...Наш сын, закончив Калининградское военное училище, обзавелся семьей далеко от дома (в Сибири) и, обремененный новыми заботами, стал редко писать, заменив письма домой телефонными звонками: «У нас все хорошо, Ванюшка пошел в 1-й класс. Не волнуйтесь, берегите себя...»

Ах, как этого было мало материнскому сердцу! И я - в который раз! - доставала толстую пачку уже пожелтевших от времени писем, написанных аккуратным мальчишеским почерком. Когда-то мы читали эти письма от сына-курсанта вслух, всей семьей.

Андрей писал нам часто, тепло отзывался о своих командирах, новых друзьях, условиях быта, описывал часы занятий и отдых - и наша родительская тревога понемногу таяла, в душе поселялось спокойствие.

Андрей получал из дома больше писем, чем другие курсанты, и это помогало ему быстрее привыкнуть к жизни в иных условиях. Я писала ему о школе, о друзьях-подругах, а сестренка и бабушка - о доме и дружном дворе, соседских ребятах и их играх. Мы писали, что нам так не хватает его шуток, приколов, ласковых обращений. Так сыну передавалась наша любовь к нему, а мы в его письмах тоже многое прочитывали «между строчек» - например о том, как нелегко стоять на вахте...

Мне очень хотелось, чтобы мои одиннадцатиклассники задумались над тем, что значат письма в нашей жизни. Конечно, можно дать им примеры из жизни великих людей. Но важно, чтобы ребята сами порассуждали на эту тему. Ведь скоро они закончат школу, разъедутся в разные города. Неужели им не будут нужны письма?

Беседу в классе я предварила прослушиванием песни на стихи Есенина «Письмо к матери». Исполнили ее сами ребята. Вписалась в тему и сценка по рассказу Ю.Яковлева «Реликвия». Разговор у нас получился откровенным.

- Мы просто иногда боимся выглядеть старомодными, - сказал Костя, - а на самом деле каждый из нас с удовольствием бы получил письмо от друга хоть сегодня! Может быть, это и обидно, но все же стоит признаться, что мы ленивы и далеки от совершенства. А письма требуют от человека терпения, вдохновения и определенной культуры.

- Я согласна с этим, - поддержала Костю соседка по парте, - дело все в том, что мы просто не умеем писать. Я расскажу вам, как я потеряла друга.

В прошлом году наша семья гостила в Одессе. Там я познакомилась с очень интересным юношей. Мы играли в волейбол, купались и загорали, спорили о книгах, которыми обменивались. Расставаться было грустно, но мы обещали писать друг другу. Как я ждала его письма! Когда же оно пришло - умное, непринужденное, с шутками и милыми намеками на встречу, я совершенно растерялась - оказывается, я совсем не умею писать! Сколько бумаги перепортила, злилась на себя, сколько бессонных ночей провела, но так и не написала. Побоялась показаться глупой...

- Ну и зря!, - возразила ее подруга Лена. Помните, мы читали письма Чехова к Лике Мизиновой, к Ольге Книппер... Ведь не умничал, а писал как думал - шутил над собой, иронизировал даже. Например: Кланяюсь вам низко, так низко, что лбом стукаюсь о дно своего колодезя...» Или: «Пишите мне чаще, а то я утоплюсь или женюсь на ползающей сколопендре».

Мы просто не умеем писать. Как-то сестре пришло письмо от подруги, она быстро пробежала глазами - и все, лежит письмо уже месяц на холодильнике. Спрашиваю: «Ты почему не отвечаешь на письмо? А она: «Было бы на что отвечать! Спрашивает, какая у вас погода? Какие новости? Скукота!»

Да, Чехов тоже писал и о настроении, и о погоде, но это как бы между прочим, зато в его недлинных письмах - его жизнь, мысли, чувства!

Ребята приводили собственные примеры, цитировали писателей. Тема «Письма в нашей судьбе» оказалась актуальной. И хорошо, что мы ее подняли.

Я убеждена, в нашей жизни эпистолярный жанр очень нужен. И мы, учителя, многое можем сделать в этом направлении. Помните, как говорил академик Лихачев: «Каждый человек должен так же хорошо писать, как и говорить. Речь письменная или устная характеризует его в большей мере, чем даже его внешность или умение себя держать».

Нина КОЗЛОВСКАЯ, учительница русского языка и литературы, Правдинск, Калининградская область