- Сергей Николаевич, откуда такой страстный интерес к Грибоедову? Ведь он входит в пантеон русских классиков, чей жизненный путь, кажется, изучен вдоль и поперек, чуть ли не поминутно. Неужели есть то, что историкам и литературоведам до сих пор о нем неизвестно?
- В том-то и дело, что как раз о Грибоедове мы практически ничего не знаем! На мой взгляд, это самая загадочная фигура в русской литературе, при этом еще и самая героическая! Он не умер в своей постели, не пал на дуэли, не стал жертвой государственных репрессий - он погиб в бою, с оружием в руках, выполняя долг перед Родиной.
А уж сколько тайн Грибоедов унес собой, нам даже представить сложно. Все в его жизни сплошная загадка, начиная от даты рождения. В одних бумагах он сам указывал 1795 год, в других - 1794-й, а в третьих - и вовсе 1790-й. И какая из них истинная, как разобраться? Мне все же кажется, что цифра 1795-й, выбитая на его могильном памятнике, самая верная: именно ее указала вдове поэта Нине Чавчавадзе его мать Анастасия Федоровна.
Не выяснена до конца история создания «Горя от ума», в которой фигурируют какой-то будто бы приснившийся автору сон, письмо, обещание, данное таинственной незнакомке. Что это за женщина, кем она приходилась Александру Сергеевичу, почему именно ей он обещал написать комедию?
Необычайно волнует меня вопрос, ответа на который найти пока не могу: где похоронен сын Грибоедова? Известно, что младенец прожил два часа и его успели окрестить Александром. Но все мои поиски в Тбилиси ни к чему не привели: никто не знает, где покоится прах Александра Александровича Грибоедова. Его нет в гроте на горе Мтацминда рядом с могилами родителей. Я специально поехал в Шуамту, где похоронен отец Нины, знаменитый военный, общественный деятель и поэт Александр Чавчавадзе. Вновь неудача. Теперь понимаю, что, видимо, нужно искать в Тбилиси на каких-то крошечных старинных кладбищах.
Тайна гибели Грибоедова не разгадана по сей день. Кто стоял во главе заговора против русского посланника? (А то, что это был заговор, сомневаться не приходится.) Кто руководил обезумевшей толпой религиозных фанатиков? Хитроумные британцы? Думаю, все куда глубже: Грибоедов пал жертвой кровавой и жестокой династической борьбы, а смерть его была всего лишь одним из ходов сложнейшей шахматной партии, которую не без помощи англичан разыгрывали между собой многочисленные претенденты на трон.
А вот вам еще одна тайна, самая, пожалуй, мрачная: есть версия, что, когда с трудом опознанное тело Грибоедова отправили в Россию, голова его осталась в Тегеране. Потому как обнаружили ее только через несколько лет, в середине 30-х годов, когда с высочайшего соизволения Мохаммед-шаха погибших русских дипломатов перезахоронили в армянской церкви Святых Фаддея и Бартоломея.
В прошлом году в Тегеране мне повезло попасть в эту церковь: она открывается всего раз в месяц. Познакомился со священником, мы долго разговаривали, он-то и рассказал мне эту историю и даже место показал, где, как он уверяет, покоится голова Грибоедова.
- К сожалению, ответить на большинство этих вопросов исследователи, наверное, не смогут уже никогда. Документы-то не сохранились...
- Бумаги Грибоедова - это настоящий детектив. Их будто какой-то рок преследовал. В 1826 году, перед арестом по делу декабристов, Александр Сергеевич собственноручно сжег часть своего архива. Летом 1854 года во время захвата Шамилем усадьбы Цинандали погибли все письма Грибоедова к жене. Остатки бумаг собрал его дальний родственник и один из первых биографов - Дмитрий Смирнов. Однако и его дом сгорел.
Но в Тегеране ходят слухи, что в 1829 году, после захвата русского посольства, все найденные там документы были тщательно собраны, вывезены и до сих пор хранятся где-то в архивах Ирана. Вот о чем мы сейчас должны хлопотать: о возвращении этих бесценных бумаг в Россию. Скорее всего именно там найдется и авторский экземпляр «Горя от ума», и якобы незаконченная «Грузинская ночь», и, возможно, наброски пьес о князе Владимире, о Федоре Рязанском, о войне 1812 года. Ведь черновики были, это доподлинно известно. Как известно и то, что в последние недели перед гибелью Грибоедов ежедневно отсылал в Россию письма, но они не доходили до адресатов - их перехватывали. И, убежден, эти письма существуют до сих пор.
С другой стороны, какие-то документы нам все же доступны. В ближайшее время хочу выпустить книгу «Последний год Грибоедова» и дать слово самому Александру Сергеевичу. Только за последние 12 месяцев жизни он написал 74 письма, их надо заново проанализировать, прокомментировать. Оставил он также интереснейшие путевые заметки. Через все это Грибоедов совершенно иначе раскрывается.
- Сергей Николаевич, кажется, что за то время, что вы боретесь с белыми пятнами в биографии поэта, он стал вам если и не кровным родственником, то уж точно близким человеком. Каким, как думаете, Грибоедов был в обычной жизни?
