Можно только предполагать, что заставило финнов, чьи дети на протяжении многих лет показывают стабильно высокие результаты во всех международных исследованиях, чья система образования была предметом зависти коллег всего мира, пойти на столь рискованный шаг. Скандинавская модель в целом ориентирована на то, чтобы создать ситуацию успеха для всех детей в классе. Каждый ребенок осваивает программу в своем темпе, но все же основное внимание уделяется ученикам слабым и средним, сильные же ребята остаются как бы вне поля зрения педагога. Видимо, финны поняли, что с этим надо что-то делать. Очевидно, что копировать нашу практику работы с одаренными детьми - через олимпиады и спецшколы - они не хотят. Думаю, их не устраивает сама идея делить школы на коррекционные и элитные, для них принципиально сохранить единое образовательное поле. И переход от предметов к проектам при удачном раскладе может стать одним из решений этой проблемы.

Конечно, Америку наши соседи не открывают. Все новое - это хорошо забытое старое. В начале 20-х годов прошлого века в России тоже активно обсуждался отказ от отдельных предметов и переход к проектному методу. Помните, у Вениамина Каверина в «Двух капитанах»: «Мы проходили утку. Это были сразу три урока: география, естествознание и русский. На уроке естествознания утка изучалась как утка:  какие у нее крылышки, какие лапки, как она плавает и так далее. На уроке географии та же утка изучалась как житель земного шара: нужно было на карте показать, где она живет и где ее нет. На русском Серафима Петровна учила нас писать «у-т-к-а» и читала что-нибудь об утках из Брема. Мимоходом она сообщала нам, что по-немецки утка так-то, а по-французски так-то. Кажется, это называлось тогда комплексным методом».
Пытались работать по такой методике и отдельные университеты. Перед студентами ставились по-настоящему серьезные проблемы, например оводнения Сахары, и они старались их решать, параллельно изучая физику, химию, биологию, геологию.
Однако время показало, что абсолютизировать этот подход явно бессмысленно. Великий венгерский математик Дьёрдь Пойа утверждал, что хорошо поставленная задача - это уже половина решения. Но сформулировать задачу, если ты ничего не знаешь, невозможно! Без крепкой предметной базы браться за решение серьезных проблем, что научных, что практических, - это то же самое, что пытаться исполнить в фигурном катании сложную произвольную программу, не освоив ключевых танцевальных шагов.
Планы финской школы, безусловно, любопытны, но тотальный отказ от предметного метода в пользу проектного, на мой взгляд, успеха не принесет. Такой подход даст прекрасные результаты в вузе, в старшей школе он может быть частью учебного процесса, но в основной и начальной без изучения отдельных предметов не обойтись. В противном случае, как писал Каверин, все будет выходить «мимоходом»:  у детей сформируются фрагментарные, обрывочные представления о мире, стойкое убеждение, что любую науку можно свести к паре-тройке случайных законов.

NB! Виктор Александрович БОЛОТОВ, научный руководитель Центра мониторинга качества образования НИУ ВШЭ, президент Евразийской ассоциации оценки качества образования, профессор, академик РАО.