Так кто же такой этот загадочный Алан Тьюринг? Чем знаменит, раз через 60 лет после смерти удостоился оскароносной кинобиографии, и в чем провинился, коли все те же 60 лет о нем старались без особой надобности не вспоминать? Если совсем коротко, Тьюринг - первый в мире хакер. Во время Второй мировой войны изобрел и сконструировал чудо-машину, взломавшую немецкий шифратор «Энигма». Благодаря Тьюрингу и возглавляемой им группе ученых «Hunt 8» секретные сообщения фашистского военно-морского командования читались отныне так же легко, как если бы были написаны крупным каллиграфическим почерком учителя начальных классов и доставлялись заинтересованным в их содержании к завтраку на серебряном подносе. Задачу, на решение которой человеку потребовались бы десятки миллионов лет - такое неисчислимое количество возможных комбинаций скрывал в себе код «Энигмы», - машина хитроумного британца «расщелкивала» за пару секунд. Вуаля! После войны Тьюринг всерьез увлекся химией, математической биологией, продолжал работу над созданием и оценкой искусственного интеллекта компьютера. Но тут случилось то, от чего Тьюринга не уберег ни орден Британской империи, кавалером которого он стал в 1945-м, ни все прочие его заслуги перед небом и землей: цепь нелепых случайностей привела его на скамью подсудимых, он был признан виновным в «грубой непристойности», проще говоря,  официально объявлен гомосексуалистом, что в те времена каралось либо тюремным заключением, либо принудительным гормональным лечением. Тьюринг выбрал последнее, но хватило его ненадолго: через год после процесса, в 1954-м, ровно за две недели до своего 42-летия он покончил с собой, впрыснув в яблоко цианид. В 2013-м королева Елизавета II торжественно помиловала Алана Тьюринга. Не реабилитировала, заметьте, а всего лишь простила. А настоящим оправданием ученого стала картина «Игра в имитацию» - детектив, политический триллер, психологическая драма, а по сути,  попытка попросить прощения у человека, заслужившего совершенно иного финала своей далеко не самой счастливой жизни.
Сразу оговоримся, фильм «Игра в имитацию» - это тот случай, когда нравственно-этические достоинства картины в разы превосходят ее художественность. Режиссеру Мортену Тильдуму не удалось (или не захотелось) шагнуть за жанровые рамки байопика, отчего сама канва повествования  вышла более чем традиционной, чтобы не сказать плоской, и какой-то уж больно однозначной. Тут все по схеме, мало того что предсказуемой, так еще местами и нарочито-искусственной, когда некоторые сюжетные виражи не вытекают один из другого, а, что называется, за уши притягиваются. Главный герой,  гениальный недотепа в мятом пиджаке, знает все про цифры и ничего про людей. Машины для него живые существа со своими характерами, страстями и эмоциями, а люди - мертвые функции, да к тому же глупые и назойливые. Естественно, он ни с кем не может найти общий язык, работать с ним невыносимо, чего находящиеся у него в подчинении переводчики, криптографы и даже один шахматный чемпион и не думают скрывать. Но когда высокое начальство (естественно, наиглупейшее и наиназойливейшее) решает эксперимент Тьюринга закрыть, команда неожиданно встает за своего несносного начальника горой. Момент этот до боли напоминает сцены из старых советских фильмов, когда хорошие пионеры благородно дают понурившемуся плохому пионеру шанс на исправление, и тот, не откладывая дела в долгий ящик, тут же начинает неистово исправляться. Так и герой «Игры в имитацию» в одночасье понимает, какие славные парни его окружают, завязывает с социопатией и превращается во вполне адекватного человека. Перемена столь разительная и молниеносная, что даже кричать «Не верю!»  бессмысленно. А дальше все как по маслу: внезапное озарение и успех, причем в тот самый миг, когда, казалось бы, все пропало и до поражения  рукой подать. И торжественный голос за кадром, мол, если бы не машина Тьюринга, Вторая мировая была бы определенно проиграна. Для нас, потомков миллионов солдат, навсегда оставшихся на полях от Сталинграда до Берлина, эта новость особенно неожиданна...
И все же, несмотря на всю видимую ходульность, картина смотрится и местами эмоционально будоражит. В основном, конечно, благодаря исполнителю роли Алана Тьюринга, актеру Бенедикту Камбербэтчу, который, что уж тут скрывать, своей работой нивелирует многие сценарные и режиссерские огрехи. И хотя ему не впервой играть высокоинтеллектуальных зазнаек, он смог найти в себе новые психологические краски и интонации, чтобы явить нам не уже знакомого Шерлока, но незнакомого Тьюринга - недосягаемого и жалкого, всесильного и беспомощного, победившего умных  врагов и проигравшего недалеким союзникам, гения, понять которого мы не сможем никогда, но извиниться перед которым просто обязаны.