Многие учителя литературы и начальных классов - я это знаю от них же - в сентябре собирают на проверку читательские дневники, которые дети должны по идее вести все лето. На самом деле для подавляющего большинства школьников  это чистой воды имитация, дневники пишут на скорую руку в последние дни (или ночи) перед сдачей учителю. Но это не так и важно. Важно, что на основании этого дневника учитель делает вывод о количестве и качестве прочитанного летом. А пока учителя в полном неведении и ничуть об этом не переживают. Списки всем розданы, напутственные призывные речи произнесены - остается только ждать. Результат зависит от самих детей, их зрелости и сознательности и в немалой степени от влияния на них родителей. Если мамы и папы смогут «додавить» своих чад авторитетом ли, лаской и уговорами, материальными стимулами или пинками и угрозами, то можно надеяться, что примерно половина списка будет прочитана. Поймут ли что-то дети в прочитанном, получат ли от чтения удовольствие и новый опыт, еще вопрос, но галка возле произведения будет поставлена и сюжет в кратком изложении будет красоваться в читательском дневнике. В скобках замечу, что внимательный учитель без труда поймет, когда отзыв списан с Интернета или пересказан с родительских слов.
О том, что читают школьники летом, знают кроме родителей работники детских библиотек. Знакомые библиотекари время от времени рассказывают байки из своей веселой (нескучной, во всяком случае) жизни. Все эти анекдоты можно отнести к жанру «нарочно не придумаешь» - в них трудно поверить, так они неправдоподобны. Хотя сами сотрудники абонемента уже не удивляются, когда дети спрашивают у них «Собаку Муму» ТУГЕРНИЕВА (нарочно точно не придумаешь!) и рассказы ПриФШина или, не испытывая ни тени сомнения, требуют «Огневушку-потаскушку», «Собачьи судьи», «Старосветских ямщиков», «Сына Полкана», «Садовника без головы», «ВерескОвый мед» и «МцырИ» (ударение на последнем слоге). К подобным просьбам за последние годы работники библиотек привыкли. И даже не смеются. Улыбку вызывает такое: «Мне книгу про джунгли братьев Маугли», «Дайте стихотворение Лермонтова «Герой нашего времени», «У вас есть «Бедная Настя» Карамзина?». Фраза «Дайте мне «Всадника без головы», я очень Гоголя люблю» стала хитом библиотеки. Или вот еще: «У вас есть «Пленник»? Ну как его - пленник... забыл какой...» Ему подсказывают: «Тебе «Кавказского пленника»?» «Да, да, точно! - и добавляет, получая книгу: - А еще у вас какие боевики есть?»
Такие перлы дети выдают, когда приходят за книгами без списка, воспроизводят фамилию автора и название по памяти. Или когда перечень произведений записан наспех под диктовку. Что слышат, то и пишут... Я, например, лет до семи в знаменитой пахмутовской песне «Надежда» четко слышала «Надежда - мой ком подземной», потому что компас не играл в моей жизни никакой роли. Вот и некоторые наши школьники (а чему удивляться?) не знают еще о Тургеневе и Пришвине. Почему раньше не было таких оговорок, а если и были, то единичные? Я не берусь ответить. Может, учителя больше детям читали на уроках, чаще произносили имена писателей - они были у всех на слуху. Фамилии и названия не путались, даже если человек книг не читал.
Но сейчас, летом, большинство юных читателей, по словам библиотечных работников, все-таки приходят за книгами с понятными, напечатанными учителями списками. Причем в библиотеки, которые на форуме «УГ» уже оплакали и похоронили, школьники ходят довольно активно. По словам библиотекарей, активнее, чем в прошлом году, а уж с позапрошлыми годами и сравнения нет. Нередко за книгами приходят родители - тоже со списком. Причем и дети, и взрослые воспринимают его не как рекомендованный, а как обязательный - они уверены, что все, в нем указанное, нужно прочитать. Списки у каждой школы свои, единого стандарта нет. Все зависит от программы и вкуса учителя. Встречаются экзотические названия, но есть хиты - они присутствуют во всех списках. Это, разумеется, классика. В том числе и зарубежная. Например, «Всадник без головы» Майн Рида, рассказы О.Генри и Эдгара По, «Над пропастью во ржи» Сэлинджера и романы Ремарка рекомендуются всем старшеклассникам, а книги Джека Лондона встречаются не в каждом списке. Зато в некоторых рекомендациях присутствуют Гавальда и Коэльо. Разумеется, во всех списках есть Брэдбери. Правда, почему-то учителя игнорируют «Вино из одуванчиков», рекомендуют лишь «451 градус по Фаренгейту» и рассказы. Из русской литературы второй половины XX века учителя активно рекомендуют школьникам лишь Солженицына («Матренин двор»), рассказы Астафьева и Распутина, но почему-то обходят вниманием Юрия Трифонова, Василия Шукшина, Виля Липатова, Василия Белова, Федора Абрамова и многих других интересных авторов. Современная литература, весьма разнообразная по стилю и тематике, в списках почти не встречается. Кто-то из учителей рискует включить в свои перечни Татьяну Толстую. Ну слава богу хоть ее! По собственному почину дети старшего возраста чаще всего спрашивают в библиотеке «Мастера и Маргариту».
