Когда Женька заканчивал девятый, в классе сидели трое мальчишек и четыре девочки: школа - сельская девятилетка, и народу в ней училось сорок с небольшим. Учителей шестеро, пятеро из них Женькины односельчане, включая отца, учителя биологии и географии. А шестая учительница приходила из соседнего села, математику вела. Потом что-то там у нее в семье не заладилось, и она из школы ушла, а геометрия с алгеброй «зависли» как раз посреди учебного года. Спрашиваю у Женьки, как же они из такого трудного положения выходили?

- С трудом, - отвечает. - Учителя между собой поговорили, и пришлось отцу за учебники засесть. В город съездил, книжек набрал, и полгода мы его в семье, можно сказать, не видели. Придет с уроков - опять за учебники, в задачках до ночи разбирается. У нас в селе как раз газ тянули, так нам с матерью пришлось самим со всеми проблемами разбираться - и с рабочими договариваться, и деньги искать.

- А почему именно твой отец взялся вести математику, почему не физик, например? Ему-то этот предмет ближе.

- Ближе, конечно. Только у нас физик уже историю вел, и ему трудно было бы с алгеброй возиться...

- Физик - историю? И как у него получалось?

- Это все от человека зависит и от предмета. Например, мой отец, когда на него математику навесили, иногда и ночью сидел: задачи прорешивал, планы уроков составлял. А история - другое дело. Наш физик на урок приходил, мы учебники открывали и сначала параграф читали, иногда вслух по очереди. Он-то тоже ведь слушает сидит. Ну а потом все вместе на вопросы отвечали, те, что в конце параграфа. Скучно, конечно, и никаких дополнительных сведений, но зато дома ничего учить не надо. На уроке успевали.

В сельских школах положение не из легких. И дело не только в том, что предметы ведут «по совместительству». Самая свежая новость - слияние классов. Говорят, совсем скоро разновозрастных ребятишек опять будут обучать вместе на одном уроке.

О том, так ли это, я спросила у директора Докучаевской школы Таловского района Татьяны Лазаревой:

- Да, ставится вопрос о слиянии классов - первый с третьим, второй с четвертым. Хотят, чтобы в одном классе было не 7-9 человек, как у нас сейчас, а 16-18. Экономически это выгоднее, но за счет чего получается выгода? За счет сокращения ставок. Например, при таком слиянии сокращается полставки завуча, хотя количество детей остается то же. Сокращается полставки заместителя по воспитательной работе и половина ставки пионервожатой. Ожидается, что и завхоз из школы исчезнет, его обязанности лягут на плечи директора. Полставки рабочего тоже из школы уберутся. Печальная перспектива.

При этом, как говорит Татьяна Ивановна, школа остается та же, и детей столько же. Но кто будет обслуживать школьное хозяйство? Если вспомнить, что завуч тоже получается «половинный», то выходит, что на директора ложится как хозяйственная, так и учебная работа. Как за всем этим уследить? И кто из хороших профессионалов - завучей, завхозов или пионервожатых - пойдет сегодня работать на полставки? Свою-то семью тоже кормить надо!

Еще одна проблема, которую никто не представляет, как решать, - кадры для совмещенных классов. Педагогический вуз не готовит учителей для работы одновременно в двух классах. Как преподавать? В городских школах со второго класса вводят иностранные языки и компьютерную грамотность, а в сельских что? Неужели учитель должен будет разрываться одновременно между двумя программами и возрастами? А если он еще и «совмещенец» на несколько предметов? Словом, «жить становится веселее»...

Воронеж