Это означает, что, например, израильский тест, разбитый на три больших раздела - «количественное мышление», «словесное мышление» и «английский язык», - проверяет фактические знания только в последнем разделе. Касательно же остальных ученику объясняют, что ему положено знать только базовые правила геометрии, четыре арифметических действия, основы операций с дробями и еще несколько нехитрых вещей, а также обладать логическим мышлением и полагаться на здравый смысл. Раздел «количественное мышление» состоит в равной мере из несложных задачек, решаемых в одно или два действия, и вопросов наподобие «исключите лишнюю фигуру из пяти», «дополните последовательность чисел» и так далее.

Чем же занимается огромная многомиллионная индустрия институтов, частных школ, репетиторов, компьютерных программ и толстых книг по подготовке к психотестам? Что они могут дать тем, кому нужен только здравый смысл?

В первую очередь эта система сможет дать психологический комфорт. Я прекрасно помню, как приходившие ко мне в группу ученики, за несколько месяцев до этого сдавшие психотест на недостаточно, по их мнению, высокую оценку, на первом же занятии в классе делали пробный тест на порядок лучше, чем настоящий. По нашим опросам, после второй попытки сдачи госэкзамена ученики говорили, что чувствовали себя гораздо спокойнее - еще бы, после трех месяцев интенсивнейшей подготовки и пяти пробных экзаменов в рамках курса, в общей-то сумме!

Второй составляющей успеха тех, кто прошел подготовительные курсы, становилась методика решения и сдачи. Ученикам давались техники решения задач в ограниченное время, что принципиально важно там, где основной проблемой является не «решить», а «решить быстро». Изумление ребят, выяснявших, что практически все задачи теста решаются набором из нескольких десятков легко усваиваемых методик, граничило с обидой: о каком равенстве сдачи идет речь, если те, кто ходит на частные курсы, знают эти «трюки», а остальные - нет? «Трюки» же, как выясняется, касаются фактически всех элементов работы с экзаменом: например, преподаватель учит свой класс выбирать наиболее вероятный ответ даже на тот вопрос, о сути которого экзаменуемый не имеет ни малейшего представления, - просто за счет знания структуры устройства ответов. В результате подготовка так или иначе дает более или менее впечатляющий результат - в зависимости от уровня курсов или репетитора, способностей ученика и его готовности трудиться в преддверии теста.

Масштабы индустрии по натаскиванию на SAT (Американский ЕГЭ) в Штатах огромны. Дети, очень сильно ориентированные на успех и готовящиеся к поступлению в вуз, требуют от родителей записи на наиболее престижные и многообещающие из подготовительных курсов или обращения к дорогим частным репетиторам. Курс подготовки, длящийся от двух недель до трех месяцев, может стоить от 600 до 29000 долларов, приличный частный преподаватель берет от 200 до 550 долларов в час или до 1400 долларов в день, если ему предлагают сопровождать семью на отдых и заниматься с ребенком там. Помимо личной работы с учеником существует огромная индустрия компьютерных программ, книг, заочных он-лайновых школ по подготовке к SAT.

Для увеличения собственных конкурентных преимуществ и повышения привлекательности в глазах абитуриентов и основной платящей публики - то есть родителей - институты и частные школы идут на самые изобретательные ходы, иногда граничащие с криминалом. В Израиле, например, практикуется вынос задач с официального государственного экзамена. Для этого подготовительные школы посылают своих собственных методистов или преподавателей «пересдавать» экзамен раз в полгода. В обязанности этого «экзаменуемого» входит сдать экзамен не хорошо и не плохо - ровно так, чтобы его упорные попытки повысить свою оценку не вызывали подозрений. На самом же деле такой посланец в течение всего экзамена просто отслеживает принципиальные изменения в экзамене и заучивает наизусть предложенные задачи. На основе полученного материала не только коррелируются методики преподавания, но и составляются «пробные» экзамены, предлагаемые ученикам.

Дополнительными, хоть и менее захватывающими, способами конкурентной борьбы являются публикации числа учеников, закончивших ту или иную школу и поступивших в престижные вузы, сопоставление баллов учеников колледжа до и после курса, открытие отдельных курсов для «многообещающих» абитуриентов (тех, кому нужен особо высокий балл для поступления, скажем, на адвокатуру или медицину), лагеря, где натаскивание на ЕГЭ происходит «без отвлекающих факторов», и тому подобные вещи.