В ВМФ за последние 7 лет более чем в 3 раза сокращено число ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (по новой классификации ракетных подлодок стратегического назначения - РПЛСН). Было 5 дивизий, в них - более 20 ракетоносцев пяти проектов. Теперь основу российских МСЯС составляют 6 подводных ракетоносцев проекта 667БДРМ шифр «Дельфин» (по классификации НАТО «Delta-IV»), сведенных в одну дивизию Северного флота. Суммарное число боевых блоков на ракетах всех подлодок уменьшилось более чем в 5 раз.

Помимо «Дельфинов» сохраняются 2 тяжелых ракетных подводных крейсера (ТРПК) «Акула» на Кольском полуострове и 2 РПЛСН «Кальмар» на Камчатке. Все вместе они несут 138 баллистических ракет - 644 боевых блока.

С чем связаны столь масштабные сокращения?

Ныне из числа наиболее вероятных конфликтов, как отмечено в документе «Актуальные задачи развития Вооруженных Сил Российской Федерации», исключены глобальная ядерная война и крупномасштабные войны с использованием обычных вооружений с НАТО или иной возглавляемой США коалицией. «Это дало возможность пойти на существенные сокращения потенциала ядерных и обычных вооружений без ущерба для безопасности страны». Вместе с тем согласно Военной доктрине Россия рассматривает ядерное оружие как фактор сдерживания и оставляет за собой право на его применение в ответ на использование против нее и (или) союзников оружия массового уничтожения, а также - на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия в критических для национальной безопасности ситуациях.

При минимизации МСЯС на первый план выдвигается не количественный, а качественный показатель. Он сейчас, по оценкам Главного штаба ВМФ, высок, как никогда. Каждая подлодка проекта «Дельфин» несет 16 ракет РСМ-54 (по классификации НАТО SS-N-24 «Skiff») с разделяющимися боеголовками индивидуального наведения. На каждой ракете их 4.

Досье

В журнале Osterreichische Militarische Zeitschrift (№ 4,

2001 г.) наш «Скиф» назван шедевром морского ракетостроения. Он может базироваться как в Северном Ледовитом, так и в Тихом океане, имеет наилучшие энергомассовые показатели среди отечественных и зарубежных, жидкостных и твердотопливных, сухопутных и морских стратегических ракет. По этому показателю коэффициент «Скифа» - 46. Это лучше, чем у американских баллистических ракет «Trident-1» и «Trident-2», у которых коэффициенты - 33 и 37,5 соответственно.

Баллистические ракеты для подлодок (БРПЛ) отличаются типами ракетных двигателей: на жидком или твердом топливе (ЖРД и РДТД). Мы лидировали в создании ЖРД, американцы - в РДТД. Наши военные потребовали от конструкторов оснастить подводный ракетоносец 3-го поколения твердотопливными ракетами. Почему? Они проще в эксплуатации, но проигрывали в дальности пуска и боевой нагрузке. Исключение составила, с известными оговорками, твердотопливная РСМ-52 (SS-N-20 «Sturgeon») комплекса Д-19. Она превзошла по дальности стрельбы жидкотопливную РСМ-54 (SS-N-24 «Skiff»). Правда, и по весу она тоже - почти в 2 раза.

Предварительная разработка Д-19 началась в КБ машиностроения в 1971 г. Но уровень отечественных технологий 1970-80-х гг. не позволял создать твердотопливную ракету большой мощности в габаритах, близких к жидкостным. Потребовались нетрадиционные решения.

Досье

Бывший заместитель начальника Генштаба адмирал Николай Амелько вспоминает: «Генеральный конструктор С.Н. Ковалев вынужден был соединить параллельно две подводные лодки, а между ними разместить 20 твердотопливных ракет. С инженерной точки зрения С.Н. Ковалев решил это гениально, но получился какой-то мастодонт водоизмещением 48 тысяч тонн с абсолютно неприемлемой подводной шумностью... Примечательно, что Чернавин был срочно назначен председателем приемки АПЛ «Тайфун», так как штатный председатель отказался подписывать акт о приемке еще не готовой подводной лодки, к тому же прошедшей испытания с нарушением правил».

В 1984 г. комплекс Д-19 с ракетой РСМ-52 приняли на вооружение ВМФ. РСМ-52 по максимальной дальности пуска превзошла американский «Trident» С4 (7.400 км.) и примерно соответствовала «Trident» С5 (11.000 км.).

