Путь к сердцам
- Стас, на профессиональной сцене вы поете уже больше десяти лет. Как-то отметили этот юбилей?
- Крайне редко обращаю внимание на даты. Просто нет времени. Все происходит очень динамично - жизнь летит, и часто какие-то события просто забываются. Но те десять лет, что я на сцене как певец, не мог не отметить, потому что сегодня это мое основное занятие, которое занимает большую часть моих и физических, и моральных сил. И это стало для меня событием... Ведь так ездил-ездил на гастроли, а оказывается, уже десять лет прошло... Аудиторию-то я нарабатываю именно живыми концертами, а не через телеэкран, как это в российском шоу-бизнесе принято. Вот раз проехал, два, три... А на четвертый глядишь - уже и аншлаг.
- А какие ключики подбираете к каждому городу, где выступаете с концертами?
- Везде перед людьми я абсолютно честен. Я не иду по каким-то шаблонам концертных программ, не лезу к публике с глупыми шутками или эпатирующими выходками. Но при этом стараюсь погрузить зрителей в состояние и легкой радости, и печали. И вместе со своими музыкантами на любой сцене выдаю максимум, на который только способен. Наши выступления - это живое общение, живой звук. А еще я сам играю на инструментах, пою, читаю стихи...
- Собственного сочинения?
- Да. Стихи пишу с детства, и их у меня скопилось уже достаточно много.
- А как зритель воспринимает декламирующего Стаса Пьеху?
- Замечательно! Часто меня на концертах просят побольше почитать. Но все-таки мои выступления - это не литературные вечера, а в первую очередь музыкальное действо, которое стихи могут удачно дополнить. Хочется больше петь, потому что, думаю, у меня сейчас сложилась крепкая программа. Она стала взрослая, мужская...

«Не хочу набивать себе цену»
- Стас, а ведь вы действительно не из тех артистов, которых часто можно видеть в различных телешоу...
- А просто я не телевизионный персонаж.
- Правда?!
- Совершенно точно. Я не участвую в телепередачах, где нужно показывать себя в разных амплуа.
- Почему?
- Если месяца на три, а то и больше, я уйду в какой-то телепроект, то рискую потерять большую часть гастролей, да еще и залезть в долги. Ведь за мной стоит много людей - мой коллектив, который я держу, плачу музыкантам зарплату. Хотя, конечно, в нашей профессии самореклама - очень важный момент.
- И вы жертвуете ею ради собственного творчества, которое несете людям?
- Это с одной стороны. А с другой - мне просто не интересны проекты, которые не связаны с музыкой. Не хочу танцевать на паркете или кататься на коньках. Куда важнее быть настоящим артистом, а не просто известным персонажем из телевизора. У меня нет задачи набить себе цену. И на жизнь хочу зарабатывать именно музыкой и пением. Но в таком случае зачем мне прилюдно открывать другие стороны своей жизни? Лучше держать их в тайне.

Попсовый романтик
- А это правда, что ваши отношения с продюсером Виктором Дробышем стали настолько теплыми, что вы его даже батькой называете?
- И батькой зову, и отче... Витя для меня действительно близкий по духу человек, да еще и земляк. Мы с ним в одних и тех же кругах общались, правда, в разное время, так как он старше на 14 лет. А еще Виктор - тот человек, который меня постоянно «отрезвляет». Он продолжает писать для меня песни и отлично чувствует, что именно понравится людям, что согреет им душу. Я-то могу уйти в какие-то музыкальные дебри...
- Идете на компромисс?
- Конечно. Но первое время я очень сопротивлялся мнению Дробыша, а теперь во многом с Витей соглашаюсь.
- А бывает так, что вы записали новую песню, вам она откровенно не нравится, а народ в нее влюбляется? Будете ее исполнять?
