- Йоанна, Анна Герман - ваша первая роль в российском кино?
- Более того, это вообще моя самая первая главная роль в кино. В Варшаве я была занята в различных театральных постановках, музыкальных проектах, играла второстепенные роли в телесериалах. Но такой серьезной и в то же время красивой роли у меня до сих пор не было.
- Вы полька, но в одночасье проснулись знаменитой в России. Это то, о чем можно было мечтать?
- Раньше думала, если стану знаменитой только в Польше, то это уже будет для меня много. А уж об известности в такой огромной стране, как ваша, даже и мечтать не смела. Я бы очень хотела продолжить свою кинокарьеру в России, сняться в полнометражном фильме. Очень уважаю ваших режиссеров Андрея Звягинцева, Кирилла Серебренникова. Я большая поклонница творчества Никиты Михалкова. Мечтаю, чтобы кто-то из них дал мне шанс показать, на что я способна. Еще мне очень нравится, как в России создаются фильмы - здесь такие серьезные сценарии, рассказывающие и об исторических событиях, и о великих людях, и о человеческих судьбах. И вся съемочная группа относится к своей работе так трепетно! В Польше в основу фильмов ложатся более легкие истории, а это не очень интересно для артиста. А вот играя Анну Герман, я узнала о ее тяжелом пути, о том, какая сильная это была женщина, сколько Бог ей дал испытаний и как она их преодолевала. Поэтому, наверное, мы ее до сих пор помним.
- А как вообще вы получили эту звездную роль?
- Совершенно случайно. Однажды моя подруга, актриса Ола Прыковска, с которой мы учились в Варшавской театральной академии, сказала, что собирается на кастинг, где съемочная группа из России для какого-то фильма будет выбирать главную героиню. Ола меня позвала со словами: «Если не пройдешь на главную роль, может быть, получишь какую-нибудь второстепенную. Одно из главных условий - знать русский язык. Ты его знаешь». А я еще тогда подумала, зачем же мне идти? Но все-таки пошла. Кстати, выяснилось, что список польских актеров, претендующих на роли в этом фильме, был уже закрыт, но я добилась, чтобы меня последней в него включили. После этого кастинга было еще два. На роль меня утвердили только через четыре месяца. И я уже даже не знала, радоваться этому или нет. Просто сказала себе: «Пока не увижу фильм на экране, кричать «Вау!» не буду». Ну а когда фильм вышел, не скрою, осталась довольна.
- А как ваши родные отнеслись к тому, что вам предложили сыграть легендарную Анну Герман?
- О, они очень удивились и обрадовались. Мама сказала, что Анна Герман была любимой певицей моих бабушки и дедушки. И тогда я поняла, что просто обязана справиться с этой работой.
- Расскажите, пожалуйста, о ваших родителях, о сестре.
- Мама и папа, как мне кажется, всегда подталкивали меня к актерской карьере. Мама танцевала в польском народном ансамбле, папа в этом же ансамбле пел, там они и познакомились. Когда мы с сестрой были маленькие, часто бывали на репетициях, а дома папа пел с нами, аккомпанируя на гитаре. Мы часто пели с ним и в костеле. В Польше очень чтят религию, и я рада, что выросла в верующей семье, это направило меня по хорошему пути. Но родители не занимались искусством профессионально. Мама работает бухгалтером, папа преподавал в школе литературу. Сестра пошла по маминым стопам - выучилась на экономиста. Из нашей семьи только одну меня занесло в актерскую профессию (улыбается).
- И в какой момент вы поняли, что хотите быть актрисой?
- Мне всегда нравилось и петь, и танцевать. Я ходила в музыкальную школу, занималась балетом, потом бальными танцами, после - народными. Когда училась в шестом классе, попала в школьную театральную студию. Однажды увидела, как дети ставили сценки по польским стихам, которые я знала с детства. Мне это так понравилось, что, несмотря на свою стеснительность, я сама подошла к руководительнице студии и попросила пускать меня на занятия. Сначала мне доставались маленькие роли, а потом стали давать и главные. Мы часто ездили на гастроли в разные польские города (кстати, из нашего школьного театра выросло три профессиональных актера). В старших классах я уже точно знала, что поеду в Варшаву, буду поступать в театральный вуз. Почему-то чувствовала, что мне будет лучше жить и учиться на исторической родине - в Польше. И не ошиблась. В 18 лет уехала из Вильнюса в Варшаву, с первого раза поступила в академию.
