Нам надо еще дорасти

Но русская каторга была скорее карательной, чем экономической системой, хотя задачи освоения Сибири и Севера тоже ставились. Труд был тяжелый, малопроизводительный и бессмысленный.

Проблема свободы и несвободы, проблема произвола и дисциплины стояла и в ХIХ веке, но она не была такой острой, ужасающе-катастрофической, как в ХХ веке. Государство узаконило бесправность судопроизводства, юридически оформило нормы, при которых человек не был защищен с правовой точки зрения абсолютно: в июле 1934 года был издан Декрет, учреждающий принцип заложничества. Наконец, 1 декабря 1934 года было принято постановление Президиума ЦИК СССР «О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов» - закон, упрощающий судопроизводство по политическим делам и создающий законодательную основу для раскручивания волны репрессий. Произвольный характер арестов, заключений, задержаний и изгнаний лег в основу нашей государственности.

Интересно, что все тоталитарные и авторитарные режимы в разных странах ХХ века провозглашали демократические принципы, но на деле их гражданин не мог осуществлять свое право на несогласие. Он имеет право лишь на согласие.

Если не признать по-настоящему автономию каждого человека, то отпущенные ему права будут лишь фикцией. Естественно, что автономия человека имеет абсолютно разный смысл для каждого из нас. Человек не может существовать без взаимоотношений с другими людьми, не может полностью выключиться из взаимоотношений с государством. Баланс между личностью и обществом соблюсти безумно сложно. Практика западных стран показывает, что именно индивидуализм, представляющий благоприятную основу для развития множества личностей, гарантирует защиту от культа личности. Поэтому главной проблемой для правовой политики государства должна стать проблема достоинства личности, достоинства, возведенного в степень общегосударственной значимости. Проблема уважения достоинства личности затрагивается в статье 9 Всеобщей декларации прав человека. Только неуважение к естественному человеческому неотъемлемому достоинству порождает саму возможность произвольных заключений, задержаний и изгнаний.

Тоталитаризм же ХХ века перечеркнул достоинство во всех его проявлениях во имя конечной цели, которой могла быть чистота расы или социальная утопия. Хрупкое понятие достоинства пытались отстоять, защитить инакомыслящие. Я не говорю о волнах эмиграции, первой, второй, третьей, когда перед людьми, способными мыслить и говорить, ставился простой, известный с ХVI века вопрос: «Быть или не быть?..» Сколько их, изгнанных со своей родины?

Зависимость от другого, конкретного, выше тебя стоящего человека в России возводится в абсолютную степень. Если в Европе остро ощущается именно свобода людей если не от государственной системы, которая, впрочем, и создана для обеспечения свободы, то хотя бы от своих конкурентных собратьев, в США люди избавлены от этого законом Паркинсона - законом бумажной волокиты, который пусть извращенно, но ограничивает - нет, не свободу, но волю каждого конкретного человека, индивидуализм которого смог перерасти в амбиции даже в эпоху массовой культуры и штампованного сознания.

История же России сложилась так, что наше бытие сконцентрировалось вокруг власти, вторая сторона жизни - индивидуальный человек как бы в ней растворялся без остатка.

Понятие «право» или не существовало вообще, или сходные ему определения вращались вокруг понятия «государство». Личность обладала лишь вечными и незыблемыми обязанностями. И если обязанности эти безусловны, то права личности не были безусловными никогда. Они даровались в периоды «оттепели», снова урезались, оставались лишь на бумаге. В 1993 г. была принята Конституция, в которой прописаны все правовые нормы и свободы гражданского правового общества. Но драматизм ситуации заключается в том, что уровень правосознания большинства нашего населения все еще не соответствует нормам, зафиксированным во Всеобщей декларации прав человека.

Вера КУРАВЦЕВА,студентка

Екатеринбург

Их ни своя судьба, ни судьба страны не волнует

Одноклассник моей старшей сестры после окончания факультета экономики уехал вместе с женой и своим младшим братом в село. Он решил стать фермером. Сначала они поселились в Курской области в небольшой деревеньке на берегу речушки. Земли,как известно, там славятся своим плодородием, и Андрей уже в первый год получил высокий урожай картофеля, овощей. Это ему позволило увеличить поголовье скота. Он вместе с семьей и двумя рабочими из местного населения построили ферму и готовились уже возводить двухэтажный кирпичный дом, как вдруг их скотный двор подожгли односельчане, по всей видимости, из зависти. Они не раз ему говорили: «Уезжай обратно в Москву, нам тут богачи не нужны, не раздражай нас, а то и сам не рад будешь, если останешься».

