«У нас в Тамбове такое не носили...»
- Александр Александрович, расскажите, пожалуйста, о вашей необыкновенной коллекции.
- Все эти вещи уникальны. Они были сшиты в единственном экземпляре специально для конкретного артиста. Такой своего рода русский haute couture. Это платья и костюмы не для улицы или повседневной жизни, в них наши звезды разных лет блистали на сцене, на театральных подмостках, в кино, в видеоклипах. Вещи относятся к разным эпохам, они отличаются и по «жанрам», и по качеству - и мне, чтобы показать их публике, нужно было как-то разделить все по разным подиумам. Решение нашлось, одно-единственное в данной ситуации, - наряды были скомпонованы по цвету. На выставке посетители видели желтую витрину, зеленую, красную... Кстати, именно красный цвет был в моде этой зимой. А вообще-то сегодня мода на ретро, и в этой коллекции есть ретро, актуальное и сейчас, - например, вышивка бисером (как на платьях певиц Марии Максаковой и Алены Свиридовой), меха, черный цвет, белый... И большинство современных дизайнеров ищет вдохновение в истории. Думаю, и те зрители, которые побывали на выставке, нашли здесь вдохновение. Тем более что в этом собрании наряды на все вкусы: от китча, очень ярких и даже безвкусных вещей (но это не значит, что они не достойны внимания) до очень элегантных и элитарных. Уверен, каждый посетитель увидел что-то близкое, а может быть, и что-то отталкивающее. Возможно, кто-то нашел эту коллекцию бедной, недостаточно конкурентоспособной с Голливудом, а кто-то - прекрасной и великолепной, кто-то, быть может, посчитал, что эти модели недотягивают до парижского подиума, а кто-то удивился: «А у нас в Тамбове такое не носили...» На все есть своя точка отсчета и сравнения. Но эта коллекция еще и возможность вспомнить имена совершенно забытые. Мы живем в XXI веке, но должны помнить и век XX, и XIX...

Обул звезд
- Надеть все эти великолепные наряды на манекены невероятный труд, неужели вы сами с ним справились?
- Мне помогало много волонтеров. Сложность была еще и в том, что манекены необходимо было подбирать все нестандартные, как и фигуры людей. Ведь есть в этой коллекции костюмы маленькой Надежды Румянцевой, а есть высокого Филиппа Киркорова, полной Людмилы Зыкиной и миниатюрной Натальи Водяновой... Но большей сложностью оказалось даже не это. Наряды мне почти всегда дарят или передают без обуви, пожалуй, только Филипп Киркоров дополнил свой костюм шикарными сапогами. Так что необходимо было еще и подобрать около сотни пар вечерней обуви, чтобы каждая по размеру подходила параметрам манекена и стилю костюма, чтобы она была устойчивой, потому что, к примеру, шпильки манекен не удержат. А еще стилисты помогли воссоздать образы артистов, которым принадлежал тот или иной наряд - делали макияж, подбирали украшения, парики. Потом парики причесывали и накручивали или, например, вплетали в волосы жемчуг - как того требовал, допустим, образ Валентины Толкуновой.

