Решила перечитать. И зачиталась. Да, конечно, это не Достоевский или Тургенев, но и не то чтиво, которым сейчас завалены книжные прилавки. Вся школьная трактовка романа в одночасье рухнула. Во-первых, роман понравился. Детективное начало, бытовые коллизии, борьба героев за свою судьбу, страстная любовь, счастливая развязка. Характеры, судьбы. Социальные проблемы, с которыми сталкиваются и которые пытаются решать герои романа, сегодня очень понятны, более того, как мне кажется, они актуальны и сейчас.
Лопухов и Кирсанов, «обыкновенные порядочные люди нового поколения»,  очень симпатичны своей любовью к труду, знаниям, человечностью. Они занимались пропагандой, но были люди дельные. Новые люди - враги праздности и бедности. Они оба медики, к тому же замечательные работники, деятельные люди. Вообще весь роман - это гимн труду, инициативе, предприимчивости, разве не актуально это сегодня?! Человек сам творец своей судьбы, утверждает автор. Он за равенство и независимость мужчин и женщин. Вера Павловна в душе протестует, что женщинам закрыты пути к деятельности, они ограничены семейным кругом, а образованным девушкам выбора нет, путь один - идти в гувернантки. Чтобы обрести независимость, она решила заняться медициной и поступить в академию: «Через несколько лет я уже буду в самом деле стоять на своих ногах». Чернышевский добавляет: «Полного счастья нет без независимости. Бедные женщины, как немногие из вас имеют это счастие!»
«Раскрепощенная» Вера Павловна оказалась хорошим предпринимателем: основала одну швейную мастерскую, создала полсотни рабочих мест, потом вторую, а потом открыла модный магазин на Невском! И ни конкуренты их не давят, ни налоги, ни аренда. Эта странная Вера Павловна работала наравне со всеми, получала зарплату как рядовая закройщица (мещанки умели шить!), а прибыль делила между всеми поровну. Сегодня предприниматели так не делают, да и при социализме такого не бывало. Социализма тут нет, чем больше зарабатывает мастерская, тем больше получает каждый. А потом еще устроила лекции в мастерской, загородные прогулки, танцы, вечера и т. д., все в фурьеристском духе. Вера Павловна не только деловая, но и своенравная. Конечно, с возрастом она располнеет: по утрам любит долго нежиться в постели, в постели же пьет чай со сливками (почти одни сливки), любит сладкое. Кушает много и с удовольствием. Чернышевский лишает ее романтического ореола, показывая обыкновенным человеком со слабостями.
Ее первый муж Лопухов ради нее оставил медицину перед самым окончанием академии, пошел в управляющие к капиталисту и стал отменным менеджером, а впоследствии предпринимателем. Его лучший друг Кирсанов, ученый медик, подложил-таки ему свинью - полюбил Веру Павловну, которая поняла, что мужа не любила, а любила Кирсанова. В общем, образовался пресловутый треугольник. Развязался он странно, по Высоцкому: «Друг всегда уступить готов место в шлюпке и круг. Ну а случится, что он влюблен, а я на его пути - уйду с дороги, таков закон, третий должен уйти». Лопухов, чтобы не мешать, инсценирует самоубийство и исчезает.
Это как-то малоправдоподобно, литературно. В ту же эпоху другие «новые люди» иначе решали эту проблему. Герцен, узнав об измене жены с его другом - немецким поэтом Гервегом (дружили семьями, жили под одной крышей), писал Огареву: «Вызову его на дуэль и пристрелю как собаку» («Былое и думы»).
Но Чернышевский все выстроил иначе - его «новые люди» исключительно благородны и самоотверженны.
Человек выдающийся, серьезный ученый, страдалец за идею - Чернышевский не был ни революционным демократом, ни экстремистом. Его философские воззрения были сложны, в их основе  гуманизм, человечность. Он понимал, что социальный взрыв возможен, но считал, что пользы от него не будет. Историки доказали, что Николай Гаврилович не разворачивал агитации, не писал прокламаций, за что был посажен в крепость, а затем отправлен на каторгу. Найден подлинник вменяемой ему в вину прокламации с призывом «К топору зовите Русь!». Она написана анархистом Бакуниным, в котором современники отмечали «способность жить за чужой счет и не делать различия между карманом чужим и своим».
Роман Чернышевского был взят за образец нашей советской педагогикой. Педагогический идеал для Чернышевского - это всесторонне развитая личность, готовая к саморазвитию и самопожертвованию ради общественного блага.
Чернышевский считал человека венцом творения, изменчивым, деятельным существом. И утверждал: чем лучше будет жизнь, тем лучше будет и общество, и каждый человек в отдельности.
Я думаю, что вовсе исключать роман Чернышевского из круга чтения старшеклассников не стоит. Тем, кто любит книгу, а не только компьютер, я рекомендую этот роман как увлекательное чтение, заставляющее думать и действовать. Будущее светло и прекрасно - какой оптимизм! Пожелание молодым читателям - думайте, что это сказано о вас и о вашей дальнейшей жизни, а не о жизни отдаленных гипотетических поколений.

NB! Полную версию текста читайте на нашем сайте http://ug.ru/article/848