«В ночь с 29 на 30 мая 2015 года в Туле произошла страшная трагедия, унесшая жизни 5 человек. Преступление совершил гражданин Узбекистана, вхожий в эту семью. Причиной стала бытовая ссора.
Мы глубоко  скорбим о случившемся. Среди погибших были две наши лучшие ученицы из первого и третьего  классов. Семья была многодетной (четверо  детей), малообеспеченной. Воспитывали детей мама и бабушка. Старшие девочки девяти и одиннадцати лет с понедельника по субботу проживали в интернате, хорошо учились, имели все необходимое. На воскресенье мама забирала девочек домой. Мать заботилась о детях, регулярно посещала школу, выполняла рекомендации педагогов, была членом родительского комитета класса, принимала активное участие в жизни класса и школы.
Из СМИ в адрес школы звучат разные обвинения, в том числе и такие, что педагоги не владели полной информацией о личной жизни мамы. Эти обвинения доходят до абсурда. Имеем ли мы право вмешиваться в частную  жизнь семьи? Разве педагоги вправе влиять или запрещать родителям выбирать круг общения и возможность устраивать свою личную жизнь?
Мы  удивлены и возмущены тем фактом, что 8 июня 2015 года был уволен наш директор  Сергей Александрович Юдин.
 Просим любимую газету помочь разобраться в этой ситуации и восстановить в должности нашего директора».
Под письмом   фамилии  и подписи 31 человека.  Не без волнения набираю номер   Министерства образования Тульской области (коррекционная школа находится в его ведении). По опыту знаю, что чем выше инстанция, тем реже удается получить разъяснения по телефону. Как правило,  предлагают  делать официальный запрос на бланке с конкретными вопросами. Но в данном случае хочется узнать, как и авторам письма,  по горячим следам,  за что все-таки уволен директор коррекционной школы?  
- У нас комментарии  и разъяснения могут давать только министр и его заместители, -  вежливо отвечают  мне на другом конце телефона.
Что ж, звучит обнадеживающе. Звоню по данному  мне номеру.  Заместитель министра Алевтина Александровна Шевелева  на мой вопрос отвечает предельно кратко.  Директор коррекционной школы   Сергей Александрович Юдин  уволен с должности директора по  статье 278, пункт 2.  Уволен, как  черным по белому написано  в  ней,  без объяснения причин.  Хотя и понимаю,  что дальнейшие вопросы задавать не имеет смысла (ведь недаром кто-то не без основания назвал статью  «расстрельная»), все-таки  отваживаюсь узнать,  связано ли  увольнение   с тем страшным, трагическим случаем.   Получаю ответ, что не связано. Директор на посту три года, истекает срок трудового договора с ним. Была проведена служебная проверка. Решили уволить. Без объяснения причин.
А вывод, спросите вы?  Слов у меня нет. До чего же удобна  для чиновников эта пресловутая статья!