- Не наигрался в детстве в самолетики, - смеется над собой 46-летний пилот. - Посадил дерево, построил дом, вырастил дочь и сына - 22 и 26 лет.  Что еще делать?  Человек должен чем-то заниматься, иначе  пьянство, женщины...
- Самолеты лучше женщин? - я сочла долгом обидеться исключительно из дамской солидарности.
Но Александр был невозмутим:
- Мороки столько же, но самолету я ничего не должен.  Перемещаться в воздушном пространстве - огромная степень свободы. А женщины... Ну  куда от них  деться? Частенько беру с собой жену.
Вспомнился американский писатель и летчик Ричард Бах, автор «Чайки Джонатан Ливингстон», такой же страстный любитель неба и покоритель женских сердец. Что ж, о таком мужчине можно только мечтать...

- Я лечу, а вы ползете! - горланю я, зажав микрофон пальцами,  чтобы не оглушить пилота. Наушники снимать нельзя - в четырехместном самолете «сессна» грохот такой, будто мимо проносятся поезда.
На самом деле мимо не проносятся даже пернатые, хотя Андреев говорит, что мы на высоте птичьего полета. Я специально заранее посмотрела в Интернете, какие пичуги машут крыльями в 600 метрах от земли. Выяснилось, что утки-кряквы.
«Сессна» совсем не похожа на солидные «Ту» или «боинги», на которых возят пассажиров в дальние рейсы. Это нечто вроде огромной стрекозы - почти прозрачные крылышки, тонюсенькие ножки-шасси. Чтобы подняться в воздух, двое мужчин просто поднатужились и выкатили аппарат из-под навеса на взлетную полосу, которая тоже, строго говоря, и не полоса вовсе, а чистое поле. Аэропорт в райцентре Марьяновка, где находится ангар Александра,  на солидные машины не рассчитан.
-  Самолет всегда хочет поднять вверх хвост, а я его осаживаю. Чем больше осаживаю, тем больше увеличивается сопротивление. Конструкция-то старая, 1951 года. «Сессна» была придумана для военных, во Вьетнам поступала на вооружение. Та была неудачная - два двигателя, но второй нужен только в случае отказа первого, а первый  ест топливо,  как лошадь. В гражданской авиации самолет легче на тонну, имеет один двигатель и летит быстрее. Вот на нем и поднимемся, - увлеченно рассказывал Александр перед полетом, не замечая разливающейся по моему лицу  бледности.
Вообще о самолетах он может говорить бесконечно. Хотя для Андреева это не бизнес, а хобби.
- Первым у меня был тихоход большой грузоподъемностью Ан-2, летал на 500 километров от города, - вспоминает Саша. - Мне он стал неинтересен, продал, купил другой, сейчас уже седьмой отремонтировал. Почти приблизился к идеалу - «сессна» может пронестись 3,5 тысячи километров. К тому же почти весь авиапром СССР развалился после 1991 года, сейчас отремонтировать «Як» и «Ан» дороже, чем исправить импортный, а  самая большая проблема в том, что невозможно  купить запчасти - производства нет.
Обслуживание же «старенькой иномарки» соизмеримо с обслуживанием автомобиля. Покупаю за границей старые, но работающие аппараты - 40-60 лет, их ресурс при этом еще не выработан. Реставрирую, летаю сам, вожу  друзей на рыбалку, охоту, просто в путешествия... Не могу сказать, что для меня купить самолет просто. Лет в 30 я понял, что не могу без неба, но только в 40 сумел накопить на первый самолет. Не олигарх я, приходится много работать. Зато теперь не завишу от расписаний - сажусь и лечу: в Крым, во Владивосток, в Карелию.
Надо сказать, что самолеты - для суперответственных мужчин. После ремонта старый самолет проверяет профессиональный летчик-испытатель, приезжает специальная комиссия, делает комплексную проверку. Только получив сертификат годности Межрегионального транспортного управления, можно летать. Но сначала нужно получить права. Водительские удостоверения всех категорий вплоть до тракториста у Андреева есть, квадроциклы и  маломерные суда тоже освоены. Экзамены  по пилотированию самолетов и вертолетов, утверждает он, самые сложные.