Два десятка лет
- Трудно даже предположить, сколько времени вы собирали эту коллекцию...
- Почти 20 лет. Потом я долго вынашивал идею проекта, тщательно готовил выставку. Сохранить наряды, привести их в порядок, придать им форму, отпарить - это большое дело.
Эти вещи достались мне от людей, которыми я лично действительно восхищался. Многое мне передали не только сами звезды, но и их дети, внуки, племянники, даже соседи. Признаюсь, порой очень трудно бывает заполучить подобные костюмы, уговорить владельцев или наследников передать их. Но случается, люди, наоборот, с радостью делятся. Так, Лайма Вайкуле отдала мне 17 своих платьев, Наталья Фатеева - 22, Майя Плисецкая - шесть. А недавно я получил в свое распоряжение гардероб Ольги Аросевой. Ольга Александровна модно одевалась, у нее было много разных шляп. И когда я обратился в Театр сатиры, где она служила, мне сказали, что получить личные вещи Аросевой будет невозможно. А вот племянница Ольги Александровны, на которую я вышел, с удовольствием передала мне ее наряды. Несколько платьев отдала и дочь Клары Лучко Оксана, в их числе и знаменитое революционно-красное, в котором Клара Степановна блистала на Каннском кинофестивале. Во многом из-за этого наряда ее прозвали во Франции красной бомбой.
Тамара Миансарова на просьбу передать мне какое-нибудь из ее платьев каждый раз отвечает: «Позвоните в следующем месяце». И возможно, когда-нибудь я получу и ее наряд... А вот, например, платье Людмилы Гурченко, сшитое Валентином Юдашкиным, мне подарил артист Александр Песков. Он и множество своих костюмов мне передал, больше чем кто-либо, гардеробчик у него, я вам скажу, о-ля-ля... Жаль, что до наших дней не сохранились платья Любови Орловой: после ее смерти наследники выкинули все на помойку. Ну как такое возможно?! Ведь она была настоящей иконой стиля.
- Какой же «Звездный гардероб» без платья Аллы Пугачевой?! У вас есть и знаменитый балахон Аллы Борисовны, в котором она исполняла незабвенную песню «Арлекино»...
- А это новодел. То подлинное платье Аллы Борисовны было изношено до дыр, видимо, так оно ей нравилось. Но я нашел портниху, которая сшила Пугачевой этот балахон в 70-е годы из уникального шелка, заказанного в Узбекистане. И она по моей просьбе платье это повторила. Но наверняка у Аллы Борисовны есть масса уникальных вещей, которыми она, возможно, когда-нибудь со мной поделится...
- А еще я заметила очень красивое платье Людмилы Максаковой...
- Но она лично мне его не передавала. Это платье Людмила Васильевна давала поносить своей подруге - актрисе Наталье Селезневой, которая была звездой телепередачи «Кабачок 13 стульев». Селезневой нужно было постоянно менять наряды, а их в то время не хватало. А Максакова тогда уже была замужем за немцем из ФРГ, у нее было больше возможностей приобретать импортные вещи. И одно из платьев она дала поносить Наталье Селезневой, та почему-то хозяйке его не вернула, а спустя годы отдала мне.
- Как же нашим артисткам удавалось так блистательно одеваться в пору всеобщего дефицита?
- Да, были времена, когда не найти ткани. И от этой нужды, чтобы добиться сценического успеха, перешивалось много вещей - дореволюционных, больше всего использовались вещи эпохи модерна. Например, в платье Надежды Румянцевой вшита уникальная гуцульская вышивка, сделанная в 1910-е годы. А платье Юлии Борисовой (актрисы Театра им. Вахтангова. - А.С.), в котором она играла в культовом спектакле 60-х «Варшавская мелодия», перешито из старинной вышивки бисером на шелковом тюле времен Серебряного века.

Мечта мастера
- Александр Александрович, а чей наряд вы бы хотели заполучить в свою коллекцию во что бы то ни стало?
- Из звезд прошлого я обожаю Грету Гарбо, ее платьев у меня нет и, может быть, никогда не будет. Но я не теряю надежды. Часто вещи знаменитостей такого уровня выходят на международные аукционы, но цены зашкаливают. Например, платье Одри Хепберн стоит 300 тысяч евро, Лиз Тейлор - 200. Нужно иметь в своем бюджете такую свободную сумму. Но это не значит, что когда-нибудь я не смогу приобрести платья по такой цене.
- Ваша выставка была открыта в течение нескольких месяцев, но, думаю, далеко не все желающие смогли на нее попасть...
- Есть у меня мечта - создать собственный музей. Об этом я говорю уже много лет, надеюсь, моя задумка осуществится. Я же не заберу с собой на тот свет все эти прекрасные вещи. Конечно, они должны храниться в достойном месте, в них так много вложено: их нужно было сначала найти, потом отреставрировать, потому что бисер отлетает, а мех съедает моль... Но часто вещи достаточно просто реанимировать, чтобы они предстали в таком великолепии. А кроме того, эти наряды - еще и история нашей страны, ее культура, поэтому музей, в котором бы они хранились, просто необходим.

