- Владимир Алексеевич, судя по всему, с фактом проведения ЕГЭ многим придется смириться. Сегодня регионы ищут возможности создания неких региональных центров тестирования, которые были бы «разбросаны» по их территории и принимали экзамены в течение полутора-двух месяцев до выпускных экзаменов. Цель одна - дети спокойно готовятся и по мере готовности сдают один за другим экзамены за курс средней школы, предоставляют сертификаты и освобождаются от выпускных экзаменов вовсе. Насколько, на ваш взгляд, такая идея реализуема?

- При всей видимой легкости и заманчивости, чтобы реализовать это предложение, потребуются значительные усилия и тщательная проработка. Сегодня у нас проведение ЕГЭ централизовано, отработано в той или иной мере. Что получится при организации региональных центров да еще в большом количестве, определенно сказать трудно. Что будут сдавать в таких центрах дети, по каким контрольно-измерительным материалам, как те будут доставляться в центры, как будет соблюдаться режим секретности и конфиденциальности?

- А сегодня режим секретности соблюдается удовлетворительно?

- К сожалению, многие родители все еще пытаются решить вопрос сдачи ЕГЭ с помощью денег. Они готовы добиться хороших результатов любой ценой, чтобы потом обеспечить своему ребенку поступление в престижный вуз. Их мечту разделяют и дети, и педагоги, для которых высокий балл - показатель их высококвалифицированной и успешной работы. В высоких баллах, то есть в завышении результатов, заинтересованы и чиновники от образования, и местные власти, ведь результат сдачи экзамена свидетельствует о хорошей или о недостаточной работе. Вот тут секретность и конфиденциальность может затрещать по всем швам. Мы ужесточаем правила проведения экзамена, но каких-либо наказаний за нарушение правил проведения экзамена пока не предусмотрено. Есть административные наказания, но они очень мягкие - выговор, строгий выговор, отстранение от должности. То есть, идя на нарушение, никто ничем серьезно не рискует, а ставка при этом велика. Самое сложное, что момент подсказки, передачи маленького клочка бумаги уловить чрезвычайно трудно.

- Не хотите ли вы сказать, что технология такой «поддержки» уже отработана до виртуозности?

- Утверждать этого я не могу, однако знаю, что в 2001-2002 годах все боялись ЕГЭ и тряслись перед строгими инструкциями, но когда все поняли, что «расстреливать» за нарушения никого не будут, процесс, что называется, пошел. Самая простая схема - дети сидят в классе, а где-то неподалеку находится человек, который решает тестовые задания для «нужных» выпускников.

- А кто такие «нужные выпускники»?

- Это те молодые люди, чьи родители обладают большими административными или материальными возможностями.

- Откуда он знает, какое задание у кого?

- Через недобросовестных организаторов, которым достаточно назвать номер задания. Дальше - дело техники, поскольку пакеты с экзаменационными заданиями регионы обычно заказывают в гораздо большем количестве, чем число экзаменующихся, особенно в июле. Так что вариант подмены пакетов возможен.

- Вы с этим боретесь?

- Изо всех сил. В этом году мы посылали в регионы свои контрольные группы. Но когда вся страна перейдет на ЕГЭ, экзамен, по нашим подсчетам, пройдет минимум в 160 тысячах аудиторий. В каждой своего проверяющего не поставишь, из Москвы не пришлешь. Поэтому сегодня мы продолжаем разрабатывать пути повышения режима безопасности, который позволит исключить возможные случаи коррупции.

- Исходя из этого получается, что работа региональных центров, распределенных по территории, невозможна?

- Вероятно, такое тестирование можно использовать для проведения школьной итоговой аттестации. Однако не надо забывать, что по положению об аттестации ее можно проводить тогда, когда закончено изучение всего курса средней школы, то есть не раньше 1 мая. У регионов есть возможность принимать такие экзамены в течение месяца. По идеологии Министерства образования и науки РФ выпускной экзамен будет проводиться по желанию школьников или в традиционной форме, или в форме ЕГЭ. Так что, как говорится, возможны варианты. Что же касается экзаменов для поступления в вузы, то тут, как я знаю, ситуация может быть иной: скажем, может быть принято решение, что вступительные экзамены во все вузы будут осуществляться только по результатам сдачи ЕГЭ.

