Ирина АКУЛОВА, директор школы №2033:

Конечно, в нашей школе есть профсоюзная организация и ее председатель - человек, который живет проблемами  каждого работника. Председатель профорганизации и  должен быть человеком, который знает все обо всех и о каждом. Мне кажется, нам надо работать так, чтобы не приходилось от нас защищать  никого. На то и дан человеку язык, чтобы  двое могли разговаривать и договориться. Нужно привлекать юристов, нужно объяснять людям их права. У нас в комплексе педагогам и сотрудникам не приходится защищаться от администрации, потому что  прежде, чем принимать какие-то решения, мы садимся за стол переговоров. Однозначно моя позиция: в школу идут дети потому, что там хорошие педагоги. А педагог-профессионал не может быть мягким, покладистым по отношению к нам, управленцам, вполне достаточно того, что его  любят дети, идут к нему,  а моя задача - создать  условия для развития детей и  педагогов.
Что касается того, говорю ли я правду вышестоящим управленцам, то у меня такое чувство, что я, допустим,  еду на велосипеде в гору. Сказать им, что все хорошо? А что такое хорошо?  Каждому хорошо по-своему. Трудно? Да, трудно. Могу ли я сказать министру образования Москвы Исааку Калине, что думаю, или  о том, чего  очень хочу, чтобы это было, хотя и сделано уже так много?  Я могу прийти на рабочее место, нажать кнопку на компьютере  и увидеть все школы, которые вошли в комплекс, для этого мне вовсе не обязательно сайгаком носиться по  школам. Для получения информации есть компьютерная техника и информационные технологии.  И о нас всю информацию можно получить. Мы встречались с Исааком Калиной несколько раз, он спрашивал и о моей позиции, и о моем отношении к линии, проводимой Департаментом образования. Я всегда давала честные ответы, у меня при этом не было страха. Было только желание качественно сделать свою работу. Свою позицию я всегда высказываю открыто. Позиция департамента сегодня, наверное, как никогда прозрачная и открытая, для того чтобы решать различные вопросы. Я сама была участником традиционного четвергового селектора, выступала на нем от Восточного округа и знаю: проблемы нельзя замалчивать, о них нужно говорить. Боюсь ли я получить выговор за прямые высказывания? Это рабочий момент, к этому нужно быть всегда готовым, но стараться его, конечно, не получать. Я уверена, что только за неправильно сказанные слова потерять работу директору невозможно, потому что все-таки люди, которые нас слушают, умеют еще и читать наши мысли. А за неправильную работу свое место можно потерять, и это будет правильно.

Елена РЫБАЛЬЧЕНКО, директор школы №227:

Нужно ли защищать  учителя или работника от директора школы? Защита нужна тогда, когда кто-то неправомочно себя ведет. Если директор ведет себя  правомочно, то тогда не нужно от него защищать людей, поэтому директору нужно стараться быть всегда  по возможности максимально справедливым.
Должны ли мы, директора, говорить правду вышестоящим начальникам? Меня всегда учили в детстве, что  говорить нужно то, что думаешь, и думать о том, что говоришь. Если ты не можешь сказать руководителям то, что думаешь, аргументированно обосновать свою позицию,  тогда и не говори. Иначе получится не очень порядочно: думаешь одно, говоришь другое. Амплуа директора в этом случае не стыкуется с позицией, нужно придерживаться определенного морального кодекса.

Ирина ЖДАНОВА, директор лицея №1560:

