Однако положа руку на сердце надо честно признаться в том, что и сама академическая наука не безгрешна, ибо  дает  поводы для скептического к себе отношения учителей.  Первый ее грех - отставание от стремительно меняющейся реальной педагогической практики. Второй грех - громоздкие теоретические построения, оснащенные сложной терминологией,  освоить которые явно не по плечу учителю. Не отрицая необходимость фундаментальных исследований, замечу, что в нашем школьном деле существование науки для науки не прививает к ней уважения.  Увы, вымученно и искусственно выглядят разделы диссертаций, призванные раскрыть актуальность исследования и его практическую значимость.
Стремясь преодолеть оба греха, доказав любой ценой свою актуальность и  практическую пользу, отдельные представители академической науки немедленно впадают в третий грех, имя которому профанация.  Об этом и пойдет речь в этих заметках. Любопытный документ попал мне в  руки. Некая общественная организация «Родительское всероссийское сопротивление» обратилась в Минобрнауки с предложением включить в перечень инструментов мониторинга эффективности летней оздоровительной кампании некую инновационную технологию «Духовные скрепы» профессора Молчанова. Мне не ведомо, кому и как сопротивляются родители в этой общественной организации, но коль скоро она официально зарегистрирована, то имеет право обращаться  в государственные органы с любыми предложениями. Разумеется, как ученый и практик я не мог пропустить ноу-хау в педагогике и решил внимательно ознакомиться с инновационной технологией коллеги.
Автор - доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой педагогики и психологии Челябинского государственного педагогического университета, действительный член Академии гуманитарных наук Сергей Григорьевич Молчанов. Перечень регалий солидный. Судя по всему, автор не новичок в нашем деле. Но по мере того как я знакомился с методикой «Духовные скрепы», пережил целую гамму противоречивых ощущений. Свою теорию положительных скреп профессор построил на основе доклада Владимира Путина, в котором президент сделал акцент на недостатке доверия в нашем обществе и дефиците духовных скреп среди людей. «Страна испытывает ценностную катастрофу», - отметил президент. Причина подобной катастрофы, по мнению Молчанова, - неправильные ориентиры в воспитании молодежи. И как следствие дефицит духовных скреп между людьми: милосердия, сочувствия, сострадания. Задача педагогов и родителей - сформировать в маленькой личности как можно больше положительных крючков-скреп, которые в дальнейшем помогут человеку прикрепиться к таким же правильным положительным скрепам  и не уйти в сторону.
  Сергей Георгиевич разработал технологию оценки человека по количеству хороших поступков (!).  Задача этой методики - сформировать такие качества, как порядочность, ответственность, патриотизм. Технология достаточно проста: сначала воспитанник летнего лагеря указывает на листке бумаги список качеств, которые он считает эталонными для своего возраста, а потом от него требуется оценить своих сверстников по степени выраженности этих качеств. Через какое-то время экспертную оценку качеств  в группе можно повторить и отследить ситуацию в динамике. И тут выяснится тенденция: кто-то в глазах сверстников скатился к плохому, а кто-то, наоборот, улучшил свои позитивные качества.
