​Партизанка Ксения держалась стойко

Дмитрий ЧЕЧЕНЕВ, ученик 5-го класса, с. Новое Дубовое, Хлевенский район, Липецкая область

Однажды, когда я был в гостях у своей бабушки, мне захотелось посмотреть старые семейные фотографии. Открыв шкаф, я обнаружил награды. Тогда я еще не знал, что это ордена и медали Великой Отечественной войны. Я поинтересовался у бабушки, чьи это награды. Бабушка с улыбкой ответила: «Это награды твоей прабабушки Ксении Даниловны Стариченковой».

Мне стало немного не по себе, оттого что я не знал о прабабушке самого главного. В тот вечер я долго рассматривал медали и четко для себя решил узнать о прабабушке подробнее.
Когда началась война, 17-летняя Ксения Стариченкова оканчивала Смоленский кооперативный техникум. 27 июня Смоленск был подвергнут сильной бомбардировке. Город на глазах превращался в руины. Ксения вместе с подругой вернулась в деревню Вязгино. Дома ее встретили мать Матрена и трое братишек, самому старшему из которых, Васе, было 13 лет, а младшему Ванечке - 3 годика. Отец умер еще в 1939 году. Два старших брата воевали на Ленинградском фронте, сестра Анна, до войны работавшая трактористкой, ушла с партизанами в лес. Ксения стала главной опорой матери.
В июле немцы оккупировали Смоленскую область. Однако в Вязгино немцы долго не задержались, опасаясь партизан. Сразу за домом, в котором жили Стариченковы, начинался лес. Ночью партизаны приходили за одеждой, продуктами, давали Ксении задания узнать о численности вражеских солдат в соседних деревнях, расположении огневых точек, выявить тех, кто пошел на службу к гитлеровцам. Так Ксения стала связной партизанского отряда.
В феврале 1942 года Ксения ушла в очередной раз к партизанам. Мать не находила себе места: к вечеру дочь должна была вернуться домой, но не пришла. Оказалось, что Ксению с двумя другими девушками в соседней деревне задержали полицаи. Они велели девушкам раздеться и в одних платьях, босиком погнали их по снегу в подвальное помещение школы, где располагались полицаи. По одной вызывали на допрос, били. Но девушки держались стойко. На следующий день привели мать Ксении, и на ее глазах стали пытать дочь. Не имея улик, полицаи через неделю выпустили Ксению.
В ответ на активные действия партизан немцы беспощадно расправлялись с мирным населением. Полицаи проводили по деревням облавы. Летом 1942 года вместе с другими девушками была схвачена и Ксения. Немцы намеревались отправить арестованных в концлагерь под Смоленском. Только по чистой случайности Ксении удалось избежать этого. Она была оставлена вместе с другими односельчанами на принудительные работы.
Тяжелые испытания, выпавшие на долю моей прабабушки, не сломили ее. Она сохранила веру в жизнь, доброту и при этом никогда не сожалела, что ей выпал такой нелегкий жизненный путь.
Я еще долго вспоминал разговор с бабушкой. Мое сердце наполняла гордость, что я правнук героической женщины. Когда я стану взрослым, обязательно расскажу своим детям о ветеранах, о своей прабабушке, прадедах. Расскажу, как они любили Родину и, несмотря на все тяготы войны, не потеряли веру в жизнь и светлое будущее.

Полвека мать ждала с войны сына

Константин ПОНОМАРЕВ, ученик 9-го класса школы №11, ст. Кирпильская, Усть-Лабинский район, Краснодарский край

