«Орлеан» Андрея Прошкина заумным, несмотря на всю его фантасмагоричность, никак не назовешь. Да, происходящее в картине напоминает чей-то страшный, нелепый и кошмарно яркий сон, но из тех, что вызывает чувство дежавю: в некоем российском городке, кажется, состоящем из одной нескончаемой улицы, появляется странный дядечка с непонятной должностью экзекутор, который знает подноготную всех местных звезд, они же мерзавцы. Мало того, запугивает: мол, покайтесь, человеки, а то с вами такое начнется, что при жизни ад испытаете. Витийствующий сей персонаж просто создан для Виктора Сухорукова!
Вообще все герои получились настолько колоритными, что не знаешь, чьей заслуги здесь больше - сценариста (непревзойденного мастера глубоких историй Юрия Арабова), режиссера или самих артистов. Изумителен брутальный Виталий Хаев в роли местного шерифа - крестного отца, потрясает точнейший портрет врача-циника в исполнении премьера Театра Николая Коляды Олега Ягодина, Елена Лядова неузнаваема в маске примитивной местной красотки. Каждый из них омерзителен и одновременно уморительно смешон. За каждым - тяжкие грехи: аборты, подставы, коррупция, блуд. Но ведь все так живут, считают они и решают убрать этого надоедалу. Вполне конкретно расправиться, а ведь реальность расплывается под их ногами: офис экзекутора располагается в бывшем мужском туалете, где обитает огромный кот Гильгамеш (привет Булгакову и Пелевину!), а в приехавшем на гастроли цирке начинают натурально распиливать «граждан РФ» на две половинки (наложите эти картинки на музыку современной английской группы «The Tiger Lilies», и вы получите галлюциногенное ощущение от происходящего на экране). Ничем хорошим это закончиться, понятное дело, не может, и вот уже негодяи сами стремятся наказать себя пострашнее.     
Получилась фееричная современная притча-фарс о «хорошем маньяке», как говорит сценарист, точнее, о грехах и совести. Она есть даже у закоренелых циников, просто спрятана настолько глубоко, что становится отдельным персонажем, фантомом и призраком. Интересно, что ответственность за свои поступки - тему, центральную для классической русской литературы и культуры вообще, - не все понимают одинаково. Так, музыканты «The Tiger Lilies» даже выразили свое несогласие с позицией авторов фильма в титрах, потому что, как пояснил Арабов, для многих европейских интеллектуалов не существует понятия греха, для них это скорее эксцессы и «поле свободы» (вот вам одна из причин решения жюри).
Так что «Орлеан» не просто гротеск ради гротеска, не рядовая черная комедия. «Андрей Прошкин страшно рисковал, берясь за этот проект: могла получиться чудовищная белиберда, - выразил свою оценку картины Юрий Арабов. - Он попытался снять «кино плохого вкуса». На мой взгляд, фильм вышел в своем редком для нашей страны жанре просто блистательный.
Картина совместного производства России, Германии и Великобритании «Милый Ханс, дорогой Петр» Александра Миндадзе - кино совсем другого рода, хотя производящее столь же сильное впечатление. Очень неспешное, разговорное (бесконечные монологи-диалоги), не желающее объяснять недоговоренное. «Трудное чтение» и «трудное зрелище» - можно было бы сказать про литературную основу (сценарий, разумеется, Миндадзе) и сам фильм. Самое большое недоумение этой ленты - почему режиссер занялся психоанализом именно немцев, поместив в центр историю созревания в их душе вины за развязывание Второй мировой войны. Тем более что всех сбили с толку синопсисы картины, где говорилось как раз о попытках взаимопонимания и даже «начала прекрасной дружбы» немцев и русских. А тут только Ханс  и почти нет Петра.
Первый - немецкий инженер, что вместе с коллегами прибыл накануне нападения фашистской Германии на СССР с целью научить советскую промышленность делать стекло с супероптическими свойствами. Гонясь за хваленым немецким качеством, Ханс умудрился угробить двух русских рабочих и попытался замять неприятный инцидент. Потомки ариев вообще ведут себя в картине странно - истерят, беспрерывно ссорятся и выясняют отношения. Возможно, оттого что сам воздух наэлектризован предчувствием страшной войны («Я никогда не буду маршировать в колонне!» - кричит один из них товарищам). При этом «русские» никак не реагируют на это экзистенциальное напряжение. Это серая масса с почти неразличимыми лицами, статисты и жертвы.
Тем удивительнее, что Ханс (великолепно сыгранный Якобом Дилем) начинает испытывать угрызения совести за смерть молоденькой стекольщицы, и уж совсем необъяснимо, когда он обнимает ее мать и та прощает его. Только ближе к концу картины понимаешь, что, несмотря на всю реалистичность обстановки, это тоже притча, и она о всех нас. Недаром у матери такой скорбный лик великомученицы (выразительнейшая Роза Хайруллина). Это общая Матерь, так же как Ханс олицетворяет собой блудного Сына и Брата. Финал вносит окончательную ясность, расставляя все акценты в этой сложной истории вины и покаяния. Ленту стоит посмотреть хотя бы ради него.              
Будем надеяться на то, что эти фильмы найдут свою публику. У «Орлеана» больше шансов (и аж 400 копий) в нашем прокате, а «Милый Ханс, дорогой Петр», вероятно, хорошо примут на Западе. Хотя обе истории универсальны, они рассчитаны на умного и совестливого зрителя.