В коротком перерыве между съемками Федор Бондарчук рассказал о своем фильме нашим авторам.

- Федор, действие вашего дебютного фильма разворачивается в афганскую кампанию. Не было ли желания переделать его сценарий под чеченские хроники? Почему вам интересен именно тот исторический период?

- Во-первых, потому, что меня очень волнует эта тема - афганская война. Во-вторых, в той войне непосредственно участвовало мое поколение - поколение сегодняшних 35-40-летних мужчин, которое одно время в нашей стране было забыто по причине того, что в постперестроечный период кинематографа в нашей стране вообще не существовало и мы всем миром обсуждали две жалкие картины в год.

Как раз в то время пошли полукриминальные истории с афганскими фондами, и в народе сформировалось негативное отношение к людям, которые воевали, выполняли долг вдали от дома, на чужой земле и умирали в 19-20 лет.

А что касается Чечни... Давайте вспомним: когда первые войска вошли в Грозный, все средства миссовой информации заговорили о том, как мы посмели ввести туда восемнадцатилетних парней, когда против них стояли обученные и получающие большие деньги бандиты. Об этом говорили все, а то, что 10 лет подряд страна отправляла своих детей в мясорубку афганской войны, все почему-то забыли. Как будто и не было вовсе советских войск в Афганистане.

- Как получилось, что к вам попал именно сценарий «Девятой роты»?

- Все сложилось само собой. У этого сценария весьма длинная история. Он должен был существовать в несколько иной форме. Нас волновала тема героя нашего времени, войны, подвига восемнадцатилетних. Волновала перемена характера человека, связанная с неподготовленностью к этой войне. Нас интересовала проблема трусости - ведь человек не создан для войны. Или по крайней мере не каждый человек может и должен убивать.

А почему именно «Девятая рота»? Этот фильм - один из эпизодов афганской войны, бой, который ребята вели до конца. Это история, увиденная глазами солдат, которые воевали, а не проводили время на войне. А я экранизировал эту историю.

- Насколько мы понимаем, снимать фильм о войне, наверное, непросто и очень дорого?

- Скажу так: снимать фильмы о войне - дело очень рисковое, поскольку они, как правило, дорогостоящие, требуют максимум точности и усилий от всех, кто занят в этом процессе.

- А вы не думаете, что можете быть осуждены многими? Все-таки фильм претендует на роль послания всем, кто будет после нас?

- Я понимаю, что буду за фильм судим. «Девятая рота» - это действительно послание в сегодняшний день. Время многое лечит. Вместе с тем нужно помнить: все, что произошло в прошлом, обязательно откликается в будущем. Можно проследить взаимосвязь между событиями, скажем, 70-80-х годов прошлого века и тем, что происходит сегодня...

- Ваш отец - культовая фигура в кино. «Девятую роту» будут сравнивать с «Судьбой человека»?

- Я знаю, на что иду, и уверен, что фильм будут обязательно сравнивать с отцовскими картинами. Будут критиковать нещадно, но что мне теперь - не снимать? Здесь середины не будет: или пан, или пропал!

- Трудно приходится участникам съемок?

- Четыре месяца съемочного периода, 120 съемочных дней на картину. Не помню, чтобы кто-либо за последнее время так работал. Люди падают в обморок, сбивают раны и мозоли, у артистов кровь идет носом. Все это каждый день, и важно не просто закончить эту картину творчески, а закончить ее без потерь для здоровья.

- Федор, но вы же готовились к съемкам картины не один год. Неужели не было времени все просчитать? В том числе артистов «подогнать» к проекту?

- Я готовил картину пять лет. Благодарен Богу и судьбе, что так произошло. Герои помолодели, много дебютантов. Та робость, которая читается на их лицах, в поведении, их юношество правдивы, ненаигранны. Им по 18-19 лет, порой даже мужской пластики нет в движениях... Поймите - главное, что у меня нет Рэмбо, людей, стреляющих с перевернутыми пистолетами в полете.

- А зрители увидят вас на экране?

- Увидят. Правда, роль эпизодическая. Основная моя работа за кадром.

Вячеслав КАЛИНИН, Виктор БОЛТИКОВ