- Очень откровенным, это видно из немногих сохранившихся его строк к жене, из писем к лучшему другу Степану Бегичеву. Он ему честно признавался в том, например, что хотел застрелиться, а потом мечтал сделаться пророком. Безусловно, был он фантазером, мистификатором, задирой, авантюристом, первым русским разведчиком в конце концов. Сохранились истории о том, как в 1819 году он на свой страх и риск увел из персидского плена 158 русских солдат. Была погоня, драки - целый приключенческий роман, боевик даже, но в итоге все добрались до России. Или вот еще случай: наши войска штурмовали персидскую крепость Аббас-Абад. Грибоедов один отправился во вражеский гарнизон и уговорил коменданта сдаться, хотя прекрасно знал, чем ему может грозить подобный демарш: у всех еще свежо было в памяти предательское убийство на переговорах генерала Павла Цицианова.
Несмотря на всю свою внешнюю удаль, Грибоедов, как мне кажется, был человеком, бесконечно сомневающимся в своих силах и способностях. Все время переживал, достаточно ли у него таланта, нужно ли ему вообще браться за перо.
Служить вызвался сам. Ему предложили на выбор далекую, никому не известную Филадельфию - страшное захолустье по тем временам - и могущественную Персию. Он выбрал Персию, выучил фарси, даже стихи потом на этом языке писал. При этом службой страшно тяготился, но все равно не оставлял ее.
И конечно же, Грибоедов - вечный странник, не было среди русских поэтов большего скитальца, чем он. Из 34 лет жизни шестнадцать с половиной лет, с тех пор как ушел на фронт в 1812 году, он скитался. Домом собственным так и не обзавелся: жил то во Владимире, то в Брест-Литовске, то в Тифлисе, то в Петербурге. Я подсчитал, что он проехал примерно 50 тысяч километров. До Тифлиса из Петербурга, например, почти три тысячи верст, а он только туда и обратно ездил семь раз. Выходит, что в пути он провел около тысячи дней, а значит, тысячу раз ночевал на постоялых дворах, в лесу, в горах, в придорожных деревнях, где попало, одним словом.
Все знают, что Александр Сергеевич Грибоедов - талантливый литератор, музыкант, один из родоначальников русской поэзии и русского театра. «Горе от ума» разошлось на цитаты, которые мы употребляем в своей речи до сих пор, иногда даже не задумываясь об их происхождении. На мой взгляд, он внес не меньший вклад в развитие и формирование русского языка, чем Пушкин. Но при этом в отличие от Пушкина если и не забыт, то уж точно недооценен.
- Почему же недооценен? Любой школьник знаком с Чацким, «Горе от ума» до сих пор не сходит с театральных подмостков, а памятник Грибоедову - одна из главных достопримечательностей столицы.
- Да, все так, но вас не смущает, что, например, ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге нет музея Грибоедова? В столице, несмотря на то что он тут родился, нет даже улицы его имени или хотя бы станции метро. Я обратился к городскому правительству с предложением создать музей грибоедовской Москвы. Мне кажется, нужна большая общественная кампания, которая доказала бы чиновникам от культуры, насколько эта инициатива важна и своевременна. Было бы справедливо и в чем-то символично, если бы решение о создании музея власти приняли именно сейчас, в Год литературы и 120-летнего юбилея самого Грибоедова.
У Лермонтова в России 5 музеев, у Пушкина - 12. А у Грибоедова всего один: усадьба Хмелита в Смоленской области. Есть в этом какая-то несправедливость, не находите?
Кстати, я только что вернулся из Турции, из Эрзурума. Ехал туда по следам Пушкина, останавливаясь там же, где и он, в качестве путеводителя использовал его «Путешествие в Арзрум». Встречался с представителями городской мэрии, говорили с ними о создании музея Пушкина. Дело движется полным ходом: уже есть дом, где будет располагаться экспозиция. В создании ее турецким коллегам помогает наш Государственный музей А.С.Пушкина. Улицу, примыкающую к особняку, сделают пешеходной, на ней установят памятник поэту. Турки - народ дальновидный, они хотят развивать туризм, хотят, чтобы русские ездили не только на побережье, в Анталию или Стамбул, но и на северо-восток страны, пока что россиянам малоизвестный. Так что, как видите, Пушкину и за границей везет больше, чем Грибоедову на Родине...
- Сергей Николаевич, а почему, как думаете, русских поэтов так тянуло на Восток?
- Одних Восток манил своими богатствами, неземной роскошью. Что такое серые крыши Парижа по сравнению с блистательными, величественными мечетями Исфахана? Других привлекали особый стиль жизни, философия, известно, например, что Грибоедов изучал суфизм, есть версия, что он был посвящен в тайны зороастризма.
Но русские литераторы искали вдохновение не только на Востоке. Я планирую издать фотопоэтическую антологию, посвященную нашим писателям-путешественникам. Это будет целая серия, которая расскажет о Гоголе в Риме, Бунине на Цейлоне, Бальмонте в Японии, Гумилеве в Эфиопии, о Достоевском и Тургеневе в Баден-Бадене, о Тютчеве в Мюнхене, Маяковском в США, Бродском в Венеции. И список этот на самом деле бесконечен. Мне важно понять феномен вдохновения, которое первейшие наши поэты черпали в путешествиях.
С этой серией перекликается еще одна моя идея. Некоторое время назад я получил президентский грант и создал сайт travelstihi.ru. Сейчас это своеобразная поэтическая карта России, которую пока что я наполняю своими фотографиями и стихами, посвященными тому или иному уголку нашей страны. Но очень надеюсь, что уже в самом скором времени буду на этой карте не одинок: приглашаю всех фотографов и поэтов присылать на сайт свои работы. Чтобы постепенно мы опутали нашими строчками и рифмами не только Россию, но и весь мир.