И как раз федеральный государственный образовательный стандарт основного общего образования по литературе (утвержден приказом Минобрнауки РФ №1897 от 17 декабря 2010 года) предоставляет возможность особое внимание уделить  формированию у  учащихся ценностных ориентиров, художественного вкуса, творческих способностей. Решение этих важных задач требует сбалансированного, ориентированного на логику предмета подхода к организации учебного процесса. В соответствии с требованиями стандарта процесс изучения литературы основан на применении системно-деятельностного подхода. Преподавание литературы в школе строится на педагогических и методических принципах следующих типов: организационные, мотивационные, эстетические.
В настоящее время нам с вами, практикующим учителям литературы, нужно уделять большое внимание мотивационным принципам преподавания литературы. Хотелось бы остановиться на  некоторых из них.

Личностный принцип
Изменение парадигмы образования, основанное на признании личности учащихся в качестве равноправных участников процесса обучения, утверждение субъект-субъектных отношений выдвигают личностный принцип в качестве одного из основных при изучении литературы. Литературное произведение предполагает личный, частный разговор писателя и читателя, при этом в полной мере реализуется право читателя на собственное прочтение, выделение доминантных составляющих, наиболее значимых для личности в момент чтения, и раздумий по поводу прочитанного. Учитель в полной мере должен учитывать это обстоятельство, моделируя педагогические и методические ситуации таким образом, чтобы произведение не прошло мимо образно-эмоционального, нравственного опыта школьника и обогащало его.
Специфика предмета «Литература» заключается в том, что он не дает окончательных решений или готовых правил. Важно, чтобы ученик не искал рецепты и точные ответы, а соотносил происходящее в художественном произведении с собственным опытом, волнующими его проблемами, учился ставить перед собой вечные вопросы, сопереживая героям. В связи с этим перед учителем встает важнейшая задача: организовать процесс прочтения произведения таким образом, чтобы он был мотивирован потребностями личности. Это необходимо для реализации одной из центральных целей изучения литературы в школе - выработки у школьников потребности в самостоятельном, инициативном и системном чтении.
Как это происходит на практике? Расскажу о своем опыте. Каждый новый учебный год начинается для меня и моих учеников не 1 сентября, а 1 июня, когда они получают список «летнего» чтения. Если относиться к нему как к формальности, результат тоже будет огорчительным: первый урок по литературе всегда посвящен обсуждению летней программы и обязательно заканчивается либо контрольным тестом (для малышей), либо творческой работой (для старшеклассников). Почему такая дифференциация? Пяти- и  шестиклассников важно приучить читать летом, чтобы они знали,  что их обязательно проверят в сентябре по эксклюзивным тестам, ответы на которые в Интернете не найдешь. А старшеклассники читают, зная, что качество чтения будет проверено на уровне анализа идеи и проблемного своеобразия произведений. В начале сентября я получаю, так сказать, «первичный замер», результат ознакомительного, эмоционального восприятия серьезных произведений, которые мы будем изучать основательно на уроках литературы в учебном году.
Так, в минувшем учебном году своим девятиклассникам 3 сентября я предложила поделиться восприятием того произведения, которое впечатлило их летом больше всего. Приведу, с вашего позволения, довольно обширную цитату из одного сочинения:
«...В силу обстоятельств читать я начал лишь во второй половине лета. Творение А.С.Грибоедова «Горе от ума» было первым. Прочитал я его довольно быстро, потому что в нем была интрига до самого конца. Интрига заключалась в том, что я ждал начала сюжета, но вместо этого получил много нелепых рифм (уж простите, привожу без купюр. - Автор.) и совсем невыдающийся вывод.
