С этого момента и начался славный боевой путь женщины-снайпера, награжденной многочисленными боевыми наградами, хотя главным достижением военных лет она все же считала встречу в Прибалтике с солдатом Борисом Кузнецовым. Это знакомство переросло в огромную любовь, многолетнюю счастливую семейную жизнь, венцом которой стали четверо детей, внуки, а сейчас и правнуки.
Детские и юношеские годы Екатерина провела в Туле. Когда началась война, вместе с подругой Ниной Луниной они решили пойти на фронт. Мать Кати только руками развела: «Раз подруги идут - иди и ты...». В военкомате дали совет: «Доучитесь хотя бы». Но девушки продолжали каждую неделю «штурмовать» военкомат, а когда в городе развернули госпиталь, то часто дежурили у постелей тяжелораненых. Но работа в госпитале не привлекала Катю. Когда ей исполнилось 18 лет, она все-таки добилась своего - направили ее в женскую школу снайперов в подмосковном Подольске. Их с Ниной приняли. Обучение снайперов проходило в спартанских условиях. Подъем, физзарядка, завтрак и каждый день шестикилометровый кросс на полигон-стрельбище, только вечером возвращение в расположение школы. Весь день на полигоне: учеба, тренировки в стрельбе из снайперской винтовки по неподвижным и подвижным мишеням. Стрельба Екатерине давалась легко, она считалась лучшим стрелком в роте. «Учусь отлично, вчера получила благодарность за стрельбу, получила увольнение, едем в Москву, в Большой театр», - подписала она одну из редких фотографий в июле 1943 года.
Снайперскую школу она окончила в том же 1943 году, а накануне выпуска перед студентками выступила снайпер, Герой Советского Союза, знаменитая Алия Молдагулова, чье имя сейчас носит одна из московских улиц. Она многое поведала из своей фронтовой биографии, поделилась опытом, рассказала, как вести себя в томительном ожидании долгих часов снайперского дежурства, на что в первую очередь обращать внимание при наблюдении за траншеями противников.
Итак, «мама, завтра на фронт. Не знаю, что и написать. Буду достойна своей Родины»... Еще по дороге на фронт попали под бомбежку. Прибыв в Латвию, ночевали в костеле, «слушали незабываемые звуки органа, мечтали о счастье, любви». А ночью их бомбили. Двадцать девушек-снайперов. Двух убило той же ночью, еще две не дошли до переднего края, были ранены. Увы, через год в живых останутся только три девушки.
Первое фронтовое крещение Екатерина помнила всю жизнь. В расположение 704-го артполка, на передовую, их провожал по траншеям молодой разведчик, решивший щегольнуть своей храбростью перед девчатами. Шел в полный рост, не пригибался, а до немецких траншей всего 50 метров. Боком вышла эта «храбрость»: его ранило, пришлось отправить в госпиталь, а две девушки-снайперы погибли. «Страшно было подумать: вот только что шли вместе, разговаривали - и уже нет их. Поплакали. И тут же, на могиле своих боевых подруг, поклялись отомстить за них...» - рассказывала спустя многие десятилетия Екатерина Трофимовна.
Тогда же она из траншеи в щель впервые увидела немцев. Попросила винтовку, но более опытные бойцы объяснили, что задача снайпера - «добывать» пулей ценных врагов: связных, офицеров или уничтожать расчеты боевых точек. Второе «свидание» Кати с немцами едва ли может кого-то оставить равнодушным. Немцы захватили двух ее подруг, а когда советские солдаты начали артобстрел, фашисты выставили на бруствер девушек, которые кричали: «Товарищи, стреляйте, не жалейте нас, бейте проклятых!». Когда этот участок был освобожден, нашли замученных девчонок.
Так прошли первые дни на фронте, дни самые страшные. Впоследствии Екатерина Трофимовна удивлялась, что когда начиналась осень и земля покрывалась золотым ковром листьев, ей часто становилось страшно, что под этим ковром будут трупы увиденных ею двухсот расстрелянных пленных русских. Она добавляла, что можно много читать о зверствах войны, но гораздо хуже один раз увидеть в освобожденной деревне Погорелая колодцы, полные расстрелянных людей.
Со временем первые впечатления от фронта становились прошлым, верх брала не женская сентиментальность, а профессиональная выучка и ни с чем не сравнимое желание во что бы то ни стало победить. Стрелком Екатерина была отличным - терпеливым и расчетливым. Ей часто поручали чрезвычайно важные задания, отмеченные не только благодарностью окружающих, но и правительственными наградами.
Однажды она заступила на пост, внимательно вела наблюдение за местностью. Место было болотистое, траншеи не проложишь, немцы навели гать, а их связной проскакивал простреливаемый участок на велосипеде. Выждала. В 16 часов немец разогнал свой велосипед, и она сразила его. Снайперская пуля практически всегда находила непрошеных гостей. За успешное выполнение боевых заданий Екатерина Булгакова уже в 1943 году получила медаль «За боевые заслуги».
Но впереди ее ждала еще более ценная награда - орден Красной Звезды за выполнение уникального по своей сложности и необычности задания, на всю жизнь наложившего отпечаток на здоровье Екатерины Трофимовны. Дело было глубокой осенью, в ноябре, в местечке Салдусом, что западнее Риги. Надо было уничтожить вражеского связного - немецкую овчарку с особой сумкой-донесением. Противники, к слову, часто на открытой местности применяли собак-связных. Екатерина укрылась в небольшом окопчике и до боли в глазах следила, когда же появится необычный связной. А тем временем окоп наполнялся водой, руки и ноги коченели. Тогда она обморозила пальцы ног, которые всю оставшуюся жизнь беспокоили при смене погоды. Зуб на зуб не попадал, наконец она увидела, как ползет четвероногий посыльный врага, а выстрелить невозможно: руки онемели, всю трясет, как в лихорадке. Катя собрала всю волю в кулак, сжалась, палец как-то сам нашел спусковую скобу. Как всегда перед выстрелом, затаила дыхание. Выстрел - и служебная собака осталась лежать.
«На фронте, - вспоминала Екатерина Трофимовна, - всегда строго учитывали выполнение каждого задания. И только когда «язык» подтвердил уничтожение собаки-связного, командир роты объявил благодарность». Потом снайпер была представлена к ордену Красной Звезды за особые боевые заслуги.
Уже в 1945 году Екатерина познакомилась со своим будущим мужем, старшим лейтенантом, связистом Борисом Кузнецовым. Они поженились, было белое платье, после войны жили в Туле, в Фергане, где она много лет работала школьным учителем. Вместе прожили десятки лет, вырастили четверых детей, нянчили внуков. Но всю жизнь Екатерина Трофимовна сохраняла память о войне. Самое главное, что запомнилось, считала она, - это «фронтовая дружба и личное оружие. Взаимовыручка постоянно помогала в бою. А со своей снайперской винтовкой не разлучались никогда. Берегли как зеницу ока. Даже спать ложились с оружием».
Сейчас, в относительно мирное время, как-то странно выглядит наш рассказ: девушка и винтовка, да и вообще, девушка и война - как-то не очень вяжутся эти понятия. Но та подлая война всех уравняла, всех связала в едином порыве: во что бы то ни стало освободить свою землю от врага. Часто не было разницы между «мальчиками» и «девочками в платьицах белых». Такой «девочкой» и была моя бабушка Екатерина Трофимовна Кузнецова - снайпер, незаметный герой Великой Отечественной войны, нашедший на фронте свою любовь...

Евгений КУЗНЕЦОВ, студент колледжа автоматизации и информационных технологий №20