Живой журнал мод
- Александр Александрович, ваша коллекция «Звездный гардероб» - это наряды для сцены, а что мы, любуясь платьями знаменитостей, можем взять на заметку для повседневной жизни?
- Если ваша фигура схожа с фигурой той или иной актрисы, можете посмотреть, что бы ей подошло. Звезды тоже хотят выглядеть лучше и корректируют нарядами свои недостатки. Многие их вещи украшены вертикальными линиями, это всегда стройнит. Но артистов, конечно же, пытаются копировать полностью. Особенно киноартистов, потому что фильмы имеют, так сказать, больший разгон. В советское время киноленты и вовсе были живыми журналами мод, которые хоть и издавались в СССР, но не были в большом ходу, а в провинции их и вовсе было не найти. Но ведь и там жили местные красотки, которые хотели выглядеть не хуже, чем Валентина Серова или Любовь Орлова. А если еще и соседка сказала: «Зин, ты так похожа на Орлову...», Зина тут же шила себе платье, как у кинозвезды... Каждая женщина, пусть даже втайне, хочет быть на кого-то похожей и очень редко находит в себе силы сказать: «Я хочу быть похожа на саму себя!» Это большая смелость, но это почти и невозможно...
- Почему же?
- А общество не готово этого допустить. Все хотят, чтобы и в форме, и в цвете, и в отделке это перекликалось с кем-то, с чем-то. Мы все стадо, хотя бы немножко: хотим питаться не хуже, чем другие, ездить на машине не хуже, чем у других, жить в квартире не хуже, чем у других. У нас вообще очень мало оригинальных людей. И большинство тех, кого мы переодеваем в «Модном приговоре», говорят: «Я стала похожа на парижанку или на звезду Голливуда...» Я уже не говорю, что многие из наших «подсудимых» очень хотят походить на Анджелину Джоли или Монику Белуччи. Но как это сделать, если у пришедшей к нам женщины нет ничего общего с этими актрисами? А у людей есть какая-то точка отсчета, и это естественно, ведь даже и наши прекрасные звезды в свое время на кого-то походили.

Полезные советы
- Александр Александрович, насколько оправданно покупать добротные дорогие вещи, чтобы они пригодились несколько лет спустя? Ведь мода ходит по кругу...
- Ходит по кругу, но не в обуви...
- Ну в платье или в юбке?
- Да. Но настоящие модницы лет через десять никогда не будут доставать что-то из шкафов и носить одно и то же. А их дочери могут, но тут нужно аккуратно комбинировать. Хотя я считаю, что современная одежда, даже брендовая, это не великая инвестиция. Но лет через сто эта вещь будет стоить очень дорого, только мы с вами до того времени не доживем...
- А есть ли сегодня смысл шить?
- Конечно! Тем более если у вас нестандартная фигура - есть же женщины 64-го, а то и 72-го размера. Вот в «Модном приговоре» много полных героинь, и их всегда переодевают в одежду не из бутика, а от портних, которые работают вместе со стилистами передачи. И мы всегда говорим в программе: если не можете купить, сшейте. Можно доставать выкройки из старого архива, переосмысливать их, менять ткани, цвета, сочетания - так и рождается новая мода. Но на самом-то деле она не очень новая, мода всегда будет с каким-то элементом прошлого. И элементы эти, так же как и украшения, аксессуары, прически, вновь возвращаются на новом витке. Просто человеческая фигура не меняется с такой быстротой, как мода, у нас у всех две руки, две ноги, посередине - туловище и голова. Все, что можно было сшить и придумать на эти параметры, уже сшито и придумано, не ждите новизны в моде, она уже была создана.