В списках для читателей среднего звена, по словам работников книгохранилищ, первое место занимают мифы Древней Греции и былины, «Приключения Робинзона Крузо» и рассказы Сетона Томпсона, Марк Твен и очень много зарубежной приключенческой классики, но почему-то совсем нет Крапивина. Удивительно, но в списках для начальной школы редко увидишь произведения Гайдара - по-моему, это очень плохо. С современной литературой для детей - очень интересной и яркой - дело обстоит еще хуже. Ни Веркина, ни Востокова, ни многих других замечательных нынешних авторов... В списках для начальной школы из сегодня пишущих можно встретить Андрея Усачева.
Обидно, что учителя, формирующие читательский спрос молодого поколения, сами не очень ориентируются в море литературы. Программа, принятая министерством, служит им лоцией. Конечно, отчасти это хорошо, потому что если б ее не было, дело могло бы обстоять еще хуже. Что может посоветовать детям нечитающий учитель или любитель чтива? Думаете, это редкость? Отнюдь. Лично знаю словесников, причем немолодых, поглощающих в больших количествах детективы Устиновой, Донцовой и Марининой (так они, по их же словам, отдыхают от школы). Но это еще цветочки. На днях знакомая - профессор кафедры литературы одного из государственных университетов - принимала госэкзамен у бакалавров (большинство из них идет прямиком в школы, единицы - в магистратуру). Одной из выпускниц достался вопрос по творчеству Чехова. Она не смогла назвать ни одного чеховского произведения, а когда напрягла все свои извилины, вспомнила единственное: «Дом с механизмом» (скорее всего смотрела фильм «Неоконченная пьеса для механического пианино» и помнит, что он каким-то образом связан с Антоном Павловичем). Конечно, получила студентка неуд, но на следующий год пересдаст и, будьте уверены, получит диплом. И это, к сожалению, не такой уж редкий случай. О снижении общего уровня выпускников говорят почти все, кто работает в высшей школе. Так что программа - благо несомненное.
Но неужели дети летом читают только по спискам? С таким вопросом я приставала к моим информаторам. В основном да - таков был их ответ. Есть единичные случаи свободного выбора чтения, независимого от рекомендаций учителей. В одной библиотеке Нижнего Новгорода есть, например, уникальный читатель - 10-летний Вова Бондаровский (читатели, запомните это имя - мальчик явно из породы Ломоносовых!). Он проводит в читальном зале целые дни, его запросы ставят в тупик библиотекарей, привыкших совсем к другим читательским просьбам. Буквально на днях мальчик попросил найти ему книгу, в которой были бы старинные названия всех современных государств. А на следующий день попросил книгу, в которой есть сведения о Гальштатском королевстве. Вовой уже прочитаны все имеющиеся в библиотеке энциклопедии, сотрудники читального зала ищут для него специальные справочные издания. Сфера интересов мальчика пока ограничена историей и географией, но это скорее всего только начало. 26 июня у Вовы день рождения. Он уже поделился радостью - родители пообещали ему поездку в Дом книги. «Выбрал книгу?» - спросили его. Он выдохнул и через паузу торжественно произнес: «И не одну! Ведь в нашем книжном (супермаркете) совсем нет того, что мне нужно». Слава родителям, воспитавшим ТАКУЮ любовь к чтению.
Пример, мною описанный, конечно, редкий, но не единственный. В каждой библиотеке есть свой «музейный» экспонат - уникальный мальчик или девочка. И это радует. А еще радует, что в Год литературы молодежь хоть из-под учительской палки, но читать стала больше - это объективный факт. И библиотеки хоронить рано. Они, оказывается, многим нужны. Мои знакомые, работающие на абонементе, по их же признанию, сидят за своими рабочими столиками все реже - весь рабочий день бегают за книгами, которые просят дети. И это уже достижение!