- Бросаю институт «обрадовал» с утра младший, студент. - Стыдно с тебя тянуть. Берут на хорошую работу, на целый день.

- А армия? - обреченно тяну я. - Ведь сразу заберут...

- Женюсь, детей заведу, - смеется сын.

- Остроумно, - пикирую я, - а жить-то на что и где?

Утренняя разминка состоялась. На выходе из дома консьержка протягивает квитанцию. Опять коммунальные выросли, отмечаю я уже автоматически.

- Со следующего месяца и мы поднимаем оплату, - обреченно вздыхает наш страж подъезда. - Дежурить сутками тяжело, будем брать еще людей.

Что ж, надо так надо. Зато в подъезде чисто, цветы вокруг, утешаю себя. За все надо платить. Хватило бы только зарплаты. Стоп! Мысли поворачивают в опасное русло. Надо остановиться. Как там учат психологи: «Живите в отсеке сегодняшнего дня, ищите повод для радости и почаще вспоминайте о хорошем».

Хорошее... Конечно же, оно есть! Этим летом наконец-то сбылась моя давняя мечта. Я увидела Горный Алтай с его знаменитыми синими озерами и воздухом, который можно, казалось, резать ножом и есть ломтями, как сочный, спелый арбуз.

Мы проехали тогда по Чуйскому тракту до самой Ташанты. Остановились в первый день у замечательной старушки, покорившей нас своим добрым лицом. И оно нас не обмануло. Хлеб был пышно мягок и таял во рту. Янтарный мед в плошке, горка белых яиц всмятку (ах, какой вкусный внутри желток!), миска с дымящейся молодой картошкой. Дорогого стоит такое угощение! А говорок бабы Ени (так она представилась нам), неторопливый, мягкий, обволакивал. Довершил все это великолепие пузатый блестящий самовар.

- Я его для хороших гостей ставлю, одной-то не с руки, да и незачем.

- Бабушка, а не боитесь вот так чужих привечать? - взыграла во мне горожанка. - Люди-то разные!

- А что мне сделают? - засияла морщинками баба Еня. - Брать у меня нечего, живу в этих местах сызмальства. Все соседи меня знают - в обиду не дадут. Правда, приключилась со мной притча недавно. Но это я сама виновата, польстилась на дармовщинку.

История, рассказанная хозяйкой, оказалась самой банальной.

Вышедшие из машины парень и девушка лучезарно улыбались: «Бабуся, а мы к вам с подарками. Примите?»

Парочка, зайдя в дом, выложила из сумки коробки.

- Вот вам, бабуся, чайник электрический и утюг с паром. Дарим! Бесплатно!

Баба Еня даже всплакнула на радостях. Никто никогда не делал ей таких дорогих подарков. Работала в молодости, как и все, за трудодни в колхозе, то есть бесплатно. Подписывалась еще на все займы, надо было народное хозяйство поднимать. Тогда согласия-то не спрашивали, надо - значит надо.

Правда, перед самой пенсией повезло бабе Ене, пригласили работать в школу - понадобилась техничка. Ребятишек она любила, своих не нажила, так чужим радовалась. Те парень с девушкой ей приглянулись, ласковые, обходительные.Посидели-почаевали, побеседовали о том о сем. Молодые люди засобирались в дорогу.

- Подарки-то бесплатные, да вот доставку надо оплатить. Вы уж извините.

Доставка стоила полторы тысячи.

- Да у меня денег таких нет, - растерялась гостеприимная хозяйка, - тысячу приготовила на дрова, а то к зиме они еще подорожают.

- Ну ладно, бабуль, давай свою тысячу, делаем скидку, - белозубо улыбнулся бойкий юноша.

- И вы отдали? - не выдержала я. - Вернули бы им утюг да чайник.

- Да неудобно это, - смутилась рассказчица. - Из чайника мы пили, и утюг мне тоже дали опробовать. Гладила им. Не по-людски это. Возвращать надо было, пока не распечатали коробки. Да и сама я виновата, не отказалась сразу...

...Спать нам в маленькой хате пришлось на полу, хотя баба Еня всячески пыталась уступить свою «панцирную» кровать. Встала она рано, едва только забрезжил рассвет. Разожгла печку (газовый баллон кончился, а пенсия не скоро). Поставила варить в печь картошку в чугунке. Для нас, проезжих путников.