- В нашей профессии часто так и бывает - вкусы певца и публики расходятся. Ведь артисты - это люди, бесконечно слушающие музыку, ищущие что-то новое, оттого у них складывается немножко извращенный музыкальный вкус. Я, к примеру, вообще не могу слушать ничего популярного, от чего уже голова гудит, а предпочитаю нечто полностью свободное от каких-то шаблонов и жанров. Это красивые и глубокие произведения, которые пишут независимые композиторы, в основном британцы или австралийцы. Но людям, которые профессионально музыкой не занимаются, а вращаются в других сферах, не вслушиваются в то или иное сочинение, музыка, как правило, интересна как некий легкий фон. И если музыкант занимается популярной музыкой, он обязан идти на компромисс с публикой. Мы же для людей работаем. Лично я в своих песнях ищу баланс между тем, что нравится мне, и тем, что хочется услышать публике.
- Вы чувствуете ответственность, которая лежит на вас как на представителе сильной музыкальной семьи?
- Да я не задумываюсь об этом. Просто занимаюсь тем, что мне на самом деле интересно. И не потому, что это семейная традиция, а оттого что жизнь так распорядилась, сколько бы я ни сопротивлялся...
- А вы сопротивлялись?
- Я любил музыку, всегда слушал ее, исполнял. Но я никогда не думал, что стану профессиональным певцом, тем более популярным. В детстве и юности я был отъявленным рокером, слушал тяжелые коллективы - «Metallica», «AC/DC». А попса мне настолько не нравилась, что мы с парнями из двора даже дрались с теми, кто слушал поп-музыку, изрисовывали плакаты популярных в то время бойз-групп, по которым с ума сходили девушки.
- И что на это вам говорили ваша бабушка или мама?
- У нас дома это никогда не было предметом для разговора. Да и потом - бабушка по полгода гастролировала, мама жила в Москве...
- То есть это «Фабрика звезд» расставила звезды так, что вы стали популярным Стасом Пьехой?
- Великое заблуждение связывать мое появление на нашей эстраде лишь с «Фабрикой звезд». Как музыкант до прихода на этот телепроект я работал во многих коллективах, в том числе в группе певицы Пелагеи, играл и андеграундную тяжелую музыку, работал в ресторанах, писал свои песни. Просто «Фабрика» стала тем поворотным моментом, когда широкая публика узнала, что есть такой музыкант - Стас Пьеха.
- С Пелагеей сейчас общаетесь?
- Да. Мы с ней дружим.
- А с ребятами из «Фабрики звезд» поддерживаете отношения?
- Честно говоря, некогда. Да и на проекте с этими людьми я пробыл лишь небольшой отрезок своей жизни. Просто так получилось, что три месяца пришлось жить бок о бок, ну и потом еще немножко погастролировать вместе. Мы разные люди, у нас разные ориентиры, интересы... У каждого своя судьба, своя дорога. Но все равно со всеми ребятами с «Фабрики» у меня нормальные отношения, если где-то пересекаемся - обязательно здороваемся, делимся новостями.

Взросление
- Вы десять с лишним лет на сцене, сами чувствуете, что повзрослели?
- Безусловно! И у меня это выражается во всем: от содержания песен, программы концертов и манеры общения с публикой до внешнего вида. Я перестал носить смешные пиджаки, в которых первое время выходил на сцену, пафосные наряды вообще не по мне. Мне кажется, за ними я теряюсь как личность, поэтому нашел для себя решение: предпочитаю более свободный стиль в одежде, но вместе с тем сдержанный, отчасти рок-н-ролльный. У меня теперь короткая стрижка, которая делает меня более серьезным. Сейчас стал другим и тембр голоса, изменилась манера исполнения песен. Во всем я пропагандирую хорошее мужское начало, но доброе, романтичное - то, чего на нашей эстраде, по-моему, сегодня не хватает. У нас часто просто стирается грань между мужчиной и эстрадным артистом... Словом, Стаса Пьеху уже не воспринимают как мальчика, которым меня десять лет назад узнал зритель. Хотя сейчас я чувствую себя моложе. И этой молодой энергией стараюсь заразить и публику.
