Сведем ли дебет с кредитом

Мы заботимся о том, чтобы в вуз поступали выпускники сельских школ: открыли в сельских районах свои представительства, школы, потратив 300 миллионов рублей, заработанных и собранных на наших внебюджетных счетах. Обучаем в таких школах по 1100 учащихся ежегодно, готовим и издаем для них учебники и учебные пособия по информатике, обществоведению, математике. Что в результате? Все выпускники наших университетских школ поступают в вузы.

Заботимся мы и о школьных учителях. При университете создан Институт образования, где учителя бесплатно проходят курсы по математике, биологии, иностранным языкам, по другим предметам, которые требуют совместной работы средней и высшей школы. Таким образом, в рамках республики создается единое образовательное пространство, мы получаем хороших абитуриентов, которых учили хорошие учителя.

Не забываем о здоровье детей: университетский Центр здоровья, оснащенный совершенным медицинским оборудованием, провел в прошлом году бесплатное обследование 10 тысяч школьников. В центре получают бесплатную медицинскую помощь преподаватели университета и студенты, их дети, а также учителя наших школ.

За последние годы 300 преподавателей получили квартиры в домах, построенных исключительно за счет университета. Это, конечно, не много, но и не мало. На берегу Черного моря мы строим свой санаторий. В этом году там бесплатно отдохнули 400 студентов.

Что касается зарплаты, то за хорошую работу наши преподаватели могут получить премию и пять, и десять тысяч рублей; тот, кто написал книгу, получает солидный гонорар; премии получают и те, чьи аспиранты защищают кандидатские диссертации. Если профессор подготовил пять докторов наук, мы бесплатно даем ему квартиру. Наша позиция такова: не помогая людям, не делая ничего для них, нельзя требовать от них качественной работы.

Мы тратим на поддержку своих педагогов те средства, которые зарабатываем, но ныне встает вопрос: а сможем ли это делать в будущем, учитывая положения закона № 122? К чему мы идем? Я по образованию экономист, поэтому всегда прогнозировал те или иные события. Например, мы благополучно пережили дефолт 1998 года и не потеряли деньги университета потому, что сумели на этот момент вложить средства в материальные активы. В чрезвычайной ситуации жить и выживать мы научились, но что будет, когда придется платить за землю, за имущество, когда лишимся льгот по налогообложению? Понятно, что университет окажется в тяжелейшем положении. Мы посчитали, какие у нас за будущие пять лет могут быть поступления и какие налоговые вычеты. Уже ясно, что многое из того, что делаем сейчас для вуза, для его педагогов, для сельских школ, их учащихся и учителей, делать не сможем.

Лев КУРАКОВ, ректор Чувашского государственного университета