Вторым произведением стала поэма Н.В.Гоголя «Мертвые души», а третьим - «Евгений Онегин» А.С.Пушкина, их я объединю. В обоих произведениях довольно-таки интересное начало, но потом лавиной идут «лирические отступления», которые я не просто не люблю, а ненавижу! Они-то и портят впечатление от прочитанного, хотя я понимаю, что именно в них раскрывается «таинственная русская душа».
Но перейдем к хорошему, а именно к произведению М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени», которое мне понравилось. От него я ждал разочарования, зная любовь автора к описанию гор и лесов. Однако мы, читатели, получаем сначала интересную историю о Печорине, герое своего времени, а потом читаем дневниковые записи самого Печорина, и эти эпистолярные откровения убеждают: таков уж современный герой - жестокий и циничный материалист. Как было интересно получить такого персонажа после абсолютно ничем не примечательных личностей (ох уж этот юношеский максимализм) из предыдущих шедевров русской классики расстроенному читателю, то есть мне...»
Возможно, некоторые мои коллеги захлебнутся праведным гневом: разве можно так категорично о выверенных классических образцах? Я же воспринимаю все написанное положительно: во-первых, это искренно, во-вторых, аргументированно, в-третьих, самостоятельно, а самое главное - это первое чтение, которое наверняка претерпит изменение. К тому же мне становится ясно, как выстраивать работу на уроках по творчеству писателей, о которых идет речь.
Чтобы «реабилитировать» комедию А.С.Грибоедова, например,  я провела пошаговый анализ действий классицистического произведения, организовала работу над литературным монтажом афоризмов, перекрестными характеристиками персонажей, анализом ключевых монологов героев комедии. Мы создали кластер по системе образов произведения, развернули дискуссию над смыслом названия комедии и проблемами новаторства и жанра произведения, в кейсовой технологии противопоставили «век нынешний» и «век минувший», нарисовали портрет молодого поколения в комедии А.С.Грибоедова, проанализировали в «аквариумном обсуждении» статью И.А.Гончарова «Мильон терзаний» и вышли на финишную прямую итоговых сочинений по «Горю от ума». Каков результат? Приведу вновь цитату из сочинения все того же «бунтовщика»:
«А.С.Грибоедов, разумеется, гениален. В этом маленьком монологе («А судьи кто?») он смог передать многие пороки фамусовского общества, идеалы молодых и умных дворян, таких как Чацкий, и идеалы консерваторов типа Фамусова... В чем еще заключается гениальность Грибоедова и его комедии? В том, что она актуальна до сих пор. По сей день процветают коррупция и кумовство, лицемерие и социальное неравенство. Однако до сих пор есть и такие люди, как Чацкий (академик А.Сахаров, ученый Д.С.Лихачев, писатель А.И.Солженицын), которые понимают, что и один в поле воин... И пока они есть, есть и жизнь, и прогресс в науках, искусстве, общественной жизни. Благодаря им мы знаем, что такое нравственность, человечность и мораль...»
Разве это не то самое умение соотносить «происходящее в художественном произведении с собственным опытом», которое следует воспитывать в соответствии с требованиями ФГОС? Разве это не тот самый «личный, частный разговор писателя и читателя», при котором в полной мере реализуется право читателя на «собственное прочтение, выделение доминантных составляющих, наиболее значимых для личности в момент чтения и раздумий по поводу прочитанного»? Разумеется, при умелой навигации педагога и при соблюдении следующего важного принципа, о котором идет речь в документе, попавшем в фокус нашего внимания. Итак, деятельностный принцип преподавания литературы в рамках ФГОС нового поколения.

