Но в цивилизованном обществе изменилось состояние и самой частной собственности: она выступает не только в индивидуальной, но и в других формах собственности - коллективной, групповой, акционированной. Соответственно в западной экономической теории и практике утвердилось представление, согласно которому под частной собственностью понимается всякая негосударственная форма собственности. Поэтому под приватизацией следует понимать преобразование государственной собственности в негосударственные ее формы.

Дополнительные существенные моменты во взаимоотношениях государственной и частной форм собственности вносит развитие акционерной собственности, которая в странах Запада (если исключить мелкий бизнес и сельское хозяйство) стала чуть не всеобщей - в этих странах ею охвачено до 80% основных фондов и производимой продукции. Чисто государственные предприятия там редкость. Они обычно функционируют в акционерной форме, но считаются государственными потому, что государство располагает контрольным пакетом акций. Таким образом, это тоже приватизация. Государство здесь действует по отношению к предприятиям не как управляющий, а на правах одного - хотя и главного - из акционеров.

К тому же значительная часть продукта, созданного в рамках частной собственности, как уже отмечалось, централизуется и перераспределяется на общественные нужды. Именно благодаря этому западным странам удалось существенно продвинуться в повышении уровня жизни, в развитии образования, здравоохранения, науки, в решении других социальных проблем.

Мировая практика, таким образом, свидетельствует об одном: необходимо многообразие переплетающихся форм собственности. Но тотальная замена государственной собственности на индивидуальную частную собственность не только продвинула бы нас к цивилизованному обществу, а отбросила бы к примитивному капитализму. По моему мнению, именно это и произошло у нас в стране.

Цели приватизации

Преобразование государственной собственности в негосударственные формы - не самоцель. Пассивное ожидание того, что государство что-то даст, пагубно. Оно было больше не в состоянии обеспечивать хозяйственные связи и держать на иждивении огромное количество предприятий. По той же причине столь же пагубно было и ужесточение требований к государству. Единственно продуктивным путем был самостоятельный поиск в рамках принятого законодательства, наиболее приемлемого для данного коллектива варианта выхода из кризиса. А для получения права на такой поиск необходима приватизация.

В конечном же счете приватизация требовалась для повышения эффективности производства и обеспечения на этой основе роста жизненного уровня населения.

Очень важно, что к эффективному хозяйствованию ведет рыночная система, главной движущей силой которой является объективная основа формирования конкурентной среды. Цепочка радикальных экономических преобразований, таким образом, следующая: приватизация объектов государственной собственности - формирование рыночных институтов, конкурентной среды - повышение эффективности производства - рост жизненного уровня населения. Последние два звена данной цепочки - критерий и цель экономических реформ.

Различные приватизационные модели в России и их сравнение

Существуют два основных способа приватизации: продажа государственного имущества и акционирование. Продажа производится, как правило, когда объекты государственной (муниципальной) собственности небольшие, например, бани, булочные, парикмахерские. Осуществляется она либо на аукционе, либо на конкурсной основе. В первом случае (аукцион) все определяет наибольшая предлагаемая цена (при условии, что она окажется не меньше стартовой). Во втором (конкурс) - важна не столько цена сама по себе, сколько наиболее подходящий способ использования продаваемого объекта в интересах населения.

Акционирование госпредприятий заключается в том, что после оценки стоимости всего имущества предприятия полученная сумма делится на определенное количество долей, и на каждую долю выпускается ценная бумага (акция), после чего акции переходят во владение частных лиц. Таким образом, вся стоимость данного предприятия оказывается разделенной между акционерами. Передача акций владельцем происходит по-разному: продажа по начальной стоимости, по рыночной стоимости, бесплатная передача за услуги (скажем, работникам предприятия). Приватизация части государственной собственности является необходимым условием перехода к рыночной экономике. Каждый граждан России сегодня может (если, разумеется, хочет и обладает средствами и способностями) купить акции и стать совладельцем или даже владельцем того или иного предприятия.

После неудачного применения первой, второй и третьей моделей приватизации наше правительство приступило к разработке четвертого варианта приватизации. Суть его заключается в том, чтобы уйти от вихревой безвозмездной раздачи госимущества, расширить масштабы компенсационных выплат для бюджетников, повысить весомость приватизационных чеков, ускорить создание нормально функционирующего фондового рынка. Предлагалось в стоимость выкупаемого имущества ввести землю под предприятиями, а также дать возможность коллективу приватизируемого предприятия приобрести до 90% его акций. Последнее обстоятельство было встречено сторонниками действовавшего порядка приватизации буквально в штыки.

Появилась возможность мобилизовать весомую часть денежных средств через продажу 10% акций за деньги на свободном рынке. Коллективу предприятия предоставлена возможность приобретения 90% акций предприятия.