ТРПК проекта «Акула» не оправдал надежд. Среди причин - дороговизна корабля, сложность эксплуатации, высокая стоимость обслуживания. Ежегодные затраты на поддержание технической готовности одного крейсера - 300 млн. рублей. Предполагалось, что Д-19 будет эксплуатироваться до 2003 г. А в 2004 г. на смену ему придет новый комплекс с ракетой «Вариант», или как ее еще называют, «Барк» (глубокая модернизация РСМ-52).

К концу 1990-х гг. в России работали 2 центра ракетостроения. КБ Машиностроения (ныне - Государственный ракетный центр «КБ имени академика В.П. Макеева») в Миассе (Челябинская область), создавал баллистические ракеты для ВМФ. Московский институт теплотехники (МИТ) - для Ракетных войск стратегического назначения. Это - ракеты «Пионер», «Тополь», «Горн», «Сирена», «Тополь-М» и другие.

В 1986 г. в КБ им. Макеева начали разрабатывать комплекс «Барк». Но из-за финансирования удавалось делать лишь по одной ракете в 3 года. Первое испытание состоялось спустя 8 лет. Всего было 3 неудачных испытательных пуска. После них работа над комплексом, степень готовности которого оценивалась в 73%, по решению Минобороны и Минэкономики прекратили.

Минобороны изучало предложение МИТ о создании унифицированных систем баллистического оружия с единой ракетой для шахтного, грунтового и морского комплексов. Для ее производства решили создать кооперацию МИТ и Воткинского машиностроительного завода.

По рекомендации министра обороны маршала Игоря Сергеева, начальника вооружения Вооруженных Сил генерал-полковника Анатолия Ситнова и главнокомандующего ВМФ адмирала флота (в то время адмирала) Владимира Куроедова на правительственном уровне было решено отказаться от «Барка» и заказать для флота «Булаву-30».

Досье

Весной 2000 г. генерал-полковник Анатолий Ситнов рассказал журналистам:

- Когда разрабатывалась новая концепция стратегических ядерных сил, основная задача, поставленная перед конструкторами, состояла в том, чтобы сократить время прохождения активного участка в несколько раз. Для этого было использовано новое топливо, новое конструкторское решение. В результате 100-тонная ракета, которая на «Акуле» в первом варианте прочно стояла, опираясь на донные контакты, теперь свободно висела в шахте на 5-тонном АРССе (амортизационная ракетно-стартовая система - Прим авт.). Ракета выбрасывалась бы из шахты не пороховым аккумулятором давления, а вытягивалась АРССом...

Что касается топлива, то мы ничего не выиграли. Для того чтобы запустить эти ракеты, надо было переделать все 6 «Акул». На это требовалось 86 трлн. неденоминированных рублей. Да, можно было довести ракету до ума, но нужно было затратить еще 12 трлн. Кроме того, 60% ее элементной базы производится в странах СНГ, и в них же - 40% материалов для ракеты.

«Булаву» мы создаем за 6,5 трлн., и она даст нам возможность обратного потенциала. Это будет унифицированная ракета весом 32 - 34 тонны. Она сменит «Тополь», который весит 46 тонн, а вместе с автопоездом 120 тонн. Вес автопоезда с «Булавой» не превысит 70 тонн. Это обеспечит его проезд по всем районам страны.

Кроме того, благодаря сделанному выбору, мы сокращаем производственную кооперацию, создаем российскую научную школу и новую спецхимию. Под новую ракету уже созданы новые боевые блоки, спецтопливо...»

Путь от защиты эскизного проекта «Булавы» в первой половине 2000 г., до начала испытаний занял 4 года. И пока конструкторы МИТ создают перспективную «Булаву» для ракетных подлодок 4-го поколения. Их коллеги из КБ имени академика В.П. Макеева создали для субмарин 3-го поколения новую «Синеву» - глубокую модернизацию ракеты РСМ-54. Принципиальное ее отличие в том, что при неизмененных размерах у нее увеличено число боевых блоков, установлена система преодоления противоракетной обороны (ПРО). Ракета оснащена уникальной системой спутниковой навигации и вычислительным комплексом, предназначена для 6 подлодок проекта «Дельфин», может нести до 10 боевых блоков малого класса или до 4 - среднего.

После завершения работ «Синева» 10 лет будет основой морских СЯС. Есть предпосылки увеличения этого срока еще на 10 лет, а при необходимости и более. «Синева» и подлодки проекта «Дельфин» обеспечивают запас прочности в развитии стратегических ядерных сил для создания новых ракет стратегических субмарин 5-го поколения.