Но на этот раз значительную часть аудитории составляли солидные люди, убеленные сединами, едва ли не мои ровесники: бабушки и дедушки будущих первоклассников. Замечу, что дело происходило вечером в пятницу, накануне выходного дня, в удобное для работающих родителей время. Сам дважды дед, я не имею ничего против участия старшего поколения в воспитании внуков, но тотальная подмена непосредственного родительского общения и влияния чревата серьезными последствиями, о которых речь впереди.
Специфический состав аудитории заставил полностью перестроить «тронную» речь директора, значительнаую часть которой пришлось посвятить тому, как изменилось сегодня обучение: по сути дела, в краткой популярной форме изложить содержание новых ФГОС. Естественно, что старшее поколение находится в плену стереотипов. Они помнят, как учили их самих и их детей, и считают такое обучение эталонным. Все эти наши заморочки о метапредметных компетенциях, каковыми должен овладеть ребенок, и личностных смыслах, которые он должен увидеть при освоении основ наук, для них темный лес. Разница в представлении педагогов и семьи, а точнее, тех ее членов, кто будет поддерживать непосредственный контакт со школой, чревата будущими конфликтами. Отсюда необходимость ликвидации прародительского ликбеза. Отдельная тема - ИКТ-компетенции, которые сегодня педагоги начинают формировать у детей с первого года школьной жизни. В жизнь вступают цифровые поколения, для многих детей сегодня айфон и планшет - привычные атрибуты повседневности, чего нельзя сказать о бабушках и дедушках. В этом месте я совершил, как выяснилось чуть позже, прокол, заявив, что на эту тему, как, впрочем, и по многим другим вопросам, я предпочел бы общаться непосредственно с родителями будущих первоклассников.
Отпор был получен немедленно, сразу же по завершении родительского собрания. Солидная дама, войдя в кабинет, категорически потребовала зачислить свою внучку только в класс «А». «Как в наиболее соответствующий исключительным способностям юного дарования коллектив». Откуда она решила, что буква определяет состав учеников и уровень обучения? В далекие советские годы в некоторых школах существовала такая практика, когда престижными слыли классы «А», куда набирали по протекции, а всякие там «Б», не говоря уже о «Г», считались классами второго и третьего сорта. Все это давно не так, и во многих школах педагоги определяют буквы своих классов по жребию, что, помимо прочего, свидетельствует о живучести этого стереотипа даже в педагогической среде. (Жребий ведь тянут для того, чтобы никому не было обидно.) Никакие рациональные аргументы на энергичную бабушку не подействовали, и тогда, исчерпав все доводы, с плохо скрываемым раздражением я заявил, что готов продолжить этот разговор с родителями ребенка.
В ответ она решительно положила на стол бумагу. Это была заверенная в нотариальной конторе доверенность с гербовой печатью, свидетельствующая о том, что податель сего документа является законным юридическим представителем интересов ребенка. Следовательно, только с ним школе и надлежит вести все необходимые переговоры. Забегая вперед, скажу, что сегодня подобные доверенности появляются в руках не только кровных бабушек и дедушек, но и у оплаченных гувернеров и даже у охранников. Возможно, кто-то увидит в этих фактах рост правовой культуры населения, рационализацию сознания наиболее активной его части, занятой с утра до ночи проблемами бизнеса и карьеры, а иногда элементарной добычей средств существования. В конце концов, чем доверенность на представление интересов ребенка хуже, нежели брачный контракт, что заключают накануне бракосочетания любящие сердца? Любовь любовью, а имущественные отношения должны регулироваться законом. Всякое ведь может случиться.
Возможно, я безнадежно устарел, но превращение ребенка, если так можно выразиться, в «движущееся имущество» претит моему педагогическому сознанию. Слишком много фактов, говорящих о том, что движение ребенка, иными словами его личностный рост, происходящий в условиях формального эпизодического контакта с родителями, передоверившими эту многотрудную работу третьим лицам (даже если это любящие бабушки и дедушки), затрудняется, искажается, порождает разнообразные комплексы поведения. В широком диапазоне: от манипуляции родителями, подсознательно испытывающими чувство вины перед ребенком, которому они явно многого недодали («доить» их, вымогая подарки, входит в устойчивую циничную привычку), до агрессивного протестного поведения в подростковом возрасте. И тогда бабушки и дедушки, будучи не в силах справиться с разбушевавшейся стихией, начинают метаться между школой и родителями в поисках сочувствия, понимания и поддержки, сопровождая свои терзания риторическим вопросом: как такое могло случиться с нашим ребенком?
Жизнь меняется стремительно, никаких иных способов реакции на происходящие изменения, кроме педагогического просвещения, у нас нет. Так может быть, стоит в следующем учебном году первое родительское собрание с родителями первоклассников посвятить не правилам внутреннего распорядка школы и ФГОС, а разговору на эту «отвлеченную» тему?

​Евгений ЯМБУРГ, заслуженный учитель РФ, сопредседатель Общественного совета при Минобрнауки РФ