Основанием для отсутствия таких цифр в большинстве случаев является начало реализации специальными (коррекционными) школами образовательных программ для детей, имеющих разные нарушения в развитии. И сегодня есть примеры, когда в одной школе реализуется более четырех видов адаптированных программ.
Совместное образование разных детей в условиях специальной (коррекционной) школы не только предоставляет каждому из них возможность общения с «другими» учениками, но и обеспечивает по-настоящему равный доступ к общей среде. Важно отметить, что в России в большинстве случаев детям с умственной отсталостью такая возможность также предоставлена, чего, к сожалению, в других странах не наблюдается. Эта «переведенная» на русский язык западная идея инклюзии, внедренная и активно реализуемая в коррекционной системе, является ценным ресурсом для развития всей системы российского школьного образования.
В чем же именно состоит этот ресурс и почему, казалось бы, альтернативная инклюзии система начала по-настоящему работать в данном направлении?
Специальные педагоги, работающие в системе коррекционного образования, - это наиболее мотивированные к работе с разными детьми сотрудники. Причиной их высокой мотивации, кроме формируемой в вузе более широкой компетентности, является еще и повышенный уровень личной готовности к трудностям, что обусловлено в том числе и тем, что в коррекционном классе, обучающемся по одной конкретной адаптированной программе, все дети имеют индивидуальные потребности даже в рамках одного диагноза.
Не секрет, что материально-техническая база коррекционных школ, обеспечивающая помимо обучения и воспитания такие значимые для коррекционной педагогики задачи, как адаптация, реабилитация, лечение, социализация, во все времена формировалась на отличном от общеобразовательных школ более высоком уровне. Поэтому доступная среда или по крайней мере ее наиболее значимые элементы существовали в коррекционной системе всегда.
Таким образом, можно констатировать, что коррекционная школа имеет большие стартовые возможности для реализации модели «Школы для всех» или, если угодно, инклюзивной школы. Появление и совместное обучение разных детей в такой школе требует скорее некоторой достройки, чем перестройки, как в случае с общеобразовательной. Видимо, поэтому и результаты внедрения и реализации инклюзивного образования в коррекционной системе более ощутимы и значимы. Вот такая получится инклюзия наоборот. Может быть, в такой модели и есть успех реализации инклюзивного образования по-русски.

Денис БУХАРОВ, директор школы №13 Приморского района Санкт-Петербурга