Процедуры приватизации позволяли вести выплаты за приватизируемое имущество через банковские и налоговые структуры. Обмен акций за приватизационные чеки или их выкуп может проводиться напрямую между приватизируемым предприятием и держателями приватизационных чеков. Возможности основной массы населения (мелких чекодержателей) в приобретении части госсобственности резко увеличиваются.

Госимущество выкупается за деньги (с учетом инфляции) планомерно по частям в течение 3-5 лет. Снимались изначальная социальная напряженность и неопределенность в трудовом коллективе, поскольку выкуп имущества осуществлялся по плану, с учетом финансовых возможностей предприятий. При этом коллектив, желающий стать хозяином, вносил регулярные платежи, лучше видел перспективу, ответственнее и эффективнее работал. Процесс приватизации контролировался по поступающим взносам за выкупаемое имущество. За администрацией предприятия во временное пользование для получения соответствующих дивидендов и повышения заинтересованности в результатах работы руководимого ими акционерного общества закреплялось 10% пакета акций. Быстрая и реальная передача 10% акций госпредприятий на фондовый рынок сразу повышала его эффективность. Фондовый рынок стал барометром реальной ценности акций.

Но, рассматривая положительные и отрицательные стороны различных форм и моделей приватизации, нельзя не учитывать и различные условия работы предприятий, в том числе уровень рентабельности, конкурентоспособности продукции, уровень монополизации, моральный и физический уровни основных производственных фондов. Представляется целесообразным не ставить ограничительные барьеры формам и методам приватизации, а дать право коллективу каждого отдельного предприятия исходя из конкретных условий, сделать выбор, подтвержденный экономическими расчетами и обоснованиями.

Основные фонды, оставаясь в собственности государства, сдавались в виде аренды коллективу для того, чтобы он мог, приватизируя только оборотные фонды, развивать производство. И таким образом, только за счет трудового вклада коллектива, можно было постепенно их приватизировать с учетом личного вклада каждого, выкупать объекты уже в зависимости от складывающейся в то время рыночной стоимости. Это позволяло тогда уйти от случайной оценки. Но главное в этом то, что ни один процент стоимости предприятия не передавался коллективу безвозмездно.

Рассмотрим конкретный пример. Если, например, по проводимой российской методологии оценить Брянский машиностроительный завод в 1 миллиард рублей, то 250 миллионов рублей было передано в собственность трудового коллектива безвозмездно. Но это как раз и есть сумма, равная стоимости оборотных фондов. По нашей методологии коллектив завода предлагал взять кредит, равный этой сумме, для выкупа оборотных фондов. Кроме того, коллектив покупал и неликвидные, и сверхнормативные запасы по балансовой стоимости, для чего не нужна оценка. Значит, бюджет не страдал.

Учтем и такой антиинфляционный момент. В нашем варианте, когда трудящиеся становились собственниками, они были заинтересованы вкладывать средства в развитие потому, что эти деньги для них не терялись. Поэтому можно сделать вывод: приватизации быть! При этом должно иметь место и право поиска наиболее экономически эффективных вариантов и методов реализации этой или другой программы.

Проведение приватизации в России

Начавшаяся приватизация разделилась на две ветви: на большую и малую. К малой относится приватизация предприятий торговли и услуг, а к большой - приватизация предприятий ВПК, топливно-энергетического комплекса и предприятий с числом работников, превышающим 500 человек.

Рассмотрим сначала малую приватизацию. Темпы ее были особенно заметны во втором полугодии 1992 года и в первом квартале 93-го.

В собственность трудовых коллективов перешло 70% приватизированных объектов. Доля аренды с правом выкупа (когда трудовой коллектив автоматически становился собственником) по отношению к другим способам приватизации составляла около 40%, значит, работникам удавалось побеждать на конкурсах и на аукционах. Правда, часто за спиной трудового коллектива стоит спонсор, пользующийся при этом льготами: 30-процентной скидкой с продажной цены и отсрочкой платежа до 3 лет.

Что касается взгляда на малую приватизацию со стороны потребителей, наибольшие нарекания вызывает изменение товарного профиля приватизированных предприятий, которое приняло массовый характер. Исчезали единственные в своем «спальном» районе продуктовые магазины, сходило на нет спецобслуживание ветеранов, вместо детских товаров на прилавках появлялись кожаные куртки и сигареты.

Но нужно ответить на два вопроса: в каких случаях нужно продавать объекты обязательно по конкурсу и что такое сохранение товарного профиля? Четких нормативов и критериев тут нет, и на этой почве нередко возникали конфликтные ситуации между Госкомимуществом и местными властями, которым было дано право выбора способа приватизации.

