Исаак КАЛИНА, министр образования Москвы:
- Так уж повелось, что Департамент образования с удовольствием забирает некоторые кадры из Северо-Восточного округа на городской уровень. У нас в департаменте успешно работают Жанна Синельникова, Гайяр Алимов, который сегодня стал заместителем руководителя департамента по одному из самых важных направлений - надзору и контролю, кроме того, у него будет такая общественно-профессиональная функция - куратора Северо-Восточного округа. Неделю назад мы забрали на городской уровень еще и начальника СВОУО Павла Кузьмина. Я благодарен Северо-Восточному округу за то, что мы можем брать у него кадры. Это как донорство, когда и людям хорошо сделал, и себе кровь обновил.

Валерий ВИНОГРАДОВ, префект Северо-Восточного округа:
- Я благодарю Павла Владимировича, который когда-то пришел к нам на работу с городского уровня, я был рад нашей совместной работе. Когда Павла Кузьмина забрали на повышение, я сказал ему, что рад за него и не рад за себя. Что делать, жизнь такова, так устроена. Я желаю Павлу Кузьмину хорошего продвижения по службе.

Вместо послесловия

Исаак КАЛИНА, министр образования Москвы:

- Я должен признаться, что второй раз в жизни испытываю чувство перехода из спортсмена в тренеры. До тридцати с лишним лет я сам выступал на соревнованиях, обычно за соревнование терял около 700 граммов веса. Потом я уже бросил сам поднимать штангу, стал тренировать ребят, однажды взвесился перед началом соревнований и после них, когда все мои 10 воспитанников уже выступили. Оказалось, что при этом я потерял 3,5 килограмма веса. Потом я прочитал, что когда командир батальона парашютистов сам прыгает вместе с ними, то теряет где-то полкилограмма, когда же он наблюдает за их прыжками с земли, то потеря веса составляет до 4 килограммов.
Наблюдать за своими подопечными (да не обидятся на меня председатели межрайонных советов директоров) намного сложнее, чем прыгать самому или самому поднимать штангу. Но я очень рад: мне кажется, что вообще задача любого воспитателя, учителя, начальника - это научить твоего подопечного обходиться в этой жизни без тебя. Чем быстрее твой подопечный овладевает этим качеством, этими способностями, этой компетенцией, тем лучше его учитель.
В первый раз сегодня с докладом выступали не я, не начальник Северо-Восточного окружного управления образования, а председатели межрайонных советов директоров - работающие на земле директора. Я рад (спасибо им!), что они с этой задачей справились. Точно могу сказать, что предстоящее сокращение работников Департамента образования в три раза вполне оправданно: если меньше и меньше мы нужны школам, то, говоря искренне, я отношу это к заслугам департамента. Чем меньше мы нужны директорам в этой жизни, значит, тем лучше мы работаем.
Есть два действия Правительства Москвы, которые позволили директорам стать такими, какими они сегодня предстают перед нами, - самостоятельно отчитывающимися на встрече с населением, отвечающими за очень солидные, огромные учреждения, суперсолидными людьми. Первое действие заключалось в том, что финансовый ресурс стали распределять не по блату, не по статусу. Все ресурсы в системе стали распределяться строго по формулам, причем по формулам все равноправны. Если мы одинаковы, то равноправны, правда, есть исключения, но не для учреждений, а для детей. Я всегда говорю, что есть одна заслуживающая уважения единица измерения в системе - это ребенок. Если все дети одинаковые, то и ресурс на них одинаков, если ребенок инвалид, то на создание условий и обеспечение работы с ним, конечно, нужен больший ресурс. Тут Правительство Москвы использует коэффициент для увеличения ресурса в два раза, а для некоторых категорий детей (у кого плохо с движением, зрением, слухом), то и коэффициент для увеличения ресурса в три раза. Это было первое действие, которое сделало Правительство Москвы почти четыре года назад в известном постановлении №86-ПП. Ресурс стали распределять равноправно для всех учреждений Москвы независимо от статуса или званий, которые имеет директор.
Второе действие - введение рейтинга московских школ на основе показателей результативности работы, которые невозможно фальсифицировать. Нельзя написать красивый отчет и за счет этого подняться на одну строчку в рейтинге. Никто ни у кого никаких отчетов не спрашивает, все данные по результатам деятельности школ для учета в рейтинге абсолютно внешние, независимые от школы и никакими справками их подтвердить, обмануть невозможно.
Эти два действия поставили школы в равные условия, это значит, что у одних исчез смертный грех гордыни (мы великие, мы лицеи, гимназии, поэтому нам надо дать все лучшее!), а у других пропало основание для другого смертного греха - греха уныния (чего нам стараться, другим платят по 200 тысяч рублей в год на ребенка, а у нас - по 50 тысяч рублей, и нам никогда их не догнать). Все это позволило школам оказаться в равных условиях и начать постепенно (естественно, это длинный процесс, система образования вообще очень инерционная система, в ней ничто не должно происходить моментально, ребенок учится 15 лет, если школа с дошкольным отделением) изменения. Изменения в системе образования начались, так как школы больше не могут выписывать себе индульгенцию: «Мы бедные, несчастные, поэтому ничего хорошего не сделаем!», не могут использовать неравный с другими ресурс, полученный по каким-то непонятным условиям.
Поначалу были два действия Правительства Москвы, а нам оставалось отойти в сторонку и наблюдать за школами, а школы дальше - спокойно или иногда не очень спокойно, напряженно - многое стали делать сами. Нам остается либо гордиться их результатами, как это было сегодня, либо нести ответственность за отсутствие этих результатов. Поэтому я могу сказать спасибо директорам московских школ и их коллективам за то, что они приняли свободу вместе с той огромной ответственностью, которая на них легла вместе с этой свободой и равноправием в своих действиях.