Два года назад в день встречи с выпускниками в родной восьмой школе я столкнулся с бывшей ученицей, которую учил английскому языку. Вернее, мучился, а не учил. Никакого особого влечения к своему предмету я со стороны Насти не ощущал. Но беспокоило меня скорее другое - желание ученицы выработать особую тактику получения хороших отметок. Не выучив задания, Настя подходила заранее на перемене и сообщала о причине, по которой ее «ну никак нельзя сегодня спрашивать!». А вот будучи хорошо подготовленной, истово тянула руку и громко просилась к доске.
От классного руководителя я знал, что у моей подопечной были, скажем мягко, поведенческие проблемы. По этому поводу приглашали девочку на заседания малого педагогического совета. И вот эта февральская встреча.
Задаю дежурный вопрос: «Ну как дела?» Улыбнулась, почти как родному: «А я в педагогическом колледже учусь. Буду, как и вы, в школе работать!» И это «как и вы» Настя произнесла достаточно твердо. «А какая будет специальность?» - спрашиваю по инерции, чтобы как-то продолжить разговор. Девушка улыбнулась, чуть замялась: «Я буду преподавать английский язык. Как и вы...»
Мое крайнее удивление Настя, видимо, не только услышала, но и увидела. И поняла, что меня нужно успокоить. «Владимир Андреевич! Да вы не думайте! Это я в школе язык не учила, а теперь-то я стараюсь...»
Долго я находился в недоумении после встречи, ну никак не мог представить эту ученицу в роли педагога. Кто-то из оптимистичных коллег может укорить меня: мол, девушка встала на путь исправления, а он ей шанса не оставляет. Но Настю я видел и в общении с одноклассниками, и с другими учителями. Ну не может такой человек прийти в класс и встать за учительским столом! А ведь она придет и встанет...
 ...Я несколько лет работал в школе вместе с одним завучем, учителем словесности. Как администратора учителя ее скорее боялись, чем уважали. Отношения с нами она выстраивала не по принципу коллегиальной солидарности и методического сотрудничества, а по принципу жесткой управленческой вертикали. Если кто-то отваживался выставить ученику четвертной «неуд», то завуч на заседании педсовета могла охарактеризовать учителя такими эпитетами, что тот уходил домой не просто расстроенным, а раздавленным и уничтоженным.
Прилюдно отстаивать свою точку зрения с ней пробовали лишь единицы: это было всегда чревато последствиями. Помню, в ходе одного из педсоветов возник вопрос об успеваемости девятиклассника, которого вели к серебряной медали. (Отец того был не последним человеком в городе.) И вдруг парень сбавил рвение сразу по трем-четырем предметам. Учителя выставили ему четверки за четверть. А учитель технологии, опытный и известный в городе педагог, вообще поставил «три». Пожурив всех, завуч обратилась к технологу.
- Юрий Петрович! Ну я понимаю, физика, математика... Но тройка по труду?!
- Мой предмет называется «Технология»...
- Ладно, «Технология». Вы же не будете сравнивать предмет по сложности с упомянутыми выше?
- Не буду. Но у нас сейчас идет теоретический материал, все исправно ведут конспектирование. А парень этого не делает, просто присутствует на уроке, на мои замечания только улыбается.
- Значит, вы его не заинтересовали своим предметом!
- А по-моему, практичный молодой человек просто усвоил, что он особенный и трудиться ему не надо...
Завуч поняла, что пробить эту стену ей не удастся. С плохо скрываемым раздражением все же спросила:
- Но он же может исправить вашу тройку?
- Как и все. Пусть перепишет всю тетрадь с конспектами и сдаст мне зачет.
Помню, как эта завуч удивила всех, когда однажды стала вспоминать о своей учебе в школе. «Характер у меня и тогда был не сахар, - разоткровенничалась она, - в любимчиках я у педагогов не ходила, но больше всех меня невзлюбила словесница. Мы с ней постоянно конфликтовали. И вот я оканчиваю школу, поступаю в пединститут и зимой прихожу на вечер встречи с выпускниками. Встречаюсь с ней. Спрашивает: «И куда же ты поступила?» Гордо бросаю ей в лицо: «На филфак пединститута, буду в школе преподавать ваш предмет». Ее всю аж перекосило».
Меня очень поразил этот рассказ. Оказывается, наша завуч, проработавшая в школе около 40 лет, таким образом отомстила своей нелюбимой учительнице. Она прямо дала понять мне и моим коллегам, что это была действительно месть. Понимаете? Стать педагогом, работать в школе, учить и воспитывать детей назло своей учительнице.