Мой прадед, Иван Иосифович Глебов, 1926 года рождения, уроженец станицы Кирпильской, ушел на фронт восемнадцатилетним юношей. Погиб 26 января 1945 года. До конца войны оставалось 3 месяца и 13 дней.
Мать воина, Глебова Мария Никитична, полвека ждала своего сына домой. Прапрабабушка умерла в октябре 1993 года в возрасте 100 лет. Война отняла у нее единственного сына. Она не верила извещению, в котором было написано, что рядовой Глебов погиб под Кенигсбергом в Восточной Пруссии, похоронен в деревне Дитренхеваль.
Долгое время все родные думали, что об Иване больше ничего не узнают. И только через много лет догадались послать запрос в Калининград (бывший Кенигсберг). Оттуда пришло письмо, в котором сообщалось, что Глебов Иван Иосифович похоронен в поселке Зайцево Правдинского района Калининградской области.
Нашей семье удалось отыскать место захоронения Ивана Глебова. Теперь мы знаем, что на одной из плит (в первом ряду седьмой по списку) на братской могиле в поселке Зайцево начертано: «Глебов Иван Иосифович». Спасибо жителям поселка, бережно ухаживающим за могилой моего прадеда и всех солдат, погибших при освобождении Кенигсберга.

Стал портной наводчиком орудия


Ольга ОРЛОВА, ученица 8-го класса, член краеведческого кружка Мари-Куптинской основной школы, Мари-Турекский район, Республика Марий Эл

Все меньше рядом с нами участников Великой Отечественной войны. Мой дедушка Яков Николаевич Ямаев, фронтовик, ушел из жизни летом 2005 года. Для меня его жизнь - пример мужества и трудолюбия.

С малых лет Яков помогал прадедушке в его хозяйстве.
Старательного паренька приметил портной Иван Петров из деревни Макар Починок (ныне исчезнувшей), взял к себе в ученики. Шили вручную, пальцы опухали, ведь верхнюю одежду, в основном марийскую национальную, непросто изготовить. В Олорах в то время работала промартель. В 1938-м уже опытным портным семнадцатилетний юноша поступил туда на работу. А в начале 1941 года его призвали на армейскую службу. Направили на шестимесячные курсы подготовки младших сержантов, но завершить их не удалось. В июне курсанту Ямаеву, как и всем, досрочно присвоили звание младшего сержанта и направили на Ленинградский фронт. Воевал он в 74-м Ленинградском противотанковом батальоне, который стоял рядом с Ладожским озером, по которому проходила «Дорога жизни». Батальон не давал возможности врагу прорваться в город.
Без боли и отчаяния дедушка не мог вспоминать то, что он видел в блокадном Ленинграде. Голод, холод, трупы на улицах, люди, словно тени, шли к реке с ковшиком за водой, спускались к воде, но обратно подняться у многих уже не было сил. Воинский паек хлеба был 600 граммов, а у ленинградцев - 125. Воины как могли делились своей скудной провизией с жителями.
В январе 1943 года в бою дедушка был ранен в бедро. Лечился четыре месяца в госпитале города Сокола Вологодской области. После получил направление уже в другую часть: в 252-й отдельный истребительный противотанковый артиллерийский батальон Белорусского фронта.
Участвовал мой дедушка в освобождении Витебска, Орши, Брянска, Смоленска. Он был наводчиком противотанкового орудия. 16 ноября 1943 года бойца тяжело ранило. Перенес две операции, почти год лечился в госпитале города Орехова-Зуева, а в конце 1944 года бойца отправили домой - коленный сустав так и остался неподвижным. А было ему всего 23 года. Вернулся фронтовик в свои Олоры, где ему сразу предложили возобновить работу в пошивочной мастерской. Дедушка окончил потом курсы закройщиков, проработал в артели до ее закрытия при передаче Олорского сельсовета в Параньгинский район.
В Олорах дедушка руководил строительством отделения связи, а потом 20 лет до самой пенсии проработал его заведующим, но свою основную профессию портного не забывал. Три года в школе учил девочек швейному делу. Был рад, когда несколько его учениц стали швеями, закройщицами. Да и дома шил марийскую одежду и дубленки. Он любил семью, детей, был в селе уважаемым человеком. Вместе с бабушкой Дарьей Родионовной воспитали восьмерых детей, среди них моя мама.
Дедушка всегда говорил, что мы победили в войне потому, что армия и народ были едины. Каждый воин знал, за что он воюет, и ощущал поддержку тыла. Мы бережно храним все фотографии и письма, записи выступлений на встречах, награды. Это ордена Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени, медали «За победу над Германией», «За оборону Ленинграда» и другие. Сельчане говорят, что он был золотым человеком, всегда помогал другим, а для меня он не только любимый дедушка, но и настоящий герой.