- Сначала учился в ДОСААФе, потом в Казанском  авиационном центре, - рассказал Саша. - Начал с 2000 года и постепенно осваиваю разные самолеты. Хуже всего медкомиссия. Проверяют, как Гагарина! Маску на голову надевают, психолог полтора часа терзает. Притом что я не коммерческий пилот, перевозками не занимаюсь. Просто с  советских времен нормативы не пересматривали.
Впрочем, прошлое он вспоминает чаще с ностальгией. Ангар, где ремонтируются самолеты, завешен портретами Ленина, переходящими вымпелами и лозунгами страны Советов.
- Была бы  машина времени, я бы вернулся в 70-е, - признался мой герой. - Мы тоже  не за деньги работаем, а за идею.
«Мы» - это еще и 25-летний Алексей Зотин, а также 30-летний Александр Бронников, его помощники и товарищи. Алексей - позолотчик, собирается поступать в вуз, Александр - бизнесмен и педагог по совместительству. Зотину все интересно,  Бронников прибился к ангару от тоски - два года назад закрыли авиакружок, который он вел почти бесплатно. Отчаянный перелет до Диксона Александры совершали вместе. Первый - в 2013 году. В нем приняли участие три современных воздушных судна малой авиации. Андреев ни много ни мало хотел повторить перелет легендарного полярного летчика Василия Молокова 1935 года, преодолевшего  более пяти тысяч километров.
- Побывать в Заполярье - дело чести для каждого пилота, - говорит Андреев. - Тем более на Диксоне,  самом  северном в мире населенном пункте. Хочется быть похожими на тех парней, которые покоряли  Заполярье, окунуться в ту эпоху. Потому мы и в военную форму оделись.
Деревянных По-2 - «небесных тихоходов» - в России, по словам Александра,  осталось не больше пяти. Большинство ушло в металлолом. Он умудрился купить экземпляр у таких же энтузиастов, как сам, старики-авиаинженеры собрали его по чертежам 1939 года. На полеты у них уже не хватило сил...
- Мало сейчас осталось таких людей и таких самолетов... - вздыхает летчик.
Через год отправились вдвоем, ничего никому не доказывая, просто хотелось вернуться на Диксон. Уже на «сессне», машине времени, перенесшей их в иную жизнь.
- Это удивительное место, удивительные люди. У них жизнь нисколько не изменилась с советской поры. Живут там чуть больше 600 человек, 134 из них - дети, им все лучшее. Живут небогато - там все очень дорого из-за трудностей доставки. Трудно - полярная ночь, температура летом выше 6 градусов тепла поднимается редко. Но дружно. Машины не только не запирают, но и оставляют в них ключи зажигания, а вдруг кому-нибудь «безлошадному» срочно понадобится?
Друзья у Александра есть даже в глухой тайге - есть в Омской области такое поселение, куда он доставляет продукты, воду, соль, спички. Причем товарищи у него всех возрастов - ребятишек тоже катает с удовольствием  по просьбам учителей или родителей. Обещала приехать делегация из омской школы №55, где организован единственный в регионе музей космоса. Свои же люди, как не поделиться увлечением,  счастьем, свободой?

Омская область

Ричард Бах
Отрывки из книги «Биплан»


«И вдруг земли больше нет. Яркие крылья плавно поднимаются в небо, двигатель грохочет на дне своей пустой бочки, большие колеса, все еще вращаясь, повисают в воздухе. Ты только прислушайся! Ветер поет в расчалках! И вот оно все тут, вокруг меня. Оно совсем не пропало, не затерялось в пожелтевших пыльных альбомах с потемневшими от времени пыльными фотографиями. Этот дух, он здесь, прямо сейчас. Этот свист в ушах, этот развевающийся шарф - это ветер! Вот он тут и дует на меня так же, как дул в свое время на первых летчиков...»
«Разыщи древний самолет, сделай пару прокачек, крутни сверкающий пропеллер - и можешь двигать окружающее тебя время куда пожелаешь, можешь отлить его в более изящную форму, придать его очертаниям более привлекательное выражение. Эта машина для тех, кто хочет вырваться на свободу. Поднимись в кабину, пощелкай переключателями, покрути клапаны, запусти двигатель, поднимись с земли в огромный, вечно неизменный океан воздуха, и ты хозяин собственного времени».