Фантастические физические явления редкой красоты, вроде квантовой левитации или сверхтекучести, мало интересовали школьников. Страшные формулы капитулировали перед учениками только после долгого кровопролитного боя. А гигантские классы по тридцать и более человек выходили из-под контроля уже в течение месяца совместной работы. До сих пор я плохо представляю, как смог пережить это время, полное постоянного стресса, обиды и возмущения из-за наших совместных неудач, а также редких радостных моментов, когда цель все же достигалась, несмотря на все трудности и препоны.
Оглядываясь назад, анализируя тот сложный период, ко второму учебному году я смог уяснить всего несколько истин и принципов, которые не были подчеркнуты преподавателями университета, не описывались в той педагогической литературе, что нам давали читать. Простые и важные, они совершенно не были для меня очевидны, но, взяв их на вооружение, я качественно изменил всю картину своего существования в школе и научился получать настоящее удовольствие от учебного процесса, совмещая это с повышением его эффективности.
На самом деле самых главных принципа всего лишь два. Они просты и элементарны, оттого, наверное, они и недооценены. Первый: «активная дисциплина». Второй: «примат справедливости». На практике невозможно достичь абсолютного следования этим двум принципам и полного их исполнения. Но, как оказалось, всего лишь поместив два этих момента в центр своего внимания и общей концепции своей работы, можно достичь существенного улучшения.
Для меня главная суть принципа «активной дисциплины» состоит в следующем. Человек хочет подчиняться, когда перед ним есть четкая задача. Она возникает перед ним мгновенно, а сложившиеся условия не оставляют времени для сомнений и колебаний, не говоря о попытках уклониться от исполнения. Мое преподавание в первый год было слишком демократичным и неспешным. Сама атмосфера демократии и даже иллюзии выбора побуждала подростков к осуществлению этого выбора, который чаще всего не оправдывал мои ожидания, приводил к неподчинению.
Демократия в классе - совершенно неплохо. Но она должна возникать в нужный момент и главным образом при подаче проблемной ситуации для обучения. В остальное же время с самого начала урока перед учеником каждую секунду должна возникать точная установка: что и как он должен делать. Сам тон учителя не должен допускать даже возможности уклонения от исполнения указания, а темп не должен оставлять времени для колебаний и сомнений. Вроде бы тривиально, звучит жестко, однако простое и быстрое «Входите!.. Встали!.. Приготовились!.. Посмотрели на меня!.. Параграф такой-то и такой-то!.. Минута на повторение!» задает темп и тон всего процесса и позволяет осуществлять максимально полный контроль до самого конца. Все установки и формулировки должны быть точными, краткими, ясными, безальтернативными к выполнению. К сожалению, это не объясняли молодым учителям, а я важность именно такого режима и атмосферы попросту недооценивал.
Но гораздо более важный принцип, который можно даже назвать центральным, я обозначил как «примат справедливости». Учитель обязан принимать любое решение, руководствуясь именно этим принципом. Его решение может казаться жестким, может казаться слишком мягким, но оно обязательно должно быть справедливым.
Школьница, маленькая девочка из седьмого класса, написала решение задачи, которое содержало в себе явные недочеты и по всем критериям заслуживало четверки. Четверка - оценка весьма неплохая, но для нее это катастрофа, слезы, разочарование. Она решала эту задачу вчера сама, целый час, потратив невероятное количество сил. Корректна эта оценка? Быть может, и корректна. Но несправедлива. И с точки зрения справедливости (а также педагогической целесообразности) ей стоило поставить «отлично». Ничто так не отвращает ученика от занятий, как несправедливость. Ничто не вызывает в нем большего уважения и положительного отзыва, как справедливое решение.
В наши дни часто говорят о высоком запросе на социальную справедливость в обществе. Но редко говорят о том, что принцип справедливости нарушается даже в таких социальных институтах, как школа или семья. Как может стать справедливым общество, если все его члены в своем детстве проходят через горнило несправедливости? Когда тот, кто списал и, получается, сжульничал, получает поощрение. А ребенок, честно признавшийся в незнании и неготовности, наказывается плохой оценкой. И тут крайне высока цена учительской ошибки, человеческой ошибки, неправильно обозначенной системы приоритетов.
Безусловно, следовать этому принципу на практике крайне сложно, кому-то может показаться почти невозможным. Не только из-за неизбежной субъективности учителя, сложности принятия верного, справедливого решения в мимолетной, возникшей заново ситуации, но и потому, что на свете существует огромное количество вариантов справедливости. Есть человеческая справедливость, ангельская, божья справедливость и, быть может, даже дьявольская. У каждого из нас свое представление о справедливости, и у каждого из детей - свое. Тут важна чуткость преподавателя, его интуиция, наитие. Невозможно требовать от педагога соломоновой мудрости и стопроцентной верности принятых решений, но даже если каждый из нас начнет ориентироваться в своей жизни и работе на этот принцип, первостепенный принцип, примат справедливости, то, я уверен, эффект будет ощутим и в обучении, и в воспитании.
Для меня этот эффект оказался ободряющим и крайне позитивным. Он позволил наладить ход работы, атмосферу в классе и отношения с учащимися. Уменьшилось число конфликтов, повысился уровень обучаемости, а удовольствия и удовлетворения от работы стало куда больше. Конечно, это не единственные причины качественного улучшения образовательного процесса. Безусловно, важно вести урок на вдохновении и эмоциональном подъеме. Безусловно, важна систематизация и выработка собственного стиля работы. Неоспоримо, ученикам нужно давать передышку, развлекать их, чтобы затем вновь увлечь в царство дисциплины и высокопроизводительной работы. Разумеется, важно подавать материал так, чтобы заинтересовать детей. Конечно, важны те педагогические принципы, которые мы зазубривали в университете: активность, наглядность, системность, доступность, научность и прочее. Но, по моему скромному частному мнению, все это не даст положительного результата, если в центр не поставлены те два принципа, простых и в то же время трудных и неочевидных, которым и научил меня первый год работы в школе.

Иван ШУНЯЕВ, учитель физики гимназии №1505 «Московская городская педагогическая гимназия-лаборатория»