Что касается монопольных объектов, то в целях сохранения технологической цепочки их совладельцами должны бы быть потребители их услуг. Предлагалось ограничить круг покупателей определенными категориями малого предпринимательства. При образовании АО открытого типа, либо АО закрытого типа, либо ТОО паи будут продаваться только этому кругу покупателей. Такой способ применялся при приватизации агропромышленных предприятий. При этом определенные пакеты акций остаются в госсобственности. Правда, по мнению начальника Главного управления приватизации предприятий торговли и бытового обслуживания Госкомимущества РФ А. Марголина, в отношении малой приватизации закрепление акций за государством нецелесообразно. Здесь прошел такой вариант: 40 или 51% акций получал коллектив, «золотая акция» с правом вето закрепляется за государством, а остальные 29% акций, которые согласно Указу Президента РФ необходимо продавать на аукционах, выставляются на инвестиционные торги. На торгах продавались крупные (не менее 20%) пакеты акций, цена была твердая, а побеждал тот, кто предлагал лучшую инвестиционную программу. Так, 30% акций Жуковского холодильника продали по твердой цене, равной 30 номиналам балансовой стоимости (что составляло 1 млрд. рублей) с внесением в рамках инвестиционной программы 3 млн. долларов и оборудования.

Сейчас процесс малой приватизации почти закончился. В настоящее время большинство предприятий торговли и услуг не приватизируются, а создаются.

Большая приватизация. С выходом Указа Президента России от 1 июля 1992 г. «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий в акционерные общества» в структуре отношений собственности в народном хозяйстве положено начало необратимым изменениям, затрагивающим жизненные интересы миллионов людей.

Программа приватизации предполагала акционирование и последующую продажу акций отдельных предприятий - юридических лиц и структурных подразделений. Большинство промышленных предприятий представляли собой не столько фирмы, сколько производственные единицы, входящие в более крупные целостные образования, сложившиеся в результате эволюции производственно-ведомственных систем. В рамках этих систем обеспечивались воспроизводство и кооперация составляющих их предприятий; самостоятельное выживание последних в качестве независимых фирм во многих случаях оказывалось невозможным. По существу, сложившиеся в советской промышленности самодостаточные производственно-ведомственные системы (ПВС) аналогичны крупным промышленным корпорациям, доминирующим в экономически развитых странах и на мировом рынке. Приватизация должна была создать условия для трансформации этих ПВС в капиталистические корпорации, конкурентоспособные на мировом рынке. Только таким образом можно было сохранить авиакосмическую, судостроительную, электротехническую, приборостроительную, автомобилестроительную и другие отрасли высокотехнологического машиностроения, составляющие основу современного экономического роста. Приватизация входящих в эти отрасли высокоспециализированных предприятий и их структурных подразделений по отдельности в условиях тогдашней неопределенности и резких колебаний цен привела к массовому разрыву сложившихся кооперационных связей и прекращению производства технологически сложной продукции.

Произошедшее многократное сокращение государственного спроса, поглощавшего большую часть конечной продукции высокотехнологического машиностроения, наиболее тяжело сказывалось на предприятиях - производителях конечной продукции и их высокоспециализированных смежниках, в то время как производители массовых сырьевых товаров и простейших комплектующих смогли быстро переориентироваться на экспорт или производство простых товаров народного потребления. В результате предприятия с наибольшим научно-техническим потенциалом, обладающие наиболее ценными ресурсами и составляющие основу будущего экономического роста страны, оказались в безвыходной ситуации - резкое сокращение спроса на их конечную продукцию одновременно с многократным ростом цен на потребляемое ими сырье означало неизбежное банкротство. Одновременно с разорением предприятий - производителей технологически сложной конечной продукции остановились и их высокоспециализированные смежники. Выжили главным образом производители сырья и простейшего ширпотреба.

Теперь рассмотрим темпы приватизации. Практически во всех регионах одновременно с приватизацией продолжалось разукрупнение ранее созданных хозяйственных структур. К концу первого квартала 1992 года насчитывалось около 140 тыс. государственных предприятий на самостоятельном балансе. К концу мая 1992 года их было уже более 184 тыс., к концу июля - 220 тыс., к концу августа - уже около 250 тыс.

Наиболее активно приватизация осуществлялась в Читинской, Свердловской, Пермской и Тульской областях, в Ставропольском и Краснодарском краях. В целом в России в 1992 году число поданных заявок перевалило за 60 тыс. Фактически полностью было приватизировано 8860 предприятий, или около 5% от общего числа государственных предприятий, находящихся на самостоятельном балансе. В стоимостном выражении получено средств от приватизации на начало октября 1992 года 14,948 млрд. рублей, что составило 1,5% от остаточной стоимости государственных средств и около 20% от запланированной на 1992 год суммы в Программе приватизации государственных предприятий и муниципальных предприятий.