Сейчас вот думаю, если моя бывшая ученица Настя пойдет работать в школу и задержится там на несколько лет, не захочется ли ей тоже стать завучем? Или директором? А что, характера, настойчивости и предприимчивости ей не занимать! И, пожалуй, ей тоже есть за что мстить. И не только мне...
Четверть века назад, когда я работал учителем начальных классов, одна моя хорошая ученица помогла мне определить, каким должен быть хороший учитель. А началось с того, что я провел анкетирование среди своих первых выпускников начальной школы. Задал вопросы о перспективах дальнейшей учебы и даже о жизни после школы. Марина оказалась единственной, которая написала: «После окончания школы хочу стать учителем начальных классов».
И вот тут я понял, что просто не могу принять сообщение девочки как приятную неожиданность и попрощаться, как со всеми другими детьми. Несколько вечеров я писал ей ответ. Потом поправил черновик и перенес все в отдельную школьную тетрадь. Ее я и вручил девочке после урока. Попросил сохранить до окончания школы и перечитать еще раз, если желание стать учителем не пройдет. Приведу некоторые места из сохранившегося черновика, где я вообще-то, наверное, больше для себя, а не для десятилетней девочки, определял, каким должен быть хороший учитель.
«...У тебя, Марина, есть хорошие данные для того, чтобы стать настоящим учителем: уравновешенный характер, добрая душа, заметные способности, завидное трудолюбие, желание помочь товарищу. Ты можешь быть требовательной к себе и к другим. Ты умеешь замечать не только чужие недостатки (это умеют многие), но и собственные.
Учитель обязательно должен быть самокритичным. Если учитель нравится себе каждый день и каждую минуту - это плохой учитель. Если учитель не нравится себе никогда - это несчастный учитель. И несчастны будут его ученики.
Учитель должен, хотя бы иногда, сомневаться в своих методах, в своих суждениях, в своих действиях. Учителю обязательно нужно иметь свою точку зрения, свое собственное мнение о разных вещах, но он должен уметь и прислушиваться к мнениям своих товарищей по работе, ведь может оказаться, что в чем-то правы они, а не он.
Как и у каждого человека, в твоей работе будут ошибки и промахи.
Главное - научиться извлекать из них выводы, которые позволят совершенствоваться и как учителю, и как воспитателю. Ошибиться может и твой коллега-учитель, и завуч, и директор. Сумей спокойно и убедительно доказать им их неправоту.
Всеми силами береги собственную нервную систему и нервную систему своих учеников! (Скажу честно, мне это не всегда удается.) Уравновешенность, умение сдерживаться, не поддаваться излишним эмоциям - это, пожалуй, профессиональные качества учителя. А значит, их нужно в себе вырабатывать.
Не дели учеников на любимых и нелюбимых. Среди твоих учеников может оказаться кто-то, кто увидит в тебе доверительно близкого человека, захочет раскрыть перед тобой душу. Это дорогого стоит. Но другой так поступать не захочет. Может, он тебе еще не до конца верит. Или просто характер такой, закрытый. Умей уважать независимость и самобытность своих учеников.
Научись быть интересной и на уроке, и вне его. Это очень-очень трудно, потому что дети все разные, их интересы разнообразны. У учителя, который детям не интересен, успехи всегда слабые...»
Однако после школы Марина в пединститут поступать не стала. Свое решение объяснила тем, что стать хорошим учителем у нее не получится, а обычным не хочется. Может, она и ошибалась, но разубеждать ее я не стал.
Среди моих бывших учеников за эти годы учителями стали человек пять, не больше. А может, это и немало?..
Для меня важнее то, что большинство из них не потерялись в жизни, определились в профессиях, завели семьи, воспитывают детей.
Самые сильные чувства и мысли, конечно, о тех мальчишках и девчонках, которых выпустил в 2008 году. Ведь я их учил все десять лет.
Маша успешно работает в нашем представительстве «Лукойла» в Арабских Эмиратах. Максим запускает ракеты с одного из наших северных полигонов. Паша неустанно трудится в качестве инженера на ремонте сетей нашего городского «Водоканала». Артем работает в банке. Ольга стала экономистом...
Наверное, в этом и состоит счастье педагога - видеть своих учеников успешными в жизни.

​Владимир ГАЛЬЦЕВ, учитель английского языка, Ессентуки, Ставропольский край