- Мы наблюдаем сегодня изменение концепции Закона «Об образовании». Если раньше подходили к образованию как к общенародному благу, то теперь все те поправки, которые введены законом № 122, предусматривают одно: образование - услуга. Сквозь такую призму все изменения в законодательстве логичны. Лозунг о приоритетности образования остался, но все механизмы приоритетности из закона ушли, например, доля ВВП, которая идет на образование, или соотношения в оплате труда.

Нас пытаются убедить в том, что денег образованию дают много, просто они нерационально используются. Мы знаем примеры нерационального расходования бюджетных средств, но если говорить о том, достаточно средств в высшей школе или не достаточно, то надо сказать и о том, что без дополнительного зарабатывания средств плюс к бюджетным вузы не смогут выжить - сейчас за счет оказания платных услуг высшая школа получает второй бюджет. По платности образования мы уже впереди планеты всей, по уровню платности образования наша страна перешла в четвертую группу самых бедных стран мира, в которую обычно включают по принципу: чем страна бедней, тем выше в ней платность образования. Здесь главный вопрос - как и на что эти деньги вузы могут и должны тратить.

Методические рекомендации по разработке стратегии развития России до 2010 года, подписанные Михаилом Фрадковым, предполагают в числе других приоритетов и такую позицию правительства: содействие развитию человеческого капитала. Такая формулировка предполагает развитие прежде всего образования, в частности высшей школы. Теперь Министерство образования и науки РФ должно разработать стратегию образования для системного решения проблем приумножения человеческого капитала. Тут вопрос: будут ли в этой стратегии исправлены ошибки, допущенные при разработке закона № 122, или она будет написана в логике именно этого закона?

Сначала из законопроекта убрали понятие о внебюджетных средствах, зарабатываемых вузами, потом это понятие было в законе оставлено, и теперь очень важен вопрос о порядке расходования внебюджетных средств, об обеспечении прозрачности этого процесса, регламенте работы с казначейством. Есть положение о казначействе, но оно всех вопросов не решает, здесь регулирование взаимоотношений возможно только с помощью регламентных же документов и установления порядка утверждения смет, переброски оставшихся денег и так далее.

Есть в законе № 122 совсем непонятные для вузов моменты: например, им возвращено право сдавать и брать помещения в аренду, доход от аренды не относится к предпринимательской деятельности. А вот к какой деятельности относится, какие налоги нужно платить с такого дохода, не ясно.

Что касается организационно-правовой формы, то теперь госвузы могут создаваться в любой форме, предусмотренной для некоммерческой организации. Это сделано далеко не случайно, это в логике Минфина, занимающегося реструктуризацией бюджетной сферы. Само построение некоммерческой организации, которая ориентирована на получение дохода, а не на реализацию образовательной услуги как общенародного блага, на мой взгляд, противоречит конституционным задачам. Я не знаю, удастся ли отстоять позиции и защитить вузы, для которых мы прогнозируем немалые потери в связи с изменением организационно-правовой формы. Все ведь связано с субсидиарной ответственностью государства, вузам говорят так: мы вам вернем те свободы в хозяйственной самостоятельности, которые сами же отняли, а вы за это откажитесь от субсидиарной ответственности государства. В поправках совсем по-другому строятся отношения с государством. Они предполагаются как договорные, контрактные, но какова степень ответственности за выполнение этих договоров и контрактов, пока не ясно. В самой по себе договорной форме взаимоотношений есть положительные моменты, но есть и масса рисковых.

Много вопросов и с соучредительством. Это удар по вузам, ведь бюджетный кодекс закрыл для регионов возможность формировать свои бюджетные расходные обязательства в части софинансирования вузов. От этого будут страдать не только регионы, которые многие инновационные программы реализовывали через высшие учебные заведения, но и сами вузы, для которых работа по таким региональным программам была источником заработка. Нужно добиваться возвращения нормы о многоуровневом и многоканальном финансировании, как это делается в мире.