- Он был такой... такой... - Павел Иванович ищет и никак не может найти подходящего определения, - он был...
Мы все ждем, предвосхищая громкие, торжественные слова, которые скажет гость о нашем поистине великом земляке, в преддверии 110-летнего юбилея которого в 2015 году мы устроили эту встречу в Нижнепоповской школе.
Рассекая плотно сжатым кулаком воздух, как бы ударяя по воображаемому столу, Павел Иванович находит, кажется, нужное именно сейчас, самое правильное слово:
- Он был ... был... такой же, как все мы, как я, или вот, как вы... простой!
Выдохнув с облегчением, вытерев тыльной стороной ладони невидимую испарину на лбу, он, немного успокоившись, начинает рассказывать...
Павел Иванович Бакаев всю жизнь прожил в старинном донском казачьем хуторе Нижнепопове. Он из тех, о ком говорят: «Мастер на все руки». Построил дом, вырастил детей, уже стали взрослыми и его внуки.
В начале апреля 1974 года группу строителей, преимущественно плотников и маляров из Белой Калитвы и Каменска, направили в станицу Вешенскую. В этой команде был и Павел Бакаев. Предстояло возвести новый забор вокруг усадьбы Шолоховых на берегу Дона, где расположился светлый двухэтажный дом с террасой и балконом, хозяйственными постройками и большим садом. Особняк был построен в 1949 году взамен старого довоенного дома с мезонином, купленного Шолоховыми в 1928 году. 8 июля 1942 года он был разрушен немецкой авиабомбой, при этом погибла Анастасия Даниловна Шолохова, мать писателя. Он, только что попрощавшийся с родными, вернулся с дороги, не успев отъехать далеко.
- С раннего утра Михаил Александрович обычно работал, и мы старались меньше шуметь, чтобы его не отвлекать от дела, - рассказывает Павел Иванович. - Перед рассветом, в 4 часа утра, в кабинете обычно уже горел свет. Часто к нам приходил его секретарь Андрей Афанасьевич Зимовнов, спрашивал, как идет работа, не нужно ли нам чего. А после обеда, случалось, приходил сам хозяин. Он интересовался, из каких мест тот или иной работник, расспрашивал о житье-бытье. Сам говорил мало, больше слушал.
Секретарь писателя был более разговорчив. Рассказывал, как король Швеции Густав VI Адольф лично вручал Шолохову Нобелевскую премию. Однако, принимая награду, писатель не поклонился королю, как это было принято. Живет легенда, что при этом Шолохов сказал: «Мы, казаки, ни перед кем не кланяемся. Вот перед народом - пожалуйста, а перед королем не буду...» Вспоминал, как, вернувшись из Америки, куда летал вместе с Никитой Хрущевым, и узнав, что все одиннадцать журналистов, входивших в делегацию, были удостоены Ленинской премии, Шолохов отказался ехать в Кремль на награждение. Обмолвился только: «Целой футбольной команде дали!..» Пришлось Никите Сергеевичу самому совершить вояж в неблизкую станицу Вешенскую.
Хозяйство Михаила Александровича было такое же, как и у всех остальных станичников: он держал корову, овец, птицу, возле дома были разбиты сад и огород. Единственное, что отличало писателя от соседей: дом его охраняла милиция.
Шолохов был заботливым семьянином. Прожил со своей женой Марией Петровной 60 лет, вырастил четверых детей и воспитал их скромными и порядочными людьми. Писатель не был богачом, но регулярно получал письма с просьбой помочь деньгами. То мать-одиночка напишет: мол, у сына проявились способности к музыке, но, чтобы заниматься в музыкальной школе, нужно купить баян, а она не в силах этого сделать. И Шолохов отправляет ей деньги на покупку инструмента. Такие случаи не были единичными: одним Михаил Александрович помогал покрыть крышу, другим - решить какие-то бытовые проблемы. Многочисленные письма с просьбами о восстановлении справедливости Шолохов всегда рассматривал и по каждому обращению принимал меры как депутат Верховного Совета.
В знаменитом романе «Тихий Дон» упоминается более 40 старинных казачьих песен, и это не случайно: Михаил Александрович был очень музыкален и сам хорошо пел. В молодости, до войны, он играл на рояле, подбирал мелодии, импровизировал - об этом рассказывали местные жители. Заботой писателя в середине 30-х годов был создан казачий хор, много раз выступавший в Ростове-на-Дону и дважды в Москве.
Павел Иванович вспоминает об увлечениях Шолохова: он, как известно, был заядлым рыболовом и охотником, но еще больше любил природу родных донских степей, Дон, окрестные озера. И любовь эта всегда была выше охотничьего азарта. Шолохов предпочитал охоту на водоплавающую и степную птицу, но никогда не позволял себе излишних охотничьих трофеев и запрещал это другим. На рыбалку брал только самодельное удилище из гибкой березовой палки. Почти всегда с супругом ездила и Мария Петровна.
Гость рассказывает и рассказывает. Говорит о вековом дубе в окрестностях Вешенской, под которым не раз отдыхал Шолохов, о сосновых лесах, поднявшихся на зыбучих песках заботой писателя, о прекрасном мосте через Дон, сооруженном благодаря усилиям Михаила Александровича.
- А что это за фотографии и книги? - спрашивают школьники.
- Да-да, - спохватывается выступающий. - Фотография эта была сделана 20 апреля 1974 года, когда наша работа еще не была закончена, но Шолоховы собирались в Москву, а затем в Финляндию. Это было время подготовки к юбилею писателя, в следующем году ему исполнялось 70 лет. В этот же день Михаил Александрович вручил каждому рабочему книгу «Донские рассказы» со своим автографом, причем каждому подписал ее лично. Вот я на этом снимке, во втором ряду третий слева, в светлой кепке...
Когда Павел Иванович заканчивает свое выступление, я прошу слова и рассказываю ребятам о том, как, бывая в Москве, обязательно прихожу на Гоголевский бульвар, где установлен памятник Михаилу Александровичу Шолохову. Это необычный, трогающий душу монумент, отражающий как раз те качества нашего классика, на которых сделал акцент Павел Иванович Бакаев. По одну сторону бульвара мы видим Шолохова, сидящего в лодке. Не знаменитого литератора, а обычного человека, одетого по-простому - в телогрейку и сапоги. Он пристально всматривается в даль, за Дон... За спиной его, высоко подняв головы над донской водой, расплываются клином в разные стороны кони, символизирующие раскол России в годы Гражданской войны. Напротив монумента расположена бронзовая скамья с барельефами сцен Гражданской войны. Авторы памятника - Иулиан Рукавишников и его сын Александр, воплотивший через годы замысел отца, преодолев немалое сопротивление отдельных чиновников. В Москве есть еще один памятник Михаилу Александровичу Шолохову, он установлен на пересечении Волгоградского проспекта и Волжского бульвара.
...Урок закончился, девятиклассники провожают гостя. Теперь им предстоит написать конкурсное сочинение о Шолохове, в котором они наверняка упомянут и о встрече с Павлом Ивановичем. А я отправился искать сведения об автографах, которые Шолохов оставил строителям весной 1974 года. И никаких упоминаний об этом не нашел. Значит, встреча с Павлом Ивановичем Бакаевым может дополнить летопись жизни и творчества великого русского писателя.

​Владимир ЛЯХ, Белая Калитва, Ростовская область