Сделаем паузу и попробуем серьезно отнестись к этой части предлагаемой педагогической технологии. Глава государства в публичном выступлении, рассчитанном на широкую аудиторию, вправе пользоваться метафорами, позволяющими публицистически заострить высказываемые мысли. Но немедленно превращать метафору в педагогическую технологию - это по меньшей мере странно, хотя и привычно. Ничего нового мы не узнаем. В советскую эпоху стоило появиться материалам очередного партийного съезда, как находились услужливые ученые, обладающие талмудическими навыками, которые тотчас превращали руководящие указания в методические пособия для школ. Толку от этого было мало, учителя ими не пользовались, но неизменно вставляли пассажи из этих разработок в планы воспитательной работы, относясь к ним, как к неизбежным ритуальным молитвам.  Но даже тогда, в эпоху господства моноидеологии, никому не приходило в голову покуситься на летний отдых детей.  В экспедициях, походах и пионерских лагерях (разумеется, не во всех) живая жизнь била ключом. А серьезные ученые (Иванов, Газман и др.) разрабатывали и на практике  отрабатывали коммунарские методики, теорию коллективных творческих дел, занимая детей содержательной творческой работой. Не случайно «Орленок» и «Артек» были и остаются для своих воспитанников столь притягательными, что мои ровесники, в сущности, уже пожилые люди, до сих пор собираются вместе, навещая своих одряхлевших вожатых. Этот золотой запас советской педагогической мысли вдумчивые педагоги  с успехом применяют по сей день. Но, повторяю, никому не приходило в голову отправляться в экспедиции и лагеря с «крючками-скрепами». Оценивать детей по количеству хороших поступков? Да побойтесь Бога! Добро - оно тогда подлинное добро, когда  совершается анонимно. О чем читаем в соответствующих местах Библии. А трубить о своих добродетелях, тем более их подсчитывать, - это уже нечто из рыночной педагогики. Впрочем, именно здесь просматривается ноу-хау.  Предполагается, что результатом (продуктом) по итогам лета-2015 должен стать не только традиционный привес детей, но и прирост позитивной социализованности. Да, кто помнит культовый фильм Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», тот не может не улыбнуться тогдашним критериям оценки летней оздоровительной кампании: по увеличению веса воспитанников.  Однако сегодня, когда мы довольно часто встречаемся с дефицитом веса детей и подростков, я бы не решился иронизировать по поводу оценки привеса детей. Но времена действительно изменились: сегодня все, включая педагогику, оценивается по измеряемым результатам. Отсюда данная методика предлагается чиновникам в качестве удобного инструмента мониторинга. Он облегчит им жесткую фиксацию результативности работы летних лагерей при отчетах за выделенные бюджетные средства.  Дай волю чиновникам, они так «отмониторят» работу летнего лагеря, что мало никому не покажется. Такая простота методики оценки в буквальном смысле слова хуже воровства. Ибо украденным окажется самое дорогое в деятельности педагога - его свободное время, которое должно быть посвящено детям, а не заполнению бессмысленных таблиц и графиков.  Понимает ли это автор? Едва ли. Судя по всему, свою главную задачу он видит в том, чтобы идти в ногу со временем, быть, что называется, в тренде. Поэтому, четко улавливая сигналы, он смело идет дальше в своих изысканиях.
Список необходимых ребенку качеств (социальных компетенций) он классифицирует по гендерному принципу. Для юношей это мужественность, сила, независимость, дух соревнования, а для девушек - верность, забота о людях, умение понимать других, нежность и т. д. В основе, как считает автор, лежит традиционное понимание роли женщины и мужчины в обществе. Он  сильная личность, добытчик, она  хранительница домашнего очага. По сути дела, эти представления восходят к средневековому «Домострою», в то время когда на дворе третье тысячелетие. Не думаю, чтобы заведующий кафедрой педагогики и психологии университета был незнаком  со взглядами серьезных ученых (того же покойного Игоря Кона) об изменении гендерных ролей в современном мире.  Если иметь смелость довести эту охранительную позицию до конца, получается, что мужчина имеет негласное право ходить налево. Он же добытчик, одержимый духом соревнования, а женщине, поскольку ее главное достоинство - верность, это категорически возбраняется.  Словом, как ни крути, все предлагаемые инновации сильно отдают нафталином, не важно, позднесоветским или средневековым, а в их основе читается любоначалие - стремление любой ценой соответствовать сложившимся обстоятельствам и угадать сигналы сверху. Но так ли уж это необходимо начальству? Вопрос остается открытым.  Такая специфическая трактовка руководящих идей неизбежно приводит к их дискредитации.
И последнее:  все больше прихожу к выводу, что дело совсем не в начальстве, чьи вкусы и пристрастия могут меняться соответственно политической конъюнктуре, а в нас самих, по крайней мере в тех, кто продолжает причислять себя к интеллигенции. Ибо, как верно было сказано в сборнике «Вехи» еще на заре прошлого века, уповать во всех случаях на обстоятельства жизни и начальство есть умственная и нравственная лень, рудимент рабской психологии. Не знаю, как читателям, а мне обидно и за державу, и за науку.