В начале апреля 1945 года из Воронежа в «Артек» была направлена большая группа пионерских активистов. В то время я, ученик 5‑го класса семилетней школы №16, уже год являлся начальником городского штаба пионеров. Конечно, под этим громким названием действовала целая группа активных школьников, работой которых руководила секретарь обкома комсомола Н.А.Чулюкова - прекрасный человек и организатор.
Шла война, а мы ехали в «главный пионерский лагерь страны»... Каждый из нас знал, как это почетно - быть направленным в «Артек». Из тех, кто ехал вместе со мной, помню Игоря Чугая (мы дружим до сих пор), В.Короткова, Веру Барышеву, Иру Озерову (она окончила ВГУ, стала профессиональным поэтом, но рано ушла из жизни).
Ехали долго, но дружно и весело. В Симферополе из поезда нас пересадили в автобусы и доставили в «Артек». В нем тогда было 2 лагеря: «Нижний» - для мальчиков, «Верхний», Суук-Су - для девочек.
Было довольно холодно, но уже пригревало солнце. Большинство впервые увидело море...
В нашем отряде было около 30 человек, в том числе ребята из Белоруссии и Украины, которые сражались в партизанских отрядах. Помню их рассказы: об оккупации, об участии в засадах на немецкие машины, о зверствах фашистов. Внутренне они были как-то взрослее нас, своих сверстников, не испытавших всего того, что испытали они.
Вожатыми были девушки из Москвы (помню, что у «нашей» была медаль «За оборону Москвы»).
Вспоминая сейчас об артековском времени, - а наш «поток» длился 40 дней, - не ощущаю какой-то заорганизованности, которая могла бы тяготить. Одновременно с отдыхом проводились занятия в школе, но шли они как-то не обременительно.
Основным для нас было общение. Общение с товарищами, общение с вожатыми. Из «событий» помню приезд госпожи Черчилль (к нему готовились) и выступление ансамбля песни и пляски Черноморского флота.
Но главным событием для всех нас стал День Победы. И это, безусловно, незабываемо.
Еще было темно, когда нас подняли по сигналу горна «тревога». Мы выстроились на линейке, подрагивая от предутреннего холодка, и нам объявили: «Победа!» Что тут началось! Прыгали, обнимались, кричали «Ура!». И, что меня тогда поразило, многие плакали. Только позже осознал, что для кого-то из ребят Победа означала не только достигнутую великую и желанную цель, но и боль от тех потерь, которыми она была достигнута.
И весь день 9 Мая стал большим и общим солнечным праздником. Был поход в гости в Суук-Су, был праздничный обед (между прочим, с вином), был, насколько помню, салют.
И это Событие с большой буквы заслонило собой все последующие дни…
Когда мы возвратились в Воронеж, уже началась мирная жизнь, которой предстояло еще все поднять, как тогда говорили, «из пепла пожарищ». И школьники, пионеры не были в этом деле пассивными наблюдателями.
Для меня (да и, уверен, не только для меня) «Артек» остался важной жизненной вехой. Он многому научил - общению, товариществу (значительно расширив его круг), осознанию силы государства, дал первые ростки чувству ответственности. Конечно, все это я понял не тогда, а много позже, но помню и ценю до сих пор. И благодарен «Артеку».
Замечательно, что он теперь снова будет выполнять свои объединяющие и воспитывающие функции, а значит, будут продолжаться артековские традиции, к которым вот уже 70 лет я, кандидат исторических наук, доцент Воронежского государственного университета, чувствую себя причастным. 90‑летие «Артека» - это и мой праздник.

Владимир ЛИСТЕНГАРТЕН, пионер «Нижнего» лагеря в 1945 году