Послесловие к протесту

огда звонят в дверь, нормальный человек ту дверь открывает, предварительно посмотрев в «глазок»: свои это пришли или чужие. В дверь власти педагоги, медики и работники культуры не просто звонили - стучали, кричали, умоляли, доказывали, что так жить нельзя. Власть в «глазок» поглядывала, но распахивать дверь не спешила, хотя за этой дверью стояли те самые госслужащие, что работают на государство, заботясь о том, чтобы его народ был образован, здоров и развит.

А чего, спрашивается, ей спешить, если лично у нее, власти, все хорошо, если над ней не каплет? Чиновник не получает 1200 рублей в месяц за напряженный труд, как молодой учитель, у него зарплата повыше, да еще надбавки, доплаты да выплаты. Министр финансов Алексей Кудрин всерьез говорит, что если прибавить зарплату бюджетникам, то в стране грянет инфляция. От повышения зарплаты чиновникам в несколько раз инфляция почему-то не растет (может быть, потому, что никто этого не анализирует?), а вот учительская зарплата, по мнению министра, все в стране перевернет: и цены в магазинах возрастут, и с прилавков все будет сметено могучим ураганом. Да уж, лишняя тысяча в кармане учителя действительно сможет произвести «обвал» в стране!

В росте протестного движения власти винят, конечно, профсоюзы. Это они-де подогревают страсти, будоражат народ. Задуматься бы кому-то умному вот о чем: а не происходит ли все наоборот - профсоюзы становятся выразителями того, что зреет в народе. Я была свидетельницей, как трудно было Профсоюзу работников образования и науки решиться на проведение Всероссийской акции протеста. Профсоюзы давали власти шанс, ждали, какие власть сделает выводы, как исправит ситуацию, надеясь, что та не доведет ее до края, когда все рушится и нет дороги назад. Но куда там, власть не только не прозорлива, но и глуха. Ее больше интересует партийное строительство, пропорциональное представительство партий в законодательных органах и партийное членство министров. Ей и в голову не приходит, что к партиям народ уже давно равнодушен, что если и осталась одна народная и совсем неидеологическая партия, выражающая интересы трудящихся, так это профсоюз.

После первого этапа Всероссийской акции профсоюз пытался наладить переговорный процесс с правительственными структурами, стараясь не доводить дело до забастовки. Куда там, правительство уклонялось как могло. То отказывалось от того, что оно работодатель всея бюджетной сферы, то боялось, что губернаторы воспользуются итогами переговоров и запросят у федерального центра необходимые средства для повышения зарплаты бюджетникам. Словом, вело себя недостойно, хотя при нынешних доходах от продажи нефти отщипнуть от того же самого Стабилизационного фонда малый кусочек, проиндексировать зарплату бюджетникам на 50 процентов и увеличить в следующем году ее в два раза для перехода на отраслевые системы оплаты труда, а также дать в масштабах страны гарантии по минимуму зарплаты и социальным льготам, которые всегда были в отраслях, совсем несложно. Но правительство «предпочло» наблюдать бастующих бюджетников на улицах российских городов.

Более полутора миллионов бастовали. Акция не была отменена даже тогда, когда правительственная сторона совершила, мягко говоря, странный маневр. На встрече с премьером Михаилом Фрадковым (при этом отсутствовали представители Минфина РФ, и нулевой результат встречи можно было предсказать заранее) руководителям трех бюджетных профсоюзов предложили завизировать в знак согласия пресс-релиз. Таких случаев в истории профсоюзного движения никто не припомнит. Лидеры свои подписи поставили, потому что уж очень сильно их уговаривали, приводя такие резоны: дескать, пресса у нас, сами знаете, какая, и мы должны показать, что переговоры будут продолжены, что мы добьемся согласованных решений. Кто-то очень умный реализовывал этот сценарий, заключительным шагом которого стала публикация в правительственной газете пресс-релиза под рубрикой «Документ» через несколько дней после встречи с Фрадковым, но накануне проведения Всероссийской протестной акции. Цель понятна - посеять смятение и растерянность среди бюджетников. В самом деле, раз профсоюзные лидеры поставили свои подписи рядом с подписями Александра Жукова и Михаила Зурабова, значит, какие-то договоренности и впрямь были достигнуты, следовательно, акцию нужно отменять. Учителя в регионах решили, что их предали, но от забастовки не отказались, потому что так жить, как живут они сейчас, невозможно. Пришлось профсоюзным лидерам рассылать разъяснения. На масштабности акции не отразились и потуги местных чиновников, использовавших всевозможные ресурсы, чтобы встать на пути волеизъявления бюджетников. Профсоюзы никого не принуждали: учителя сами принимали решение об участии в забастовке, но, например, в Ярцеве, Смоленске, Новочеркасске, Аткарске, Башкортостане, Владимирской области власти пытались надавить на коллективы и заставить их принять другие решения под угрозой увольнения руководителей образовательных учреждений. Губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалев позволил себе поистине хамский выпад против лидера обкома профсоюза Олега Димони, и теперь губернатору предстоит в суде отвечать за оскорбление.

Акцию пытались объявить незаконной: власти спекулировали на том, что, дескать, у нас возможны террористические действия во время массовых мероприятий, а потому их нужно отменить. Но нажим на педагогов обернулся усилением протестных настроений - чем больше давили, чем больше противодействовали, тем больше учителей заявляли о своей решимости бастовать. Например, изначально в Нижегородской области собирались протестовать три тысячи педагогов, но после нажима со стороны Федеральной службы по урегулированию трудовых споров участников стало 5 тысяч. Служба доказывала, что, поскольку правительство не работодатель, учителя, врачи и работники культуры не имеют права требовать от него повышения зарплаты. Именно это возмутило бюджетников. Создается такое впечатление, будто власть этого хотела, будто она за усиление протестного движения. Тогда как это согласуется с призывом президента Путина к поиску путей установления согласия в обществе? Или это призыв в пустоту, а Общественная палата - декоративный, ничего не решающий орган, каких на нашей памяти было немало?

Забастовка приостановлена. Бюджетники надеются, что начавшийся переговорный процесс продолжится. В противном случае Россию ждет новая волна протеста.

Фото автора