- Ваша героиня Анна Герман говорит на польском и русском языках. Польский ваш родной, а где вы так хорошо выучили русский? Ведь говорите практически без акцента.
- Моя Анна Герман говорит и на итальянском. Его я специально учила для фильма, занималась с репетитором. А русскую речь я слышу с детства. Да, я чистокровная полька и в семье говорили только на польском языке, я ходила в польский детский сад, а потом в польскую школу. Но родилась я в Литве, в Вильнюсе, там живут мои мама с папой и сестра, которая младше меня на три года. И так как во времена моего детства Литва входила в состав Советского Союза, везде разговаривали по-русски, были надписи на русском, и для меня с раннего возраста этот язык стал практически родным. Но когда стала жить в Варшаве, порядком его подзабыла. У моего сынишки была няня из Белоруссии. Я просила, чтобы она разговаривала с нами по-русски, поправляла, если услышит ошибки. Благодаря ей я и усовершенствовала язык, хотя в то время еще и речи не было о работе в российском кино. Конечно, после съемок «Анны Герман» я стала гораздо лучше говорить по-русски. А вначале мне было довольно сложно учить роль. Сейчас я старюсь как можно больше общаться на русском. Читаю, смотрю российские телеканалы. И мне действительно интересно, что происходит в России, какие там новости, какие сериалы показывают. И если раньше мне не очень хотелось сюда приезжать, то теперь чувствую, что Россия стала мне необычайно близка.
- А как вы готовились к тому, чтобы перевоплотиться на экране в Анну Герман?
- Я была в доме певицы, сидела за ее личным фортепиано, общалась с ее мужем Збигневом Тухольским, слушала вместе с ним ее песни. И он поделился со мной, что всегда слушает их, закрыв глаза. Збигнев до сих пор очень любит Анну, поэтому я не решилась напрямую спрашивать его о той тяжелой аварии, в которую она попала, о ее болезни, мы разговаривали только о хорошем. Многое о жизни Герман рассказала мне ее биограф Марелла Призван, она показала и любимые вещи певицы - шейные платки, сумочку. Я встречалась и с ее фан-клубом, который по сей день существует в Варшаве. Занималась вокалом по специальной методике. Все это, конечно, помогло рождению Анны Герман во мне. А то, что фильм получился, - заслуга всей команды.
- Как близкие певицы отнеслись к экранизации ее жизни?
- Очень хорошо. Збигнев читал сценарий, немного корректировал его. А после съемок мы с ним остались добрыми друзьями.
- А что для вас стало самым ценным в этой роли?
- Сцены, где мне нужно было играть последние годы жизни Анны Герман, когда она уже была тяжело больна и должна была смириться с тем, что скоро покинет этот мир, оставит свою семью. Это был тяжелейший период в ее жизни, но мне было интересно передавать эти психологические моменты.
- Где проходили съемки фильма?
- Итальянские пейзажи мы снимали в Хорватии, Польшу - в Варшаве и Вроцлаве, а все остальное на Украине и в Крыму - в Киеве, Львове, Симферополе, Бахчисарае, Ялте. Это было мое первое большое путешествие по постсоветскому пространству. До этого я не была нигде, кроме Литвы, где я родилась, Латвии и Белоруссии, которые находятся не очень далеко от Вильнюса.
- Ради «Анны Герман» вам надолго пришлось оставить дом и семью?
- Съемки шли девять месяцев. За это время домой в Варшаву я приезжала всего несколько раз. Очень благодарна своим близким, которые помогали мне в этот период. Когда я уехала сниматься, моему старшему сыну Николаю исполнился годик. С ребенком нянчились моя мама и муж, очень помогла подруга Ола, которая и рассказала мне о кастинге.
- Интересно, что когда вы начали сниматься в «Тальянке», вы были уже мамой двоих сыновей.