Деятельностный принцип
Активная и заинтересованная деятельность учащихся в процессе изучения художественного произведения - одно из условий самореализации личности. Моделируя различные ситуации, выбирая те или другие пути изучения текста, учитель всегда должен думать о том, когда, как и в какой степени задействовать инициативу школьников с учетом их индивидуальных возможностей и потребностей, чтобы ученик не просто выполнял задание, а мог сказать сам себе: «Я это сделал! У меня это получилось!» Следует приучать школьников к мысли о том, что важно не просто прочитать текст, но чтобы чтение подтолкнуло к целостному восприятию художественного произведения в контексте творчества писателя с учетом литературного процесса отдельного периода, той или иной эстетической системы и т. д.
Наиболее продуктивно деятельностный принцип осуществляется при выдвижении гипотезы, составлении тезисов, обобщающих выводов, при различных видах исследовательской работы, в том числе в процессе применения проектных технологий.
 Поясню опять на конкретном примере. Всегда с трепетом приступаю к осмыслению «Слова о полку Игореве». Слог произведения - тяжелый, события, отраженные в нем, -  далекие, образы - сложные. Исторический контекст надо дать предельно четко и живо, доступно современному читателю и убедительно. А самое главное - всегда страшусь промахнуться мимо того, что присуще лучшим образцам русской литературы: трагизм и щемящая пронзительность, эмоциональная напряженность, свет и чистота. И хороший, не картонный, близкий каждому патриотизм. Поэтому бережно, через совместное исследование истории создания «Слова...», исторической основы древнерусского памятника, его идеи, композиции, неразгаданных загадок, создание условного портрета автора «Слова...» приходим к пронзительно точной оценке этого произведения, созвучной словам В.Г.Белинского: «Это прекрасный благоухающий цветок славянской народной поэзии, достойный внимания, памяти и уважения». Отрадно видеть в сочинениях учеников нравственную эволюцию читательского опыта: «Любая древняя литература у меня не вызывала интереса никогда. Именно поэтому к прочтению «Слова...» я подошел без всякого энтузиазма. Я не ожидал того, что главная мысль этого древнего произведения актуальна до сих пор. Звучит она так: «Сила в единстве». Я понял, что не следует отделяться друг от друга, как это случилось на постсоветском пространстве. Лишь немногие страны, отделившиеся от СССР, все еще стабильны. Целый ряд государств Средней Азии имеет огромные финансовые проблемы, их граждане пополнили ряды незаконных мигрантов, бедствуют на чужбине, а порой и вовсе вовлечены в кровавые события братоубийственной войны, как это происходит на Украине. А ведь раньше это были процветающие государства. Жаль, что не услышали люди пронзительного призыва автора «Слова...» к единству - главного, из-за чего произведение достойно внимания современников. Так что к прочтению рекомендуется!»
Мне кажется, это то самое «творческое чтение» как метод преподавания литературы (по Н.И.Кудряшеву), которое рекомендует стандарт нового поколения. Для реализации этого метода необходимо использовать при подготовке к изучению произведения и при его характеристике (анализе) принцип повторного чтения. Первоначальное чтение, как правило, не способствует глубокому проникновению в содержание, образный мир произведения, не позволяет ученику понять и охарактеризовать авторскую и художественную идею текста, так как, по определению Г.А.Гуковского, является чаще всего наивно-реалистическим.
В процессе повторного чтения возможно выполнение следующих видов работы: выделение эпизодов, нахождение ключевых слов для разнообразных характеристик, составление различных видов плана, составление тезисов, разнообразные творческие работы, участие в исследовательских проектах и т. д. Когда мы поработали над образной системой лермонтовского «Героя нашего времени», в качестве домашнего задания мои ребята получили предложение составить синквейны о героях романа. Некоторые поразили меня точностью определений:

Печорин
Скучающий, мудрый
Грустит, рискует, разрушает
«Славный был малый, смею Вас уверить; только немножечко странен»
Скука

Максим Максимович
Доблестный, славный
Воюет, командует, наставляет
Сейчас пятидесятилетний капитан числится интендантом, а пять лет назад он еще был строевым офицером
Служба

Бэла
Высокая, тонененькая
Скучала, страдала, умерла
«И точно она была хороша»
Безысходность

Казбич
Храбрый, ловкий
Разбойничает, теряет, мстит
«Он был не то, чтоб мирной, не то, чтоб немирной»
Лихость

Доктор Вернер
Умный, циничный
Лечит, мудрствует, спасает
«Вернер человек замечательный по многим причинам»
Изучение

Грушницкий
Раненый, ревнивый
Любил, ревновал, погиб
«В его душе много добрых свойств, но ни на грош поэзии»
Ревность

Княжна Мери
Молодая, красивая
Любила, пострадала, болела
«Эта княжна Мери прехорошенькая»
Легкость

