Кому-то, возможно, покажется странным, но проводы Днепрова в последний путь взяла на себя Высшая школа экономики. Можно по-разному относиться к этому вузу, критиковать его за многое, но нельзя не видеть очевидное - Вышка аккумулирует у себя тех, кто в разное время был движителем развития страны, ее модернизации. Министр экономики Ясин стал научным руководителем Вышки. Президент ГУ - ВШЭ - он же и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Московским институтом электроники и математики НИУ ВШЭ руководит бывший министр образования Александр Тихонов, одним из центров - первый руководитель Рособрнадзора Виктор Болотов. Вот и Эдуард Днепров, как оказалось, пятнадцать лет был научным сотрудником и ординарным профессором Вышки, оставаясь при этом далеко не ординарным человеком.
Давно всем нам ясно, что первыми из жизни уходят азартные, энергичные, не жалевшие себя на службе Отечеству. Жизнь каждого из них - своеобразный подвиг; чаще всего они не были военными полководцами, но стали полководцами в других областях в полном смысле этого слова, за ними шли полки единомышленников, чтобы добиться победы на том или ином направлении. Днепров тоже был полководцем, но в образовании, и выигрывал свои битвы за новую школу. Будь он хладнокровен и расчетлив, может, вошел бы в список долгожителей, но у тех, кто в постоянном бою, от напряжения взрывается сердце.
Те, кто, не жалея себя, борется за новое, как правило, люди чрезвычайно интересные, противоречивые, часто нелогичные в своих поступках. Таким был и Эдуард Днепров. Вся жизнь Днепрова была полна противоречий и зигзагов. Сын морского офицера-фронтовика, он с детства бредил морем и, сбежав из дома, стал юнгой на учебном корабле «Неман» в Кронштадте, затем окончил Ленинградское нахимовское училище и штурманский факультет Высшего военно-морского училища имени М.В.Фрунзе. Казалось бы, вот она блестящая карьера, но с первых же дней службы он стал ею тяготиться, искать пути ухода в отставку. С одной стороны, Днепров был морским офицером, для которого главное - совесть, честь и честность, с другой стороны, человеком, считавшим, что все способы хороши для того, чтобы добиться своей цели. Казалось бы, семейные традиции воинской службы были для него весьма сильны и значимы, но при этом через год после поступления на службу штурман военного корабля пришел на заочное обучение на филологический факультет журналистики ЛГУ, который окончил по отделению журналистики. Внук партийного работника, репрессированного в 1937 году, Днепров просто по определению должен был ненавидеть партию, которая столь жестоко поступила с его дедом, но он был парторгом эскадренного миноносца «Отменный», лектором университета марксизма-ленинизма, даже два раза вступал в партию, после того как она его наказывала за проступки, во времена перестройки сотрудничал с членом ЦК КПСС Егором Лигачевым, писал ему тексты выступлений на тему образования, письма в Политбюро, статьи в газету «Правда», даже кандидатскую диссертацию защитил на тему «Морской сборник» в общественном движении периода первой революционной ситуации в России». Отношения с наукой у Днепрова тоже были весьма драматичными. Сначала он отказался работать в военном НИИ после окончания Высшего морского училища, но потом, еще будучи офицером, остался в аспирантуре ЛГУ после окончания учебы по журналистике. Казалось бы, он должен был продолжать научное исследование в области военной истории, но снова удивительный разворот судьбы: уволившись с военной службы, не проработав ни единого дня в системе образования, не зная ее специфики, Днепров вдруг стал старшим научным сотрудником, а затем, переехав в Москву, заведующим лабораторией истории отечественной школы и педагогики НИИ общей педагогики АПН СССР. Тут бы ученому-историку и другие карты в руки - занимайся дореволюционной школой, живи спокойно и размеренно, как и многие тогдашние академики АПН. Но не таков Днепров: он озаботился состоянием современного образования, стал критиковать реформы 1984 года и очень скоро стал не тихим академическим работником, а мушкетером-реформатором, лидером общественно-педагогического движения, призвавшим в свои ряды всех тех, кто на фоне перестройки общества, сотрясавшей страну, был согласен с планами перестройки отечественного образования.