- Да-да. К началу съемок второму сыну, Ереме, исполнилось девять месяцев. Он недолго побыл со мной на съемках, но большую часть нагрузки по уходу за ним и Николаем опять же взяли на себя мама и муж.
- А родные вам не ставят это в укор - мол, уезжаешь, детей бросаешь?
- Нет, ни в коем случае! Они говорят, что для женщины семья, конечно, важна, но ей нужно и самореализоваться. Поэтому они всегда повторяют мне: «Работай спокойно, о детях не беспокойся, они под присмотром».
- И супруг легко отпускает вас на съемки?
- Да, он очень рад моим профессиональным успехам, хотя сам далек от артистической среды - работает инженером. Он замечательный муж и отец, очень любит наших детей и прекрасно с ними справляется.
- Где же вы нашли такого мужчину?
- О, это очень интересная история (улыбается). Раньше я думала, что у меня вообще не будет мужа, потому что я не смогу найти человека, который бы меня понял, у меня даже настоящего парня никогда не было - только хорошие друзья. Но однажды подруга позвала меня в театр. В антракте я встретила учительницу, которая работает в Вильнюсе, в школе, где я училась. Я была рада встретить ее в Варшаве, подошла поздороваться. Она меня узнала, сказала, что в школе знают о моих успехах в Польше. Она была вместе с сыном, выяснилось, что он тоже живет в Варшаве. Он улыбнулся и сказал, что если мне вдруг понадобится какая-то помощь, я могу к нему обратиться. Так с легкой руки его мамы состоялось наше знакомство, которое переросло в сильные чувства.
- Сильные чувства испытывает и ваша героиня в телефильме «Тальянка», который, кстати, основан на реальной истории...
- Да. Ради любимого - советского летчика Степана Веригина (его играет Андрей Мерзликин), который в Италии попадает в плен, - итальянская прима музыкального театра Джульетта Каннаваро решается бросить родину, уезжает в Советский Союз. А там кроме послевоенной суровой действительности Джульетта сталкивается и с другими тяжелыми обстоятельствами - личного характера. Впрочем, рассказывать о всех перипетиях заранее не буду.
- Роль итальянки Джульетты - ваша вторая работа в российском кино, и снова вы играете женщину с трудной судьбой...
- А когда я училась в театральной академии, преподаватели видели во мне комедийную актрису. И, честно говоря, мне и в российском кинематографе хотелось бы показать свой комедийный талант, хотя, по-моему, комедии играть сложнее - важно знать грань, не переиграть. Но это планы, а вообще-то я довольна нынешним положением вещей: и Анна Герман, и Джульетта Каннаваро - женщины с интереснейшими жизнями, которые мне довелось прожить на экране. В судьбе Джульетты вообще просматривается история России, СССР - итальянке, оказавшейся в чужой для нее стране, в сложившихся обстоятельствах приходится бороться за себя, за семью, за личное счастье.
- Йоанна, в «Тальянке» вместе с вами сыграли наши кинозвезды - Екатерина Гусева, Андрей Мерзликин. Какие у вас с ними сложились отношения?
- Меня всегда потрясают российские актеры, они настоящие мастера, и для меня большая честь чему-то у них научиться. И с Екатериной, и с Андреем мне было очень приятно работать. Кстати, Екатерина показалась мне очень скромной женщиной. Это удивительно, ведь в России она так популярна, но к славе своей относится мудро.
- Фильм снимался в Санкт-Петербурге и в Ленинградской области. А до этого вы уже бывали в нашей Северной столице?
- Нет, но там бывали и муж, и мама. И они рассказывали мне о красоте этого города - о разводных мостах, каналах, о фонтанах Петергофа... Я мечтала увидеть Петербург. И когда шла по его улицам, которые сразу показались мне романтичными, поэтичными, я понимала героев русской литературы. На съемки туда ко мне приезжала и моя семья, мы все вместе катались на речных трамвайчиках, ходили в Петропавловскую крепость. Детям очень понравилось. Надеюсь, несмотря на юный возраст, первое знакомство с Петербургом они запомнят на всю жизнь.