У меня очень неудобный председатель профсоюзной организации. Неудобный в том  смысле, что этот  достойный и опытный мужчина всегда со мной спорит, приводит какие-то  аргументы, если не согласен с чем-то. На самом деле я всегда за то, чтобы такие люди были. Когда я пришла в школу, там была учительница, которая всегда была со мной не согласна. Не забуду, как вела педсоветы практически  для одного учителя - для нее, так как она всегда задавала вопросы, всегда была со мной не согласна, поэтому я всегда готовилась к встрече с этим учителем. В последнее время она вдруг стала молчать, и я подошла к ней, спросила: «Что случилось? Почему  вы не задаете вопросы?» Она сказала: «Мне стало интересно!» Вот такая история. То есть когда человеку интересно, у него появляется конструктивная позиция, которая важна всегда. Так и в профсоюзе, тем более что в нашей школе профорганизацию возглавляет мужчина, и его мнение мне всегда интересно. Я тоже член профсоюза, и меня тоже должен кто-то  защищать. А кто меня защитит, если не председатель профсоюзной организации?!  Мы вместе с ним - он всегда был рядом - прошли через трудовые инспекции, проверки, получили столь необходимый опыт. Теперь я знаю, что через это надо пройти самой. Когда я раньше слышала истории других директоров  о проверках, то думала: «Ай-яй-яй!»,  сочувствовала, но что это такое, почувствовала сама, когда окунулась в этот процесс.
По поводу боязни высказываний вышестоящим начальникам -  ее у меня нет. Мне кажется, что меня могут  уволить не за то, что я что-то сказала, а за то, что знала, но об этом не сказала. Сегодня обо мне все известно, ничего не скроешь.  При этом я думаю, что директору нужно быть порядочным человеком. Нельзя быть немножко порядочным, но это уже  зависит от человека. Если ты в глаза начальникам говоришь одно, а за глаза другое, то ты везде будешь так делать, но это будет известно людям,и они уважать тебя не будут. Если ты не боишься высказать в глаза начальникам то, что думаешь, то, что знаешь, то сама себя будешь уважать и окружающие будут испытывать к тебе то же чувство. Когда выходишь на трибуну, ведь все равно говоришь то, что думаешь по делу, и  тут все равно, кто перед тобой - Исаак Калина или Алексей Анисин.

Павел КАРПОВ, директор школы №2101:

У нас в школе состоялись выборы председателя профсоюзной организации. Они были конкурентными, с тремя кандидатурами. Считаю, что я эти выборы проиграл, потому что не выбрали на должность председателя профсоюзной организации того человека, которого я поддерживал.  Победитель выиграл, на мой взгляд,  исключительно  за счет популизма - обещаний, что  обеспечит все права работников, премии и многое другое, причем уже завтра.   Такой итог выборов - позор мне, потому что  я  до того выиграл три политические кампании в качестве  сотрудника. Но я специально не участвовал  в выборах председателя профсоюзной организации,  чтобы не влиять на исход выборов, был наблюдателем. По зрелому размышлению потом я  подумал: наверное, это хорошо, так как общего согласия  на самом  деле быть не должно. Мера нашего взаимодействия достаточно четко очерчена: есть  права работников, защищаемые профсоюзом, есть полномочия  администрации. Я думаю, хорошо, когда нет такого  совсем келейного взаимопонимания: договорились и действуем. Другое дело, если человек стал лидером, то  у него тоже  большой комплекс, много работников, и пусть он, так же как и я, изо всех сил пытается    осуществить работу. Не  получится так, что есть какой-то человек со статусом профорга, который лишь сидит и ставит галочки, надувает щеки. Нет, пусть он осуществляет работу, взаимодействует с работниками,  выясняет реальную ситуацию дел. Более того, если ко мне поступают какие-то жалобы или обращения, если приходят  письма на сайт,  я тоже могу, если это касается  работников, не то что расписать, но передать копию обращения или жалобы  председателю профорганизации, надеясь, что там по крайней мере будет  проведена  какая-то деятельность по этому поводу.
Что касается высказывания своего мнения вышестоящим начальникам, то у меня абсолютно нет ощущения невозможности или невосприимчивости критики Департаментом образования, хотя это, может быть,  и неправильно. Насколько я понимаю, хотя и не был членом партии, партийная организация когда-то  подразумевала, что на партсобрании рабочий мог встать и сказать директору завода  (как член партии члену партии) всю правду-матку. Совсем такой ситуации  нынче в системе образования  нет, на самом деле тот уровень открытости и восприимчивости Департамента образования, который есть, я не знаю, с чем сравнить. Как-то моя жена пошла в поликлинику, ее там мурыжили три дня, она написала эмоциональную жалобу, после чего ей пришел ответ: дескать, все нормально, расслабьтесь. Я рвал и метал,  почему у нас все не так.
В этом плане единственное, что недопустимо для директора, если он приходит в школу,  в педагогический коллектив и говорит: «Что вы хотите от меня, там,  наверху, так решили!» Это настолько подло! Не можешь брать на себя решение вопросов, тогда и не надо заниматься какими-то вещами.  Сегодня нужно задавать больше вопросов себе, чем кому-то другому, критиковать себя, а не кого-то другого. Если ты не разобрался в ситуации,  сиди и разбирайся, а не ссылайся на кого-то,  дескать, я не виноват, виноваты другие. Мне кажется это недопустимо.  Я стараюсь изо всех сил, чтобы от этого максимально уберечь себя, потому что  это связано с профессиональной честью.