Каждый должен сам сделать свой выбор

...Николай Иванович - человек неравнодушный, ему не безразлична судьба российского образования, он знает ее изнутри. Что, впрочем, и неудивительно, ведь Николай Булаев начинал работать школьным учителем физики, а потом 12 с половиной лет возглавлял Спасское педагогическое училище в Рязанской области, до поста председателя профильного комитета Госдумы был ректором Института развития образования в Рязани.

- Я всегда открывал «Учительскую газету» с трепетом. Это и неудивительно: и я, и моя жена - педагоги, кроме того, о многих судьбоносных для себя решениях я узнавал именно из «УГ». Когда я был директором Спасского училища, меня однажды вызвали на коллегию в министерство, хотели даже снять с должности. Спустя какое-то время прислали в училище проверку. А потом неожиданно звонят и сообщают - прочитай «Учительскую», там о тебе написано. Оказалось, что Спасское педучилище было признано победителем Всероссийского социалистического соревнования среди училищ всей страны.

...Я знаю людей, которые регулярно читают газету и видят там статьи не лично о себе, но тем не менее очень значимые для них. Убежден, что человеку надо давать разные точки зрения и ни в коем случае ничего не навязывать - каждый сам должен сделать свой выбор. Поэтому хотелось бы, чтобы законопроекты, готовящиеся к принятию, обсуждались как можно большим числом людей, разными слоями населения. Ведь внести поправки в закон после первого чтения намного проще, чем потом его отменять. Тем более что многие законы, в том числе и касающиеся образования, далеко не однозначны. И здесь нам могут помочь СМИ, особенно «Учительская газета», которая могла бы знакомить педагогов с законопроектами.

- Николай Иванович, вы довольно долгое время работали директором Спасского педучилища, трудно ли было вам с ним расставаться?

- Это был самый светлый период моей жизни, там у меня многое получалось, потому, когда пришлось уходить, рыдал как ребенок. Я вообще считаю, что человек, пришедший из профессии на любой уровень власти, неизменно теряет свои профессиональные навыки. Я, к примеру, дважды возвращался в профессию, в третий раз, думаю, это будет уже невозможно. Когда я говорю о возвращении в профессию, то прежде всего имею в виду работу учителя, даже не ректора вуза или директора школы. Не так-то просто после большого перерыва войти в класс и вести урок, не испытывая при этом дрожи в коленях, не боясь, что тебя уличат в незнании и непрофессионализме. Учитель должен входить в класс с чувством убежденности в том, что он прекрасно владеет своим предметом, знает, чему хочет научить.

- Николай Иванович, мы хотели бы вернуться к вашим корням, к вашему региону - рязанской земле. В конкурсе «Учитель года» два раза подряд победителями были педагоги из Рязани. Есть ли свой секрет подготовки учителей в вашем регионе?

- Да, я думаю, победа рязанских учителей объясняется еще и очень хорошей подготовкой наших методистов.

- В связи с этим еще один вопрос - считаете ли вы, что педобразование сейчас находится в состоянии кризиса?

- Я думаю, что кризис в образовании - явление постоянное. Но сегодня он носит более ярко выраженный характер. Кстати, я не стал бы определять снижение социального статуса учителя лишь низкой заработной платой. К примеру, моя учительница за свою работу получала гроши, но тем не менее социальный статус ее был необычайно высоким.

- Сейчас идет очень болезненный процесс передачи НПО и СПО с федерального уровня финансирования на региональный. Причем неизвестно, отдадут ли при этом учреждениям начального и среднего профобразования деньги. Не решен и вопрос, как будут передаваться земля и здания. Что вы думаете по этому поводу?

- Хочу сказать, что практически все эти вопросы сейчас касаются исполнительной, а не законодательной власти. Именно исполнительная власть и должна определить все механизмы передачи. Моя позиция в этом вопросе такова: я абсолютно уверен, что начальное и среднее профобразование должны находиться в ведении регионов. Нельзя принимать решения по подготовке кадров для региональных рынков труда в Москве. Регион должен определять план приема, набор специальностей, заниматься трудоустройством своих выпускников. Единственное, нужно попытаться сделать так, чтобы этот переход был как можно более безболезненным. Я работал директором и знаю, чего боятся руководители СПО и НПО. В регионы передается большой имущественный комплекс, а это лакомый кусок. Такую ситуацию мы уже пережили с детсадами. В свое время они были закрыты и куплены различными, далекими от дошкольного образования организациями. А теперь говорят, у нас бум рождаемости. Подобной ситуации не должно произойти с начальным и средним образованием, поэтому в общем трансферте передаваемых региону денег должны быть четко прописаны суммы на содержание НПО и СПО. По этому поводу есть решение нашего профильного комитета. Еще одна опасность, связанная с этой проблемой: на рынке труда в какой-то момент может не быть потребности в конкретных специальностях. И тогда у регионов появятся оправдание и веские мотивы к закрытию некоторых училищ или к их перепрофилированию. Но нельзя забывать, что сегодня нет механизма прогнозирования рынка труда, мы не знаем, какие специальности будут нужны в ближайшем будущем. И тогда через три-четыре года наши необдуманные действия могут привести к самым непредсказуемым и печальным последствиям. И потом - не надо ни на минуту забывать о социальной миссии начального профобразования. Ведь в ПУ идут, как правило, дети из малообеспеченных и неблагополучных семей. У них просто нет возможности учиться в вузе или колледже. Выбросив их на улицу, лишив возможности получить профессию рабочего, мы превратим их в преступников. Сэкономив на начальном и среднем профобразовании, мы впоследствии вынуждены будем тратиться на строительство колоний и исправительных учреждений. Поэтому я не считаю, что государство впустую тратит деньги, если готовит специалиста, временно невостребованного на рынке труда. Он более адаптирован к жизни в обществе, чем тот, кто вообще не имеет никакого образования. Поэтому в этом вопросе очень важно не наломать дров и не ориентироваться лишь на сиюминутные потребности экономики.

