Рубеж, а не самоцель!

Второй отрицательный момент заключается в том, что нельзя все переводить на «тестовые рельсы». Особенно это касается гуманитарных предметов. При тестировании теряется очень важная функция - воспитательная. Может, это прозвучит резковато, но тестирование иссушает душу. Возьмем историю: что важнее, гадать, сколько жен имел Иван Грозный, или размышлять о нем как об исторической личности? Или в литературе - поставит ли ребенок правильно «галочку» в вопросе: «Сколько бутылок шампанского выпил Пьер Безухов при Аустерлице?».

Американская школа, которую мы берем за образец, уже отходит от такой формы сдачи экзамена, потому что видит перед собой две цели образования: воспитание патриота и воспитание в ребенке успешности. Ни на то, ни на другое тестирование не имеет никакого влияния. У нас же образование, на мой взгляд, сводится к одной-единственной цели - поступление в вуз. Но вуз - это лишь жизненный рубеж, а не самоцель.

Третий минус - то, что приходится сдавать ЕГЭ в другом учреждении. И ребенок, и взрослый в этом случае всегда испытывают психологический дискомфорт.

Положительную сторону я вижу в следующем: проведена жесткая проверка знаний наших детей и качества преподавания в школе. Это позволило взглянуть на себя со стороны. Выяснилось, к примеру, что дети из нашей школы все свои «4» и «5» подтвердили и на ЕГЭ. По району мы среди общеобразовательных школ набрали 88,9% и вышли на первое место. Но мы к этому были готовы, потому что проводили тестирование задолго до введения ЕГЭ. У нас для этого есть возможности. А что делать обычным школам, у которых нет ни лишних часов, ни «гимназических» или «лицейских» доплат учителям? Дети из специализированных и обычных, «дворовых», школ изначально имеют неравные возможности. Не встанем ли мы в скором будущем перед двумя ветвями образования: элитным и «производственным»? Из тех, кто заведомо будет не готов сдать ЕГЭ на высокий балл, страна начнет ковать кадры для заводов, а другие, получившие «элитное» образование, станут ими руководить.

Позитивом может служить и то, что выпускные и вступительные экзамены слиты в один. Если вузы не прибегнут к лукавству и не найдут лазейки, чтобы обойти это условие, ЕГЭ можно считать достижением.

Вообще для учительства экзамен явился отрезвляющим душем, но нужно заметить, что шоковая терапия не всегда полезна. Педагогов к ней тоже надо подготовить, и в чем они сегодня более всего нуждаются, так это в анализе, обсуждении произошедшего. Ради чего была нервотрепка? Где размышления на уровне района, города? Нас выстроили по ранжиру, составили рейтинг школ. Зачем? Очень хочется это понять.

Юрий СТАРИКОВ, директор школы №106

Начиная со среднего звена

Идея объективного экзамена мне нравится: не секрет, что выпускные экзамены наполовину сдаются учителями. Однако ЕГЭ включает в себя объем материала с 6-го по 9-й класс. Дети не подготовлены к этому. К тому же учителя редко используют на уроках такую форму, как тестирование. К ЕГЭ нужно готовить начиная со среднего звена. Многие ребята после каникул половины пройденного не помнят, не говоря уже о годах. На повторение изученного в 10-11-х классах дается всего час в неделю. Этого недостаточно. Я сталкиваюсь с тем, что старшеклассники постоянно путают определения, не могут сделать морфологический разбор.

Инна КОЗИНСКАЯ, учитель русского языка и литературы, центр образования №80

Мандраж, да и только

Качество обучения и ЕГЭ - не связанные между собой вещи. Если учитель подготовит свой класс к тому, что 80% ребят из него поступят в вуз, какую пользу это принесет учителю? Прибавят ему зарплату? А коли нет, ради чего ему стараться? Ради бравурных маршей в честь школы? Я убеждена: если учитель всю жизнь ответственно относился к своей работе, он этого отношения не изменит, и никаким госэкзаменом его не надо подстегивать.

В ЕГЭ мне нравится то, что ребенок перестает зависеть от субъективного мнения учителя. Однако, вводя эксперимент, у нас, как всегда, перегибают палку. Зачем отправлять детей в другие школы? Зачем их там тасовать, как карты, чтобы одноклассник, не дай Бог, не оказался рядом? Что это, как не стресс для ребенка? Он просто принял иную форму, но суть - мандраж - осталась та же. Американским детям намного легче, они свободны, раскованны, непосредственны. Российские же, среди которых едва ли не каждый второй с надломленной психикой, не готовы к такому психологическому испытанию.

То, что ЕГЭ избавит меня, как родительницу, от лишних денежных затрат, сомнительно. Репетиторов мы не минуем. Как поступают все нормальные родители, которые хотят, чтобы ребенок учился в приличном вузе? Приглашают в репетиторы профессоров из конкретного вуза. Это - стопроцентное попадание. Почему мы не минуем репетиторов? Потому что, покуда вузовским преподавателям будут платить по 4 тысячи рублей, они не перестанут искать дополнительный источник дохода.

В объективность ЕГЭ я тоже не верю. Талантливый человек с тестом не справится. Выиграет тот, кто будет меньше думать и доверится интуиции. Если у моей девочки будет по ЕГЭ 90 баллов, а у кого-то - 90,1 балла, то где гарантия, что станут разбираться, кто из них более склонен к учебе в том или ином вузе? При повальном сокращении бюджетных мест конкуренция среди абитуриентов будет высокая. Дело решат десятые и сотые баллов.

Ирина ВАНИНА, мама девятиклассницы