Сплошные плюсы!
Как утверждает генеральный конструктор доктрины академик Академии водохозяйственных наук РФ Алексей Беляков, люди испокон веков селились по берегам водоемов. И вообще граница трех сред - место максимального сосредоточения живых организмов. По руслам рек люди летом перемещались на лодках, а зимой - на лыжах или санях. Энергию текущих вод наши предки использовали при создании мельниц, строили плотины и запруды (вспомните из школьного курса истории, чем отличается нижнебойное колесо от верхнебойного). Именно эти рукотворные водоемы помогали аккумулировать влагу, избытки которой после весеннего паводка сначала накапливались в малых водохранилищах, а затем использовались для полива, орошения, водопоя.
- Проблема обмеления Волги возникла не сегодня и не вчера, - рассказывает Алексей Беляков. - О ней впервые заговорили еще в XIX веке. Конечно, во многом это связано с вырубкой лесов, однако куда более серьезная причина - уничтожение десятков тысяч мельничных плотин в бассейне Волги. А это в свою очередь связано с отменой крепостного права в 1861 году, после чего в России был взят курс на постройку крупных мукомольных заводов вместо небольших мельниц.
По всему выходит, что постройка каскада водохранилищ на российских реках - своего рода «возврат к истокам, к нашим российским традициям», в чем нет ничего плохого. Однако теперь делать это следует с учетом новых технологий. В частности, нужно делать не просто плотины, а снабжать их шлюзами, чтобы не нарушить судоходство, которое обязательно будет развиваться в связи с повышением уровня воды в реках. А это станет огромным стимулом для развития речного транспорта и судостроительства, обеспечит занятость для миллионов граждан.
Каждая плотина создает перепад воды, что позволит установить здесь турбины малых ГЭС и вырабатывать экологически чистое электричество для нужд страны. Водохранилища к тому же станут местом обитания и разведения промысловых пород рыб, что также поможет обеспечить государство рыбными продуктами. (А если учесть, что на тех же водоемах могут кормиться и утки с гусями, то нас ждет невиданное ранее пищевое изобилие.)
- Хочу напомнить, что примерно 1/4 территории России хронически вододефицитна, а еще 1/4, наоборот, водоизбыточна, - напомнил Алексей Беляков. - Причем 80 процентов всего годового стока приходится на 2-3 месяца весеннего половодья. Что это значит? А то, что огромные площади нашей страны страдают либо от засухи, либо от наводнений. Все эти проблемы автоматически исчезнут после того, как мы построим на реках каскады водохранилищ!
Причем, уверен генеральный конструктор Речной доктрины, затраты окупятся в самое короткое время, к тому же проект исключительно привлекательный для инвесторов, поскольку позволяет не только наладить прямые поставки дешевым речным транспортом самых разнообразных товаров в недоступные регионы страны и обратно, но и значительно оживить индустрию внутреннего туризма. Попутно можно решить проблему переброски полноводных северных рек в засушливые регионы, спасти Арал и сделать еще много-много чего хорошего.
Все это крайне важно для нас, особенно в условиях кризиса, заключает Беляков.

Неудобные минусы
При всей гениальной простоте предложенных решений есть в Речной доктрине ряд моментов, которые откровенно настораживают. Например, авторы безапелляционно утверждают, что вода в водохранилищах по качеству заметно выше, чем в реках, поэтому плотины будут способствовать естественному оздоровлению водоемов. Между тем печальный опыт сооружения каскада плотин на Волге и Каме наглядно показывает, как за 50 лет вода в Волге из чистой, питьевого качества, превратилась в категорию «Грязная, разряд - А» (официальная справка Астраханской областной службы природопользования и охраны окружающей среды). Ее нельзя не только пить, но даже купаться в ней опасно. В свободно текущей реке вода постоянно обновляется, она насыщена кислородом, потому процессы самоочищения в ней происходят гораздо интенсивнее, чем в стоячей.
Кроме того, при создании плотин, хотим мы этого или нет, неминуемо придется затопить определенную часть суши, попутно разрушив сложившиеся веками биогеоценозы. В то время как на создание литорали (прибрежного участка водоема, наиболее богатого жизнью) уйдут многие десятилетия.
Создавая водохранилища, мы отправляем на дно именно те расположенные по берегам рек древние поселения, о которых упоминают сами авторы доктрины. А этот трагический сценарий мы уже проходили, и повторять его, честно говоря, совершенно не хочется. Напомню, что при создании Рыбинского водохранилища целиком ушли под воду древний русский город Молога, большая часть города Весьегонска, были затоплены 663 деревни, 80 тысяч гектаров лучших в Поволжье пойменных заливных лугов, более 30 тысяч гектаров высокопродуктивных пастбищ, затоплены и подтоплены сотни тысяч гектаров грибных и ягодных лесов.
Конечно, на это всегда можно заявить, что подобные проблемы решаются в индивидуальном порядке и вообще их можно избежать, коль скоро речь идет о малых плотинах, которые можно разместить там, где они никому не будут мешать. Но... такие аргументы почему-то не выглядят убедительными, особенно применительно к равнинным рекам.
Тем не менее несомненный плюс уже в том, что проект вообще вынесен на всенародное обсуждение (с текстом Речной доктрины можно ознакомиться на сайте www.idmrr.ru). Предполагается, что в скором времени, после доработки, Речная доктрина будет отправлена в Совет безопасности РФ.
Приглашаем всех неравнодушных высказать свое отношение к этой проблеме.

Мнение экспертов

Александр СУЛИМЕНКО, старший преподаватель Астраханского технического университета:
- Наши мудрые предки всегда знали, где можно строить дом у реки, а где нельзя. Это в последние десятилетия люди бездумно селятся в затапливаемой зоне, а потом кричат: «Караул, тонем!» Но плотины не защищают от наводнений, а, наоборот, создают их, причем создают наводнения в еще более обширных границах, куда природный паводок никогда не доставал. Так что при создании водохранилища людей надо выселять из зоны затопления еще дальше, чем от природного паводка. Так не дешевле ли людей отселить за границы катастрофического паводка, а реку не перегораживать?
К тому же, чтобы плотина защитила от наводнения, надо его очень точно спрогнозировать по срокам прохождения. Затем надо сработать водохранилище почти до нуля, чтобы было куда принять паводок, а это значит - надо полностью остановить ГЭС, то есть полностью остановить все предприятия, завязанные с этой ГЭС. Что в свою очередь тоже катастрофа, поэтому никто спускать водохранилище не будет. Получается, водохранилище не сможет принять паводок и будет сбрасывать его через плотину, а это только увеличит катастрофическое наводнение. Так уже было с Зейской ГЭС на Амуре.

Евгений СИМОНОВ, международный координатор экологической коалиции «Реки без границ»:
- В течение 100 лет технократы лелеют эту невероятно затратную, экологически и социально вредную и безнадежно устаревшую концепцию. На ее базе можно было бы написать отличный научно-фантастический римейк «Утопия России». Настораживает, что сейчас эта старая болячка взята на вооружение энергичными и плодовитыми учреждениями, которые могут сделать ее неожиданно востребованной в условиях исчерпания у политэкономической элиты других, более элегантных способов «распила» остатков национального богатства.