Публикует поэтические подборки на страницах журналов, альманахов и сборников («Сибирские огни», «Молитвы русских поэтов»). Член Союза писателей России.
Credo: С терпением и надеждой ждать вдохновения.

Ольга Шилова пишет стихи всю жизнь. О таких говорят: поэты-дилетанты. Мол, стихи даровитые, но простодушные, журналы теперь такого не печатают. Но ведь это же похвала!
Дело в том, что лирика как поэтическое высказывание, рвущееся наружу именно что в простоте души, родилась до и вне так называемой литературы. Лирик - изначально «дилетант»...
Сказанное совсем не означает, что Ольга Шилова стихотворствует в духе «неопримитива» или что ей чужда рефлексия по поводу стихописания. Давно общаясь с нею, я могла наблюдать, как она изживала банальные «поэтизмы», сами просящиеся под руку неопытному сочинителю, как пробовала все новые подходы к своим темам, то высвистывая «птичью строку», то добиваясь звонкости почти бардовской песни, то разворачивая в сюжет многосложную аллегорию, то подчиняясь нервным перебоям верлибра, то захлебываясь беспаузным монологом, то не без изящества обрабатывая фольклорный мотив. За всем этим стоит труд самообучения поэтической смелости, труд постоянного расширения словаря, упорное постижение того правила, что в лирической поэзии всякое лыко в строку - от сленга и научных терминов до славянизмов православного богослужения, - лишь бы слово не лгало стертостью, принадлежностью всем и никому.


Новолуние

Кругленькая скобочка луны -
парный знак - с обратной
стороны.
Рукопись дописана - а в ней -
строчек - в двадцать девять
лунных дней.

Я читаю задом наперед,
помня все слова наперечет -
от вчера и от позавчера...
Кто же гений этого пера?

Кто творец невидимых чернил
и кто строки в скобы заключил?
Отчего - читать легко - с конца?
А с начала - тяжелей свинца?

*  *  *
Мы еще не вкусили всей осени - всей
этой слякоти, хмари и мути.
Это первая часть ее сложных частей,
это первая треть ее сути.

Это солнышко днем - это все невпопад:
эти к вечеру дождик и ветер -
это листьев в саду парашютный десант,
это яркая память о лете...

Эти крылья стрекоз на зеленой траве
в охладевших лучах - все милее...
Это в летних кроссовках по жухлой листве
пробежать по тенистой аллее...

Это спелая мякоть последних плодов
одичавшего старого сада...
Это звук долгожданный любимых шагов
в теплый дом мой из хмури и хлада...
*  *  *
Ко мне прилетела в саду стрекоза
И вьется вокруг меня.
Ей, видно, не терпится мне сказать
О том же, что знаю я.

Ну-ну же! Давай же! Скажи-скажи!
Но крылышками шурша,
Она лишь коснулась моей души -
Так близко ее душа -

К моей! Мы - стрекозы!
Мы с ней - одно:
порхать бы, да песни петь,
под солнцем сентябрьским
резвиться - но -
покамест мне не взлететь.

Покамест не слажу с своей хворьбой...
Понять ли тебе меня?
О, если б ты знала, сестра - какой
Хворьбою страдаю я...

*  *  *
Когда мой скорый
с рельсов сходит -
он долго-долго мчит еще -
по бездорожию чащоб
на долгом ключика заводе...

потом - как змей - скользя
на брюхе -
в пути колеса растеряв -
все в том же ритме -
в том же духе -
ни капли прыти не уняв -
наоборот - все разгоняясь -
и вот уже - летящий змей -
вагонной лентой извиваясь -
к конечной станции своей -
к искрящим рельсам эмпирея -
стремительно вершит полет...
 
О, если б был чуть-чуть длиннее
земного ключика завод...

Вениамин СМЕХОВ, актер, режиссер, писатель, председатель жюри Прокошинской премии:

- Казалось бы, что в краю, где царствует слово Пушкина, Лермонтова, поэты должны быть первыми любимцами народа. Увы, это не так. Верхние строчки занимают политика, эстрада. Но это личное дело каждого: одни выбирают «самодеятельность», другие - высокую культуру, и в итоге у каждого из нас получается своя страна. К счастью, сейчас такое время, когда каждый может выбирать и почитать свою Россию, не крича об этом громко. Потому что, как сказал философ Василий Розанов: «Любовь к Родине - это громкое молчание».


Ирина РОДНЯНСКАЯ, литературный критик