Открывая слушания, Екатерина Лахова проанализировала систему профилактики безнадзорности несовершеннолетних. Действующий с 1999 г. закон, по ее оценке, малоэффективен. Как показывает практика, все органы системы профилактики занимаются последствиями, а не причинами безнадзорности. Кроме того, до сих пор нет официальной статистики, не выработана методика подсчета беспризорных. По различным оценкам ведомств и независимых экспертов, в России от 100 тысяч до 4 млн. беспризорных детей. Столь огромный (в 40 раз!) разброс показателей свидетельствует, что нет даже приблизительной ясности в оценке масштаба столь тревожного социального явления.

Лахова сообщила, что депутаты планируют доработать закон о профилактике безнадзорности несовершеннолетних: уточнить полномочия комиссий и определить порядок рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних и их родителей. По мнению председателя комитета, на федеральном уровне должна работать межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних при правительстве, которая будет определять политику и идеологию профилактики безнадзорности несовершеннолетних. Екатерина Лахова указала также на необходимость решения таких проблем, как обеспечение жильем выпускников интернатов и детских домов (по ее данным, в России 60 тысяч детей-сирот не имеют жилья) и лечение несовершеннолетних, употребляющих спиртное и наркотики.

Обсудив проблемы, связанные с применением и совершенствованием законодательства, регулирующего профилактику безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, участники парламентских слушаний пришли к выводу, что разработка и реализация эффективных мер по борьбе с безнадзорностью, беспризорностью и правонарушениями несовершеннолетних должны стать одним из приоритетных направлений в деятельности органов законодательной и исполнительной власти всех уровней.

На слушаниях также отмечалось, что недостаточно эффективно работают органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Затягивается создание в России системы ювенальной юстиции. Участники парламентских слушаний рекомендовали Госдуме ускорить рассмотрение поправок в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» в части создания ювенальных судов. Комитету по делам женщин, семьи и молодежи предложено подготовить проекты законов о ювенальных судах и об основах системы ювенальной юстиции, об опеке и попечительстве, внести поправки в Закон «О занятости населения в Российской Федерации» в части квотирования рабочих мест для впервые ищущих работу совершеннолетних воспитанников воинских частей.

Выработан ряд рекомендаций правительству, органам государственной власти субъектов Федерации, Верховному суду, Генпрокуратуре, органам по делам молодежи, молодежным и детским общественным объединениям.

Любопытно, что кое-кто из пишущей братии не избежал соблазна представить обсуждение столь серьезной социальной проблемы в виде политической «клубнички», заявив, что «за плохое воспитание детей родителей будут сажать в тюрьму», Госдума готовит «ряд сенсационных законопроектов, касающихся родителей, их детей и директоров школ». При этом критическая ситуация с беспризорными и безнадзорными детьми, как ни странно, названа «поводом» для ужесточения законодательства, хотя на самом деле она - причина предлагаемых депутатами мер. Не слишком обоснованным выглядит и категоричное «будут сажать», потому, что от «пробных шаров» депутатских мнений с трибуны до законопроекта, а затем от него до состоявшегося закона, как показывает парламентская практика, нередко дистанция огромного размера. На этом пути первоначальные законотворческие замыслы порой претерпевают очень значительные метаморфозы, а некоторые и вовсе исчезают бесследно в «пучинах» разнообразных процедур.

То, что ситуация вопиюща, свидетельствует официальная статистика: 16 тысяч детей школьного возраста вообще не посещают школу, 50 тысяч ежегодно убегают из дому. Несовершеннолетние составляют большинство потребителей наркотиков. И при всем этом у правоохранительных органов нет рычагов борьбы с беспризорностью и безнадзорностью. Поэтому изменения законодательства действительно назрели. Вопрос лишь в том, какими они будут.