Скотину тогда удалось спасти, Андрей очень дешево распродал ее и уехал с семьей в Поволжье, где его однокурсник уже пятый год имел свою ферму.

На новом месте наши знакомые прижились, хотя и там его встретили далеко не с распростертыми объятиями. Товарища его уже признали, смирились с одним процветающим хозяйством, а еще к одному привыкали очень трудно. Были и стычки, и мелкие пакости. Через два года все успокоились и даже научились из «кулаков» извлекать для себя выгоду. То денег возьмут взаймы без отдачи, то наймутся подзаработать за хорошую плату.

Колхоз в том краю давно развалился, но местные жители почему-то не стремятся серьезно взяться за собственное хозяйство. Все зарастает травой, сорняками. Даже огороды возле дома значительно сократились по площади, да и то там выращивают в основном один картофель.

Судя по этим двум примерам, по газетным публикациям, фермерство в нашей стране развивается крайне туго и медленно. Мало того, что им мешают разного рода чиновники, да еще и препятствуют люди, живущие рядом, которым они помогают выживать, а то и просто спасают от гибели. Бывает и такое.

Наблюдая своих сверстников и людей постарше лет на пять-восемь, я пришла к выводу, что мы более приспособленные к жизни и, что самое удивительное (хотя, возможно, я совсем не права), более трудолюбивы, легче меняем местожительство и место работы. А значит, и менее завистливы. Мы больше думаем о том, как стать успешнее самим, нежели об успехах других. Россию будут поднимать такие, как Андрей и его товарищ. Хочется верить, что их в ближайшие годы будет больше, пока их единицы.

Елена БАРХАТОВА,

студентка

Олимпиада - это незабываемое событие

Поездка в Москву. Что может быть интереснее и удивительнее, тем более если там тебя ждут замечательные люди, которые рады тебя видеть. Именно такой шанс предоставила «Учительская газета», объявившая седьмую Всероссийскую олимпиаду по граждановедческим дисциплинам. Ответив на 20 непростых вопросов и написав эссе на злободневную тему терроризма, любой конкурсант мог попасть в число финалистов.

Я участвовал в олимпиаде второй раз и поэтому серьезно отнесся к письменному этапу. И вот после значительных усилий и многих дней ожидания мне пришла телеграмма с вызовом в Москву.

Столица встретила нас ярким солнцем, погода была просто замечательная. Приехав в редакцию «УГ», мы увидели, что многие наши друзья и знакомые тоже прибыли.

Встреча с новыми для нас людьми также необычна, так как те, кто приехал, уже выдающиеся личности.

Готовиться мне помогали моя учительница Зинаида Васильевна Мурина, а также прекрасные учебные пособия, созданные А. Никитиным.

В течение двух дней мы жили в красивом поселке Московский, где проходили письменные и устные испытания. Они перемежались с литературными вечерами, на которых Олег Парамонов, Марина Шкробова и Артур Заруба зажигали в наших душах искру поэзии. Нельзя не отметить экскурсию в Москву: мы побывали на Воробьевых горах, Поклонной горе, узнали много интересных фактов о жизни столицы.

В последний день состоялась церемония закрытия, где были объявлены имена победителей. Приятно отметить, что я был в их числе. Всем участникам были вручены комплекты плакатов - победителей Всероссийского конкурса «Имею право», а также дипломы.

Как ни грустно было расставаться, но с чувством радости и горечи, с чувством победы и просто со слезами на глазах расставались мы друг с другом. Очень тяжело покидать замечательных друзей, которые за несколько дней стали почти родными.

Я хочу поблагодарить всех организаторов за проведение такой олимпиады, где ты не только показываешь свои знания, но и встречаешься и знакомишься с замечательными людьми. Эти впечатления оставили неизгладимый отпечаток в душе, и я прошу от имени как нынешних, так и будущих участников продолжать проведение такой олимпиады. Какое счастье быть их участником! А потом весь год вспоминать об этом.

Михаил КУКЛИН, ученик Пугачевской школы

Удмуртия

В нашей стране есть все условия для самореализации

Это прекрасно, что «Учительская газета» ежегодно устраивает олимпиады по граждановедческим дисциплинам. Это своего рода испытания на зрелость юного гражданина, смотр потенциальных возможностей будущих активных участников строительства новой России.

Мы, участники седьмой олимпиады, поняли, что, несмотря на многие различия, нас объединяет общее стремление принести пользу своей стране. И это не просто громкие слова, это действительно так: кто, как не мы, через 5-7 лет, а некоторые и раньше примут на себя основную тяжесть реформ, нововведений, модернизации всех направлений нашей жизни.