Деда не будет на празднике...


Ислам ДУДОВ, ученик 9-го класса «Школы здоровья», пос. Майский, Прикубанский район, Карачаево-Черкесская Республика

Девятого мая возле памятника погибшим во время Великой Отечественной войны будет многолюдно. Но не будет на этом празднике моего деда Солтана Адемеевича. Как жаль, что в этом году я не возьму его за руку, с восхищением не посмотрю на его пиджак, на котором не было свободного места от орденов и медалей, и не пойду с ним по улице, ловя взгляды моих друзей.

Моему деду было семнадцать лет, когда он, прибавив себе год, ушел добровольцем на фронт. Добровольцев привезли в Усть-Джегуту, затем в Ростов. Под Ростовом попал под бомбежку и оказался у партизан. Смелый паренек обратил на себя внимание командования отряда. Он часто совершал вылазки в тыл врага. В ходе одной операции попал в плен. Бежал из плена. Опять воевал в партизанском отряде. Однажды вместе с товарищами получил задание взорвать железнодорожный мост. Однако немцы, встревоженные частыми вылазками партизан, усилили кругом охрану. Во время этой операции боец Дудов вторично попал в плен. Судьба водила простого сельского парня, в жизни не выезжавшего из своего аула Схауат, по многим городам Европы. Он испытал все ужасы концлагеря, из которого совершил дерзкий побег. В Голландии ему удалось спрятаться в печи цементного завода. Оттуда он попал в Норвегию. А из Норвегии - в Мурманск, в 61-й Краснознаменный стрелковый полк.
Долгими были военные дороги моего дедушки, стрелка 61-го Краснознаменного полка. Дедушка прошел Белоруссию, Заполярье... В 1944-м в Австрии был ранен. Как и многие советские воины, побывавшие в немецком плену, испытал тяготы колымских лагерей. Но, несмотря на это, не озлобился, не потерял интереса к жизни. Любил и помнил однополчан, с большой радостью ездил на встречу с ними в Белоруссию.
Вернувшись с фронта, Солтан Адемеевич поехал к семье в Казахстан. Испытал со своим народом все тяготы депортации, мечтал о возвращении на родину. Приехав на Кавказ, работал водителем, трактористом, объездчиком, чабаном... Не гнушался никакой работы - надо было кормить семью.
Во всем дедушка был смелым. Никогда не прятался за чьей-либо спиной. Всегда имел свое мнение и отстаивал его, земляки уважали его, а некоторые руководители даже побаивались прямоты Дудова. Не мог пройти мимо чужой беды. Да и не может быть беда чужой, считал мой дед. Добрый человек, любил делать подарки, изготовленные своими руками. У многих в поселке сохранились деревянные кружки, ковши, скалки, чашки, которые сделал дедушка Солтан.
В нашем школьном краеведческом музее «Истоки» хранится материал о Солтане Адемеевиче Дудове: биография, рассказы о нем знакомых, фронтовиков, мастерски исполненная хозяйственная утварь. Вместе с другими старожилами он был на открытии музея. Ему предоставили почетное право разрезать ленточку.
Испытав лишения, потери на войне, ужасы немецкого плена, концлагеря, колымских лагерей, он любил и очень ценил жизнь. Он был веселым человеком, хорошо пел, танцевал, сочинял стихи. Его красивый низкий голос был украшением праздничных застолий, огоньков. Причем пел он не только свои, карачаевские песни, но и казачьи. Любил приходить на встречи со школьниками, делился воспоминаниями, желал детям, чтобы они не увидели того, что видели и испытали старшие. Вот таким человеком был мой дедушка Солтан Адемеевич. Воевали и другие мои родственники. Многие совершили подвиги на поле брани. Но я больше общался с дедом, учился у него честности и порядочности, учился быть патриотом своей Родины. Он хотел, чтобы мы помнили и гордились прошлым Родины. Я хочу быть достойным своего деда.