Сажать или не сажать родителей за преступления их несовершеннолетних детей? Проблема, согласитесь, очень непростая. Конечно же, меры в отношении родителей, злостно не исполняющих обязанности по воспитанию своих детей, нужны. Штрафы в 100-500 рублей, которыми они в соответствии с действующим законодательством нынче на практике расплачиваются за выходки несовершеннолетних чад, вряд ли можно считать панацеей от пренебрежения родительским долгом. Тем более всего в России за минувший год подобному наказанию были подвергнуты около 2 тысяч человек, а неблагополучными считаются 280 тысяч семей. Но исправит ли ситуацию пребывание таких горе-родителей в тюремных камерах за проступки их детей? Здесь требуются компетентные заключения профессионалов, занимающихся этой проблемой, педагогов и юристов, специалистов по правам человека и учет мнений широкой общественности.

Есть и сугубо практический вопрос: а кто усыновит, будет содержать и воспитывать детишек, пока их папы и мамы будут отбывать наказание за решеткой? Неужто авторы столь радикальной инициативы? Так не лучше ли обеспечить сиротам при живых родителях добротное государственное содержание и воспитание, к примеру, в кадетских корпусах, более других подходящих для «трудных» подростков, а его стоимость по полной программе взыскивать с горе-родителей?

Вряд ли у кого-нибудь есть иллюзии по поводу того, что лишь только карательными мерами можно справиться с беспризорностью и безнадзорностью, преступлениями и правонарушениями несовершеннолетних. Поэтому весьма спорными выглядят тиражированные прессой предложения штрафовать директоров школ, руководителей домов культуры и спорткомплексов за употребление несовершеннолетними спиртного и наркотиков на подведомственной территории.

Если уж быть последовательными, может быть, авторам этих новаций «перестройку начать с себя»: ответствовать штрафами за каждого пьяного, обкуренного, наглотавшегося зелья на их «подведомственной территории»? И считать ею не только территорию вокруг дворцов законотворчества, но и всю страну, этим законам подведомственную?

Признаться, предложения штрафовать руководителей учебных заведений, очагов культуры и спорта выглядят попыткой переложить на них часть обязанностей правоохранительных органов, ответственных за правопорядок на той самой подведомственной территории. При том, что ни школьные, ни спортивные педагоги не обладают правами, которыми наделены соответствующие силовые структуры. Ведь если даже у правоохранительных органов нет эффективных рычагов борьбы с детской и подростковой преступностью, беспризорностью и безнадзорностью, то откуда их взять директорам школ, домов культуры и спорткомплексов?

В принципе невозможно представить: как на практике «тети Маши и Наташи» (а ведь педагогические коллективы школ - «женское царство») могут противостоять совращающим детей наркоторговцам или одурманенным водкой и наркотиками недорослям-буянам? Ведь и без того учительнице, поставившей двойку дворовому королю, боязно выйти вечером из школы, приходится вызывать в «эскорт» мужа или сына потому, что школьный двор и окрестные подворотни - во власти этого самого двоечника и его лихой компании.

Конечно же, проще простого и без того измордованных многообразными школьными бедами и ну очень «смешными» зарплатами педагогов сделать «крайними» еще и за дебоши юных алкоголиков и наркоманов. Но в конце концов карательными мерами можно добиться лишь того, что сеятели разумного, доброго, вечного побегут из школ куда глаза глядят, чтобы не быть без вины виноватыми в ситуациях, когда они бессильны что-либо изменить.

Так не лучше ли предоставить Богу Богово, а кесарю кесарево? Педагогам - учить и воспитывать, а профессионалам правопорядка - бороться с правонарушениями и преступностью? Везде. В том числе и на подведомственных территориях учебных заведений, очагов культуры и спорта. Бесспорно, требуется самое тесное взаимодействие профессионалов правопорядка с педагогами. Но при самой активной взаимопомощи каждый все-таки должен «нести свой чемодан» профессионального долга и ответствовать перед государством в рамках своих служебных обязанностей. И не только они, а все восемь «нянек» - госорганов, входящих в систему профилактики безнадзорности несовершеннолетних, - за то, чтобы каждый из них и система в целом эффективно работали, не упуская ни одного из детей, нуждающихся в помощи и защите, опеке и влиянии этих госструктур.