Одно время я мечтала уехать жить и учиться в Соединенные Штаты Америки, потому что меня удручало, настораживало все, что происходит вокруг. Став взрослее, я поняла, что нужна своей Родине, потому что для нее хочу и могу сделать многое. К тому же есть здесь все условия для молодежи, чтобы полностью реализоваться.

Часто про нас, школьников, говорят: это будущие граждане нашего государства. Мне хотелось бы их поправить: не будущие, а сегодняшние, потому что свою гражданскую позицию мы проявляем уже сейчас.

Елена СОКОЛОВА, ученица 11-го класса

Московская область

Чтобы не было стыдно

Германия, где я пробыла два месяца, произвела на меня впечатление чистыми, ухоженными улицами и парками, приветливыми, доброжелательными людьми. Создалось впечатление, что здесь прежде всего думают о человеке, отдельном человеке. О нем думают, когда проектируют и строят дома, проводят дороги (не там, где удобнее их строить, а там, где они меньше мешают жителям и создают максимум удобств для автомобилистов и водителей).

Об этом можно рассказывать очень долго. Я же хочу остановиться только на одном моменте. На чистоте.

Домой я возвращалась на машине своих знакомых. Они путешествовали, поэтому по пути ненадолго останавливались в разных городах, сначала Германии, потом Польши. И вот что примечательно. Чем дальше я ехала на восток, тем более глаз замечал постепенное снижение уровня чистоты и порядка. Уже в Восточной Германии, бывшей ГДР, видно было, что нет той щепетильности в уборке и убранстве улиц, как в западной ее части. В Польше это отношение стало еще более заметно, в Белоруссии наблюдалось дальнейшее снижение требовательности к дворникам, работникам коммунального хозяйства, включая озеленителей.

Но настоящее потрясение я испытала, приехав домой, в Россию. Москву бы я могла здесь вынести за скобки, особенно ее центральную часть. На остальных территориях, включая родное Подмосковье, где я жила в детстве, замусоренность страшная. Будто наши люди специально соревнуются: чья улица, чей двор будут грязнее. В пригородных лесах сплошные свалки. В траве в десятке шагов от дач валяются автомобильные шины, банки, бутылки, другой бытовой мусор.

Было от чего содрогнуться сердцу, хотя я и раньше все это замечала и меня все это огорчало. Но, сравнив нашу «чистоту» и «порядок» с чистотой и порядком даже не Германии, нет, здесь и сравнивать нечего, а с Польшей и нашей союзной Белоруссией, я увидела, как мы безобразно относимся к своей стране, городу, двору, родной природе. Вот у нас стало модно кричать о своем патриотизме. Левые и правые, красные и зеленые, каждый из них наперебой стремится доказать, что именно они любят Россию. Но о какой любви может идти речь, если никого не волнуют хлам и мусор, разбросанные от Смоленска до Владивостока. Я имею в виду не только бытовой мусор, но и промышленный, включая радиоактивные и токсичные отходы. Более того, этого бы просто не было, если бы каждый заботился о чистоте окружающей среды и о чистоте своих помыслов.

Мне приходилось наблюдать, как люди любого возраста, любого социального положения, развернув мороженое, шоколадку или съев чипсы, бросают обертки и пакетики прямо себе под ноги. А потом сами же и возмущаются: что это дворники так плохо убирают! Я знаю дома, в которых уборщицы отказывались убирать в подъездах, потому что жильцы чудовищно их замусоривают.

В дачном поселке, куда каждое лето приезжают мои родители отдыхать, тоже есть так называемые несанкционированные свалки. Вокруг него красивый еловый и березовый лес, но им можно любоваться только издалека. Едва вступаешь под сень деревьев, тут же замечаешь мусор, который возмущает, раздражает, вызывает чувство вины, даже если ты к этому не причастен. Но далеко не у всех, разумеется.

Дядя моей подруги решил всей семьей очистить от мусора прилегающий к его даче участок леса, дабы не краснеть перед гостями из Польши, которые скоро к нему приедут.

Осмотритесь, пожалуйста, вокруг себя, поймите, что так жить больше нельзя. Давайте, сначала просто перестанем где попало разбрасывать мусор, потом начнем наводить порядок. Сделаем наши города, улицы, дворы чистыми, чтобы не было стыдно как перед нашими зарубежными гостями, так и перед самими собой.

Алиса ОСИНА, студентка

Москва