На занятиях говорю о мотивах выбора профессии. Но понятия «смысл» и «мотив» не совпадают. Мои учителя говорили, что смыслы формируются только в деятельности. Какую деятельность для их усвоения я могу организовать на своих занятиях? И какие это должны быть смыслы? Казалось, задача не имеет решения. Тем не менее начала пробовать. Для начала дала девятиклассникам задание нарисовать свой мир сегодня и в будущем. Потом попросила промаркировать изображение: отметить то, что придает нашей жизни яркие краски, особый вкус, без чего жизнь не имела бы смысла. Далее следует вопрос на засыпку: а есть ли в мире будущего профессия и какое место она занимает? Вот тут и возникает проблема: у многих ее вовсе нет, у некоторых она обозначена туманным словом «работа» и находится на задворках этого построенного мира. Иду дальше - задаю вопрос о том, какие жизненные смыслы могут быть реализованы через профессию. Показателем того, что задела важные струны и разговор строится по-взрослому, являются полная тишина в классе и устремленные на меня глаза. Возникают ответы: саморазвитие, достижение общественного признания, вклад в общественное развитие, помощь людям, реализация своего интеллектуального и творческого потенциала и т. д. Получилось, что профессия в представлениях гимназистов «встраивается» в контекст общественных смыслов.
В рамках подготовки самостоятельной творческой работы одна наша десятиклассница провела опрос гимназистов 9-й и 10-й параллелей. Десятиклассники в прошлом году тоже посещали мои занятия, но со смыслами я с ними не работала. В анкете было всего три вопроса: выбрал ли ты профессию, что является ориентиром ее выбора, на какой жизненный смысл будет работать выбранная профессия? Ответы на первый и второй вопросы почти не отличались, девятиклассники не назвали смыслы, а ограничились известными ориентирами: интересы, способности, востребованность и т. п.
Ответы на третий вопрос существенно отличались, хотя с того занятия, на котором мы это обсуждали, прошел месяц. У большинства десятиклассников вопрос остался без ответа, у остальных были названы всего шесть вариантов, из которых половина касалась заработной платы. Все девятиклассники ответили на вопрос, причем набралось тринадцать разных вариантов. Среди них тоже была зарплата, но большинство ориентировались на общественные смыслы. Выходит, что наш разговор не ограничился занятием, многие ушли после него с зарядом на собственные, внутренние размышления.
Что же я все-таки сделала? Какую деятельность организовала? Прихожу к выводу, что деятельность была рефлексивная. И что она лучше всего подходит для работы на смысловом уровне, для работы по выстраиванию собственной личности, ее ценностно-смысловой сферы. И тогда не важно, как ты рассадил на занятии детей, организовал ли ты групповую работу. Главным становится вовремя и правильно заданный вопрос, который погружает тебя внутрь собственной личности, в пространство смыслов и представлений о твоей собственной жизни в контексте жизни всего мира, других людей, культуры. Это понимание ведет меня дальше, к поиску знаковых вопросов, а не ответов на чужие, как это происходило раньше.

Ольга ФИЛИМОНОВА, директор МБОУ «Сергиево-Посадская гимназия имени И.Б.Ольбинского», Московская область