Смелому реформатору повезло с временем и официальным лидером перестройки в образовании - руководителем Гособразования СССР Геннадием Ягодиным, который поручил Днепрову руководство Временным научно-исследовательским коллективом. ВНИК помог Эдуарду Днепрову собрать творческую команду, которая стала командой реформ в образовании. Казалось бы, Эдуард Дмитриевич должен быть благодарен Ягодину за такое продвижение в карьере, но и тут зигзаг - как только тот решил, что ВНИК задачу выполнил и может быть распущен, Днепров стал выступать с резкой критикой Гособразования.
В июле 1990 года Эдуарда Днепрова Верховный Совет РФ избрал первым министром образования России, дав ему возможность воплотить в жизнь разработанную командой концепцию 1988 года, одобренную съездом работников образования. Он пришел в министерство со своей командой и сумел реализовать многие из своих идей. На счету Днепрова первый указ Президента РФ, посвященный образованию, первый Закон «Об образовании», признанный лучшим законом мировыми экспертами, новая - дифференцированная - система оплаты труда педработников, первые частные учебные заведения, выдвижение идей о разграничении полномочий в области образования между федеральными, региональными и муниципальными органами власти, превращение былой Академии педнаук в Российскую академию образования, наконец, подходы к стандартам образования. Казалось бы, у него были надежные соратники и помощники, которые, правда, не имели опыта управленческой деятельности и госслужбы. Он ужасно торопился сделать все, что хотел, с теми, кто сомневался в его действиях, у него не было и не могло быть никакого компромисса, это и изменяло отношения в худшую сторону.
После отставки Эдуард Дмитриевич стал на год советником Президента России, сотрудником Аналитического центра Администрации Президента РФ, в конце концов по материалам ВНИКа он защитил докторскую диссертацию, возглавил Федеральный институт стратегии образования, работал над многими стратегическими и концептуальными документами российского образования. Он, по сути дела, вернулся в педагогическую науку, стал автором свыше 500 научных трудов, десятков книг по теории, истории и политологии образования: подготовил библиографический указатель «Советская литература по истории школы и педагогики дореволюционной России. 1918-1977 гг.», признанный лучшим советским библиографическим изданием, был инициатором серии «Педагогическая библиотека», в которой вышло более 50 томов, подготовив к 150-летию со дня рождения К.Д.Ушинского двухтомник его избранных сочинений, автором глав и редактором четырех томов «Очерков истории школы и педагогической мысли народов СССР», автором книг «Четвертая школьная реформа в России», «Пересмотр Закона об образовании: опасности и необходимость», «Школьная реформа между «вчера» и «завтра», таких фундаментальных трудов, как «Современная школьная реформа в России», «Образование и политика», «Опыт и уроки развития российского образования в XIX - начале XXI в. в контексте общей модернизации страны», «Новейшая политическая история российского образования», монографий «Ушинский и современность», «Женское образование в России». Вот так в последние годы самым удивительным образом в Днепрове соединились историк, политик, ученый и политический деятель.
Сегодня можно спорить, каким героем в российской истории был Эдуард Дмитриевич Днепров, но нельзя отрицать очевидное - он был ярким и незаурядным человеком, который не только сам внес определенный вклад в развитие российского образования, но и дал импульс для успешной деятельности на этом поле многим ныне видным его представителям. Эдуард Днепров вошел в историю России, а каким он был, что сделал для страны, предстоит оценить нашим потомкам, ведь не зря поэт, ставший классиком, совершенно справедливо сказал: «Большое видится на расстоянии». Они, пришедшие вслед за нами, это большое, несомненно, увидят, если часть этого большого вклада Эдуарда Днепрова в развитие страны уже видим и ценим мы.