В раннем детстве он потерял родителей одного за другим, воспитывали его бабушка и крестный. К моменту войны мой дед работал токарем на московском заводе им. Орджоникидзе, имел бронь, так как точил замки для «Катюш». Жил он от завода далеко, и, когда боевые действия стали приближаться к Москве, своевременное передвижение по городу стало крайне затруднительным, за второе опоздание был уволен с работы, но почти тут же был зачислен в разведвзвод и отправлен в подмосковную Рузу к месту боевых действий. Очень скоро дед был тяжело ранен «финской кукушкой», помогал еще более тяжелораненому товарищу и попал в окружение, однако они вышли к своим, попали в эшелон для раненых и вернулись в Москву на лечение.
Дворовый друг по старой памяти предложил другу-голубятнику службу в войсках связи с почтовыми голубями. Деду этот вариант показался удачным, но в первых же боях всех голубей перестреляли, а его отправили к собачникам: надо было дрессировать собак для подрывных работ. Дедов пес прекрасно обучался, но на поле боя сразу сообразил, что к чему, и в отличие от остальных собак лезть под танк наотрез отказался, работу за него пришлось исполнить деду. По счастью, в это время в их часть прибыла опытный кинолог из Грузии, которая набирала санитарную бригаду для вывоза с поля боя раненых на собаках. Деда отправили туда, так как его питомец оказался слишком разумным для подрывных работ, а вот находить раненых и вывозить их с поля боя в сопровождении деда пес согласился. Закрепленного на волокушах раненого пес отвозил в медчасть и возвращался к деду за новыми ранеными. Очень скоро за дедом закрепили еще трех таких собак-санитаров, оставшуюся часть войны дед провел при медбригаде с собаками и лошадью, на которых перевозили раненых.
Победу дед встретил, как и многие, в Берлине, однако домой он вернулся лишь через два года - пришлось остаться в Германии в комендантском полку в качестве прикомандированного со своими собаками.
Военных наград дед так и не получил, хотя многие из спасенных им клятвенно это обещали. Получение наград затрудняло то, что по бумагам дед был прикомандированным из московской части, а не состоял непосредственно при медбатальоне. Дед говаривал: «Война!.. До того ли тут было?» Время войны было очень тяжелое, особенно для такой тонкой и чувствительной натуры, как Анатолий Иванович. Однако долг и милосердие заставляли его жить и трудиться по принципу: «Не можешь убивать, тогда спасай и за это не жди награды».

Анна КУШНЕРЕВА, воспитатель СП №179 школы №324