Наверное, неудивительно, что большинство моих ребят выбирают для итоговой творческой работы всегда острые, проблемные темы:
- «Неужели зло так привлекательно?» (По роману М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени».)
- «Скверно вы живете, господа» (по рассказам А.П.Чехова).
- Одиночество среди людей (по рассказу А.П.Чехова «Ионыч»).
- «Преображение Марии» (по повести В.Закруткина «Матерь человеческая»).
- «Зеркало души - ее деяния» (по очерку Н.С.Лескова «Леди Макбет Мценского уезда»).
 И так далее.
Принцип повторного чтения неразрывно связан с диалоговым принципом преподавания литературы. В основе принципа лежит понимание процесса изучения литературы как диалога культур, при котором происходит отказ от монологического мышления. В художественном произведении аккумулирован опыт прошлого и намечен опыт будущего, художественное произведение всегда направлено на другого; именно поэтому при его анализе принципиальное значение имеют контекст, контекстное окружение. Не секрет, что сегодня, к сожалению, многие школьники не понимают даже на буквальном уровне текст, написанный в XIX веке, многие не воспринимают стихотворный язык. Сегодня школы и учителя очень разные, кто-то не может творчески работать, находясь в прокрустовом ложе стандартов и отчетов, а есть учителя (я отношу себя к их числу), которые чувствуют себя намного свободнее, чем это было в начале профессионального  пути. Отдаю себе отчет: я имею дело с поколением виртуальных детей. Они вообще по-другому строят отношения с миром, и преподавать им литературу по старым методикам как минимум наивно. Более того, универсальных рецептов, как это сделать эффективно, просто нет. Иногда срабатывают совершенно камерные приемы (по окончании изучения «Евгения Онегина» мы отправились на премьеру одноименной  оперы П.И.Чайковского, и это произвело потрясающий эффект!), иногда работают современные технологии (как это было на уроке «Фруктовый сад души В.В.Маяковского»), иногда цель достигается просто откровенным разговором на тему, которую подсказало содержание классического произведения («В дружбе один всегда раб другого», по лермонтовскому роману). И знаете, какое самое удивительное открытие я сделала по окончании этого учебного года, когда к нам уже поднялись «фгосовские» ребятишки? Они очень скучают по красивому и сочному русскому слову. Именно об этом мои ученики написали мне в анкете, когда я попросила их в рейтинговом порядке выстроить те приемы и технологии, которые мы используем на уроках литературы. Больше всего им запомнились мои «литературные стендапы», как они охарактеризовали лекторные занятия. Не думаю, что это проявление пассивного отношения к урокам литературы. Скорее это созерцательное, зрелое, бережливое отношение к русскому слову, ведь «с русским языком можно творить чудеса. Нет ничего такого в жизни и в нашем сознании, что нельзя было бы передать русским словом. Звучание музыки, спектральный блеск красок, игру света, шум и тень садов, детский шепот и шорох морского гравия. Нет таких звуков, красок, образов и мыслей... для которых не нашлось бы в нашем языке точного выражения» (К.Г.Паустовский).
Поэтому опасения моих коллег по поводу опасности «наступления» государственного образовательного стандарта кажутся мне абсолютно беспочвенными. И литература, и русский язык не нуждаются в том, чтобы их  фильтровали, защищали или боялись каких-то строк. Именно благодаря русской литературе наш народ духовно сохранился, несмотря на страшные потрясения XX века. И федеральный государственный образовательный стандарт основного общего образования по литературе, на мой взгляд, способствует так необходимому сегодня повышению статуса литературы в обществе. Важно помнить другое: главную роль в литературном образовании играет, безусловно, учитель. Нет большего зла для литературы, чем плохой педагог, который может на всю жизнь отбить у человека охоту читать художественную литературу. Так что «неча на стандарт пенять», дорогие коллеги...

​Светлана Колесниченко, учитель русского языка и литературы средней школы №9 города Гукова Ростовской области, победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России-2013»