- Игорь Александрович, биография почти каждого школьного директора начинается с деятельности учителя. Каков ваш путь?
- 13 лет я проработал учителем физики и информатики (до этого был сотрудником научного института, так как по специальности инженер-физик), 8 лет - директором. Но и сейчас остаюсь учителем, это совершенно необходимо, прошу завуча давать мне хотя бы минимальную педагогическую нагрузку. Надо сохранять живую связь с детьми, чтобы не возникал отрыв от реальности.
Сегодня набирает вес позиция, что директор - это менеджер, и только. Я считаю ее в корне неверной, способной привести к разрушению школы как института гуманизма. Вместо таких понятий, как «доброта», «сеять разумное, доброе, вечное», в ходу иные термины, в том числе на законодательном уровне: «потребитель услуги», «заказчик», «исполнитель». Школа - куда более тонкий механизм, чем просто «компания по оказанию образовательных услуг». Здесь много разноуровневых связей, которые не присущи, скажем, маникюрному или массажному салону. Нельзя сводить образование к обслуживанию. Школьный директор - это прежде всего педагог по характеру, по своей человеческой природе. Педагог для учителей и для детей.
- Что значит быть педагогом для учителей?
- Это значит дать учителям возможность раскрыть себя. Как говорят психологи, обозначить зону ближайшего развития. Создать такую ситуацию, чтобы было интересно развиваться, двигаться, расти день ото дня. Дети мгновенно чувствуют, если педагог останавливается, начинает отставать. Ведь они всегда в авангарде, быстро адаптируются к переменам и новациям, так как воспринимают их органично. Профессия учителя обязывает нас быть на пике, доказывать ежедневно, что ты меняешься.
- Однако педагогическую среду считают одной из самых консервативных...
- Согласен с вами. Как директор я наблюдаю, что некоторых членов коллектива не удается заинтересовать в самосовершенствовании. Причем это никак не связано с биологическим возрастом, скорее с внутренними характеристиками личности. Учительская инертность реально существует. Как преодолеть ее? Во-первых, среди педагогов должна существовать здоровая конкуренция. Она никогда не вредит, без нее возникает застой. Во-вторых, существует система материального стимулирования наиболее эффективных сотрудников, тех, кто является «брендом» школы. Те, кто не стремится к развитию, постепенно уходят от нас. Правда, не могу сказать, что их место тут же занимают яркие, успешные личности: к сожалению, очереди из специалистов, желающих устроиться на работу, у дверей пока не стоит.
- Существует ли конкуренция между образовательными учреждениями в вашем районе?
- Мы находимся в окружении лицеев и гимназий, что побуждает к развитию. Школа №76 позиционируется как образовательное учреждение с углубленным изучением отдельных предметов. Это восемь предметов физико-математического и социально-гуманитарного профилей в зависимости от тех направлений, которые выбирают старшеклассники для сдачи единого государственного экзамена. Если судить по результатам ЕГЭ, то средние баллы у нас выше, чем по району и городу. Практически каждый год имеем стобалльников. У родителей школа на хорошем счету, о чем свидетельствует тот факт, что мы набираем детей не только по микрорайону: целый класс может быть составлен из ребят «не нашей» прописки. Так сложилось, что среди родителей немало военнослужащих, работников силовых структур (сказывается, видимо, соседство с прокуратурой, районным отделением милиции), журналистов (недалеко от школы находится телевизионный центр), бизнесменов.
- Конкуренция стимулирует к выбору собственного пути, к тому, чтобы быть отличным от других. Есть ли у 76-й особенности?
- Школа единственная в Свердловской области и регионе, где дети занимаются парашютным спортом. Как так получилось? Интерес прорявили разные стороны: одна из бизнес-структур, которая оказала поддержку, директор школы (на моем счету 37 прыжков), учащиеся.
Мальчики после десятого класса обязательно должны пройти пятидневные военно-полевые сборы. Этот проект называется «10 дней в армии». Выезжаем на базу тюменского аэроклуба, с которым заключен договор. Инструкторами являются офицеры Вооруженных сил и отрядов милиции. Все как положено: деление на взводы, назначение командиров, специальная форма, строгая дисциплина. Тактическая подготовка, огневая, строевая - и прыжки с парашютом. Ребята участвуют по желанию (могут и девочки, они бывают активнее и смелее мальчишек), но обязательно с письменного разрешения родителей. Последний пункт вызывает иногда даже внутрисемейные конфликты, так как не все мамы и папы отпускают своих детей, побаиваются. Хотя статистика свидетельствует в пользу парашютного спорта: процент травм невысокий, можете смеяться, но у шахматистов он выше.
Но прыжок - это действительно событие, и далеко не все на него решаются. Если первый прыжок совершают многие, то следующие два являются психологически сложными, зато после третьего барьер бывает преодолен. За пять лет наши старшеклассники, всего 150 человек, выполнили около двух тысяч прыжков. А выпускник Владислав Зудов стал победителем чемпионата России по парашютному спорту.
- Как я понимаю, физкультуре и спорту в школе уделяется особое внимание?
- На пришкольной территории значительное пространство выделено под зону для динамического отдыха учащихся начальной школы и под военно-спортивную зону для среднего и старшего звена. Среди преподавателей есть успешные спортсмены, например, чемпион мира по двоеборью, участник Олимпийских игр Дмитрий Синицын. Я сам имею первый разряд по хоккею с шайбой. Лично для себя занимаюсь триатлоном: летом это плавание, бег, велосипед, зимой - лыжи, бег, велосипед. В школе масса интересных секций: по фехтованию, туризму, скалолазанию, альпинизму. Занятия по баскетболу ведет тренер школы олимпийского резерва. У нас учатся девочки из команды «Уралочка», много хоккеистов, фигуристов.
- Игорь Александрович, как вы считаете, по каким критериям следует оценивать учебное заведение в наше время?
- Думаю, большая ошибка считать, что мерилом квалификации учителя и статуса учебного заведения является уровень сдачи ЕГЭ. Мои наблюдения: баллы коррелируются с кошельком родителей. Вообще измерение результатов учительского труда, как и оценка социального капитала выпускника, были и остаются дискуссионными вопросами, убедительные ответы на них до сих пор не получены, да и я не предложу универсальный измеритель. Известно, что по итогам обучения в гимназии Альберту Эйнштейну вынесли характеристику: «Ни на что не годный молодой человек», а Александр Сергеевич Пушкин окончил одно из лучших учебных заведений своего времени предпоследним по успеваемости.
Способны ли предметные олимпиады прогнозировать будущее человека? В принципе да, но не на сто процентов. Немало случаев, когда победители олимпиад терялись после окончания школы, а другие, наоборот, начинали светиться ярко. У нас учился мальчик, который относился к олимпиадам прохладно, поступил в Московский авиационный институт, и еще на третьем курсе его взяли конструктором в КБ имени Сухого. Думаю, все определяет личная зона развития. Задача директора: самосовершенствоваться, стимулировать педагогов и создавать ситуацию развития для детей.

Слагаемые успеха от Игоря Климовских

    Честность и открытость: не солги.
    Информатизация управления на разных уровнях.
    Здоровый образ жизни каждого и школы в целом.

Екатеринбург