Независимость судебной власти

- Утвердилась ли за прошедшее десятилетие судебная власть в своей независимости от других ветвей власти, прежде всего исполнительной?

Председатель Совета по вопросам совершенствования правосудия при Президенте РФ, судья Конституционного суда РФ в отставке Владимир ТУМАНОВ:

- Скажу так: структурно за годы реформ здание судебной власти построить удалось. Четко разделены юрисдикции, судебная система теперь автономна, не зависит от Минюста, как раньше. С точки зрения судоустройства в судах общей юрисдикции безусловный успех - введение института мировых судей существенно разгрузило суды.

Следует отметить успехи арбитражных судов, система которых, по мнению многих специалистов, отвечает европейским стандартам.

Большой минус в практике работы судов общей юрисдикции - отсутствие апелляционной инстанции. Дела нередко поднимаются и возвращаются множество раз. Получается, что по закону можно лишь обратиться в высшие инстанции в порядке надзора, а далее суд сам решает, рассматривать ли ему конкретную жалобу (закон не обязывает при этом суд принимать решение). Это одна из причин, по которой Страсбургский международный суд по правам человека признал существующую в России систему надзора неэффективным средством правовой защиты. В этой связи, как мне кажется, давно назрела необходимость принятия отдельного закона о судах общей юрисдикции.

Теперь о независимости судебной власти.

Считаю, что суды недостаточно самостоятельны и независимы. Виновата прежде всего исполнительная власть. Суд не может существовать в условиях постоянного давления на него. В конце концов каждый судья зависит от руководителя вышестоящей инстанции. Ведь оценка его работы идет по двум показателям: число отмененных решений и рассмотрение дел точно в срок. При этом отмечу: никто никого никогда не наказал за давление, которое власть оказывала на суд. Причем давление не только косвенное (в конце концов каждый руководитель региона может осведомиться, как движется то или иное дело), но и прямое, грубое.

Надо готовить иначе

- Одно из значимых направлений судебной реформы - совершенствование системы подготовки и переподготовки судей. Как вы оцениваете ее состояние?

Владимир ТУМАНОВ:

- Судей надо готовить иначе.

Сейчас проводятся занятия по повышению квалификации судей на базе имеющегося у них высшего юридического образования. Я же убежден, что будущий судья должен получать квалификацию в процессе его подготовки. Схема выглядит примерно так: высшее юридическое образование, а затем несколько лет - «школа судей». Практика показывает, что общего юридического вузовского курса для эффективной работы недостаточно. Таким образом, получается, что не существует проблемы повышения квалификации, а существует проблема получения специальной судейской квалификации, хотя работа по повышению квалификации, безусловно, полезна.

Например, в Российской академии правосудия 5 лет существует факультет повышения квалификации судей. И уже второй год в академии совместно с центром «Юстиция» осуществляет проект, направленный на повышение профессионального уровня и расширение творческих возможностей судей.

По моему мнению, сегодня не хватает информации квалифицированных экспертов об организации судебной системы за рубежом. Отмечу и то, что, знакомясь с различными программами переподготовки судей, я проследил полное отсутствие бесед по решениям Конституционного суда, которые имеют большое значение для судебной практики.

Диалог о качестве законов

- Судьи не раз поднимали проблемы несовершенства законов, дефицита общения с их разработчиками. Как ликвидировать этот пробел?

Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Леонид БИНДАР:

- Несовершенство законодательной базы определяется многими факторами. Среди них - незавершенность законотворческого процесса, его правового оформления.

Основополагающие федеральные законы, в частности о порядке принятия федеральных конституционных законов и федеральных законов, о нормативно-правовых актах, фактически «заморожены» примерно с 1996 г. Несмотря на то, что в прошлом году согласительная комиссия Совета Федерации и Госдумы подготовила ко второму чтению закон о порядке принятия федеральных конституционных законов и федеральных законов, в планы законодательной деятельности Госдумы он не включен по непонятным причинам. Хотя многое мог бы поставить на место.

Большое подспорье - решение Комитета по конституционному законодательству, который берет общественно значимые законы под свой контроль и осуществляет мониторинг их правоприменения.

Существует и дефицит общения с разработчиками законов.

Есть определенные шаги в формировании плана законотворческой работы правительства, на ранних стадиях приглашаются для участия в ней и члены Совета Федерации, и депутаты Госдумы.

У законопроектов есть авторы. Но их не называют публично. Законы не персонифицированы. Это очень большой пробел. Автора нужно знать, и в зависимости от результатов правоприменения закона можно говорить о его состоятельности как ученого, ответственности как организатора или чиновника.

- Насколько важно общение законодателей с судейским корпусом в рамках учебного процесса в Российской академии правосудия?

- Считаю крайне важным общение между теми, кто создает законы, и судейским корпусом, теми, кто их применяет. Конечно, этого общения не хватает. Приятно отметить, что одним из проводников связи законотворчества с учебой успешно выступает центр «Юстиция». Наряду с тем, что делает Совет Федерации по мониторингу законоприменения, это весьма позитивное явление. Такое общение должно быть не эпизодической, а постоянной работой, питательной базой для внесения изменений, которые не прошли по каким-либо причинам в первоначальный вариант закона.

Нужен постоянный диалог. Поэтому проблему отсутствия обратной связи с законодателями, которую поднимают судьи, необходимо заострять. В том числе и усилиями Академии правосудия, инициативой такой общественной организации, как центр «Юстиция».