- Правильно ли я понимаю: все школьники сдадут выпускной экзамен традиционно или в форме ЕГЭ, а потом те из них, кто захочет поступать в вузы, будут там сдавать вступительный экзамен тоже по тестам единого госэкзамена, если выбирали выпускной экзамен в традиционной форме?

- Понятно, что если в школе ЕГЭ не сдавали, то в вузе его будут сдавать обязательно. До сих пор экзамены в вузы сдавали в июле по формам и материалам ЕГЭ. Это делается для того, чтобы выпускники прошлых лет или выпускники из тех регионов, которые не участвуют в эксперименте, тоже могли бы их сдать. Но в принципе можно их направлять на сдачу в июне вместе со школьниками. Для основной массы выпускников экзамен должен проходить в июне. Для поступления в вузы ЕГЭ будет проводиться в мае-июне, как обычно, по тому расписанию, которое утвердит Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки.

- А в число тех вузов, которые будут принимать по результатам ЕГЭ согласно приказу министерства войдет и Московский государственный университет, который яростно выступает против этого новшества?

- МГУ финансируется отдельной строчкой в бюджете, он не подведомственен Минобрнауки и, видимо, будет принимать решение самостоятельно, исходя из своих соображений и принципов. Но если решение о проведении ЕГЭ повсеместно будет принято законом, то и МГУ будет вынужден такой закон исполнять.

- На протяжении довольно долгого времени мы наблюдаем картину противостояния единому госэкзамену со стороны школы, вузов и общественности. Люди отрицают даже саму возможность проведения такой процедуры. А может быть, дело в том, что у них нет полной информации и они просто не обучены проведению такого экзаменационного испытания?

- Системы подготовки к такому экзамену, конечно, нет, но дети, в отличие от взрослых, которых нужно учить, очень быстро адаптируются к тестированию. Могу сказать, что в прежние годы учителя были подготовлены к проведению централизованного тестирования, потому что мы разрабатывали нужные учебные и методические материалы. Сегодня все они кинулись в поисках подобных материалов по ЕГЭ. Что произошло? Очень многие коммерсанты поняли, что на этой волне можно сделать хорошие деньги, и стали к любому пособию, методической разработке, учебнику или учебному пособию лепить лозунг «Мы готовим вас к сдаче ЕГЭ по такому-то предмету!» На самом деле никакой подготовки они не дают. Потому что представления не имеют, что такое системность в данном направлении работы. Нынче речь идет о том, чтобы учитель научился использовать тесты в своей работе не только на выходе, когда нужно готовить к сдаче единого экзамена выпускника школы, а в течение довольно длительного времени. Мы сделали специальное пособие «Дорогой друг» - точную копию экзаменационного пакета. И у учителя, и у ученика есть возможность приобрести этот пакет, выполнить задания и, зайдя на сайт нашего Центра, получить ответ - все ли правильно сделано. Но для того чтобы в течение длительного времени работать с контрольно-измерительными материалами и производить оценку знаний ученика на разных этапах изучения предметов, нужен не одноразовый тест, а система. Поэтому мы создали пакет из 900 тестов для 5-11-х классов, которыми теперь учитель может постоянно пользоваться на уроках при проведении промежуточного контроля вместо традиционных контрольных работ. Кстати, такая длительная работа с тестовым контролем - эффективный путь борьбы с коррупцией. Если дети будут готовы к тестированию, никому в голову не придет давать взятки.

- А как учитель сможет работать с набором тестов?

- Для этого нужен хотя бы один компьютер. Поскольку наши школы уже оснащаются техникой, имеют целые компьютерные классы, проблемы не будет.