- Вы сказали, что учитель, перестав быть учителем и уйдя во власть, деградирует как профессионал. Но, к сожалению, зачастую происходит и так, что эти люди, попав во властные структуры, совершенно перестают заботиться об образовании.

- Я не соглашусь с таким рассуждением. Да, человек, переставший быть учителем, теряет какие-то связи. Но это не вина его, а беда. В то же время я наблюдаю массу примеров, когда бывшие учителя стараются всячески помочь педагогам. Конечно, чтобы досконально понять, что происходит в учительской среде, нужно быть там постоянно. Но чтобы человек, работавший учителем, потом совершенно перестал понимать проблемы своих бывших коллег, таких случаев я не знаю. Наоборот, бывшие педагоги, встречаясь с учителями, всегда обращаются к ним со словом «коллеги». Другое дело, что люди обычно связывают с человеком, ушедшим во власть, необоснованно высокие надежды. А когда он не оправдывает их, начинают его обвинять во всех смертных грехах. Кроме того, во власть зачастую приходят люди, не имеющие защитного механизма от ее развращающего влияния. У них появляется твердое убеждение, что это навсегда. Я думаю, что любой человек, приходящий во власть, должен помнить, что призван выполнить какую-то конкретную функцию и потом снова вернуться на свое место, в свою профессию. Если же человек думает, что «взлетел» во власть навечно, тогда действия его зачастую становятся неадекватными. И еще я уверен, что человек во власти может состояться лишь тогда, когда состоялся в своей профессии. А сегодня много популистов, играющих на сиюминутных настроениях в обществе.

- Вероятно, проблема в том, что у нас нет институтов, которые готовили бы человека к его миссии во власти. На Западе они есть, и человек представляет, какие требования будут перед ним выдвинуты...

- Не совсем так. В Думе есть молодежный парламент. Есть они и в каждом регионе страны. Молодые люди могут там учиться основам государственного управления, работе во власти. Кроме того, у меня в Думе бывают студенты различных учебных заведений. Так, недавно целый день в Государственной Думе провели студенты одного из рязанских колледжей. Увидев Думу изнутри, ребята смогли дать оценку власти. До этого образ власти для них рисовали телевизионные каналы... Многие студенты делились своими впечатлениями и говорили, что избавились от стереотипов, застрявших в сознании. К сожалению, СМИ, особенно телевидение, вольно или невольно зомбируют людей. У многих возникает неуверенность в своих силах, в том, что они смогут решить ту или иную проблему. Кстати, иностранцы чувствуют себя куда более уверенно. Я убежден, что только личные ощущения могут дать человеку ответ на вопрос, обманывает их власть или не обманывает. Да и вообще человек многие вещи может понять, лишь если ему пришлось испытать их на собственном опыте. Я могу понять ребят из малообеспеченных семей. У моих родителей было четверо детей, и мне часто приходилось донашивать одежду старших. Я могу представить, что такое жизнь на 20 рублей в месяц по тогдашним деньгам. Хочу рассказать вам случай из моей жизни. Мне как-то пришлось пережить тяжелую операцию на позвоночнике. Ее делали под местной анестезией, и я слышал, как хирург сказал своему помощнику:

«Опять ошиблись, вскрывай другой позвонок». Оказалось, для того чтобы не резать вслепую, нужен был томограф.

Так вот когда через год после операции меня назначили заместителем председателя облисполкома, первое, что я сделал, убедил председателя облисполкома купить томограф для нашей областной больницы, хотя стоимость его была заоблачной - свыше миллиона долларов.

...Не черстветь душой, не забывать, как живет простой народ, и оставаться доступным для него - вот, думаю, какими простыми истинами должны руководствоваться люди во власти...

P.S.

Профильный комитет сейчас работает над подготовкой молодежного конкурса «Моя законодательная инициатива». Суть его - дать молодежи высказаться, назвать все то, что мешает нормально жить и работать. «УГ» будет подробно освещать этот конкурс. Кроме того, планируется создание постоянной страницы Комитета по образованию и науке Госдумы в приложении «УГ» «Образовательное право». Там будут печататься законопроекты, касающиеся образования.