упал в обморок прямо в кабинете. И попал к профессору Юдину. Он внимательно меня осмотрел, прослушал, спросил, курю ли.
- Пачки две в день.
Он попросил меня надеть белый халат и повел длинными коридорами и переходами. Наконец ввел меня в какую-то комнату, в ней два топчана, покрытые простынями.
- Смотрите! - профессор снял одну простыню.
Я человек не робкого десятка, многое видел, а тут отпрянул: лежит покойник, грудная клетка вскрыта, легкие красные-красные, с прожилками.
- Это легкие здорового человека. Подчеркиваю: здорового, некурящего, - сказал Юдин.
Поняв мой немой вопрос, профессор ответил:
- Попал под машину. А это, - он снял простыню с другого топчана, - легкие курящего человека.
У покойника легкие были просмоленные, словно вымазанные дегтем или сапожной ваксой.
- Ну как?
Я достал из кармана коробку «Казбека», смял ее, бросил в урну...»
Папанин в этом рассказе представил зло явно не обаятельным.