- А не грустите по временам вашего раннего творчества?
- Признаться, сейчас мне неловко за то, каким я был десять лет назад. Эдакий молодой и зеленый дурачок с длинными волосами и в странной одежде - типа гламурной. Я буквально блуждал в потемках: выступление, манера, подача песен... все было не так. Я принимал какие-то смешные позы на сцене, делал резкие движения с проявлением псевдомачизма. Все это сейчас у меня не вызывает уважения в свой адрес. Но я понимаю, что это был этап поиска себя как артиста, который нельзя вырезать из биографии, просто нужно было через эту нелепость пройти, чтобы найти свою стезю, манеру, стиль исполнения. А то, что раньше было... Ну было и прошло.

Перспективы
- Стас, летом вам исполнится 35. Вы как мужчина рефлексируете по поводу возраста? Может быть, пытаетесь разобраться, что уже в жизни успели, а чего еще только предстоит достичь?
- Да я насчет всего этого совершенно спокоен.
- И нет такого, что в жизни вам чего-то не хватает?
- Мне всего хватает. Но я считаю, всегда надо жить какими-то вечно маячащими где-то вдалеке перспективами. И эти перспективы у меня есть, и я потихонечку к ним иду. Но самое, как мне кажется, страшное - однажды все-таки достичь их, получить все. Ведь чем дольше путь, тем слаще победы, и тем более мудрым ты приходишь к долгожданному результату и поэтому больше начинаешь его ценить. Мне-то ничего в жизни просто так не дается, несмотря на ошибочное народное мнение, что у меня все на халяву. На самом деле, никакого «бесплатного сыра» никогда не пробовал: раньше не было ни денег, ни протекции, как бы странно это ни звучало из моих уст. Но тем сильнее была моя радость, когда я наконец чего-то достиг.
- А какие у вас сейчас перспективы?
- В работе на сцене, самореализации как музыканта, в качестве семьянина, наконец. Хотелось бы укрепить свои позиции на эстраде. Вот недавно в Интернете я прочитал следующее: «Неужели кто-то ходит на концерты таких исполнителей, как Стас Пьеха?» И я понимаю, что мне еще нужно много работать, чтобы у людей таких вопросов не возникало, чтобы они понимали, кто такой Стас Пьеха и для кого он исполняет свою музыку.
- А подобные реплики вам не обидны?
- Я перестал на них обижаться. Если бы я не был Стасом Пьехой, я бы, наверное, тоже не понимал: а действительно, кто может ходить на мои концерты?..
- Получается, такие замечания вас даже стимулируют?
- Стимулируют к тому, чтобы расширять свою аудиторию, больше заявлять о себе как о самостоятельном музыканте. Мне постоянно приходится сталкиваться с тем, что люди на меня навешивают ярлыки - я выпускник «Фабрики звезд», внук знаменитой певицы. И пробиться через все это нагромождение часто бывает очень сложно. Я понимаю, что на это могут уйти годы, даже десятилетия. Но не сдаюсь...
- Не устаете от этой круговерти?
- Я бы хотел заниматься чем-то параллельным - тем, на что можно было бы переключаться на месяц-другой тогда, когда устаешь от своего основного занятия. Как это принято у артистов на Западе. Но у нас просто нет такой возможности. В России популярные артисты вынуждены чесать, чесать и чесать...
- А для чего?
- Для того чтобы зарабатывать. И не только себе на жизнь, но и на то, чтобы развиваться в профессии, записывать песни, делать новые концертные программы. Вот в Америке артист может выпустить диск, который, если продастся многотысячным тиражом, станет платиновым и будет приносить ему постоянный доход. Конечно, при таком положении вещей артист может отдыхать, копить вдохновение или заниматься другими делами. В России же так не получается. У нас: пой, Вася, пой! И это бесконечная гонка...
- Ну а удовольствие вы от этой гонки получаете?
- Безусловно!