Специалисты Госкомимущества РФ считали, что низкая цена продаж в значительной степени объяснялась тем, что основную массу выкупаемых объектов составляли те, которые приватизировались в рамках договора аренды с выкупом, заключенного до выхода Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР». Средняя цена продаж при таком способе была в 10 и более раз ниже продажной цены на аукционах или конкурсах. Такая форма приватизации удачно применялась в Белгороде, Владимире, Рязани, Волгодонске, Костроме, Волгограде, Сызрани, Тольятти. Бесспорным лидером по количеству проведенных аукционов и конкурсов являлся Нижний Новгород (более 300 аукционов и более 150 конкурсов). На аукционах и конкурсах в Волгоградской области было продано более 280 объектов на сумму более 420 млн. рублей.

Проведенный мной анализ показывает, что задания Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий на 1992 год не были выполнены, несмотря на ряд принятых в то время мероприятий, ускоряющих этот процесс (включая Указ Президента Российской Федерации №721 от 1 июля 1992 года) и определяющих основные направления преобразования крупных предприятий, подлежащих в 1992 году обязательному акционированию. По состоянию на 1 августа 1992 года только 1% приватизированных предприятий был преобразован в акционерные общества открытого типа, акции которых были выпущены в продажу.

В Пензенской области, как и в целом по России, в 1992-1994 годах основное внимание в процессе приватизации уделялось достижению количественных показателей. В 1995-1997 годах основным показателем приватизации стало поступление денежных средств от продажи акций акционерных обществ, транспорта, арендованного имущества, недвижимости и прочих продаж. В 1992 году в среднем в месяц меняли форму собственности 64 объекта, в 1993 году - 35, в 1994 году - 10, в 1995 году - 3, в 1996 году - только 1 предприятие, а в 1997 году - лишь 0,58 предприятия. Поступление денежных средств в 1996 и 1997 годах было в 21-23 раза больше, чем в 1992 году. Большинство этих предприятий до приватизации были убыточными.

В начале приватизации отмечалось преобладание смены собственности предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания (62% от общего числа приватизированных объектов). Затем стали приватизироваться более крупные промышленные, строительные и другие предприятия.

Сильные и слабые стороны российской приватизации

Начнем с недостатков российской приватизации. Во-первых, в российской программе приватизации была проигнорирована минимальная длительность адаптационного периода, что привело к дезинтеграции промышленности и одновременно означало деиндустриализацию народного хозяйства, сопровождающуюся массовой структурной безработицей и разрушением накопленного научно-промышленного потенциала. По моему мнению, для предотвращения такого кризиса необходимо было в ходе «большой приватизации» реорганизовать предприятия крупной промышленности с целью создания условий для самоорганизации технологических цепей по производству технологически сложной и конкурентоспособной на мировом рынке продукции. В совокупности они должны были составить государственную промышленную политику, ориентированную на достижение следующих целей:

сохранение воспроизводства технологических цепей по производству технически сложной продукции, имеющих высокий потенциал роста в масштабах мирового рынка (в частности, производства авиакосмического комплекса, атомного машиностроения, приборостроения, судостроения);

сохранение воспроизводства технологических цепей по производству технически сложной продукции, пользующейся значительным спросом на внутреннем рынке, в которых были связаны большие ресурсы рабочей силы и капитала (в частности, автомобиле- и тракторостроение, электротехническая промышленность, тяжелое машиностроение);

создание адекватной рыночным условиям функционирования крупного промышленного производства системы прав собственности;

формирование промышленных организаций, способных к быстрой адаптации по отношению к меняющимся условиям функционирования на внутреннем и мировом рынках;

нужна была структурная перестройка производства в соответствии с потребностями внутреннего и мирового рынков;

предотвращение дезинтеграции страны, происходящей на основе установления административного контроля со стороны местных органов власти над расположенными на их территории самостоятельными предприятиями.

Но достижение этих целей должно предполагать одновременное использование многих инструментов инвестиционной, налоговой, внешнеэкономической политики.

Кроме того, во многом нам помешали споры о гражданстве, то есть о том, кому давать право на собственность, а кому не давать. Это позволило другим странам, а в основном Литве, приступить к созданию законодательной базы приватизации намного раньше, чем это сделали в России, а это значит, что они смогли ускорить процесс приватизации.

В России не была хорошо и до конца проработана законодательная база приватизации, что позволило во время приватизации в России проводить незаконные махинации с приватизационными чеками. Это всем известные компании МММ, Хопер-Инвест и другие. Эти компании через подставных лиц скупали ваучеры у людей, или люди сами вкладывали свои ваучеры в компании, которые потом внезапно исчезали. Благодаря этим махинациям многие крупные компании сосредоточились в руках нескольких человек, что нанесло ощутимый ущерб материальному положению россиян, так как они не получили деньги, положенные им по правительственной программе приватизации.

Во многом мы проиграли из-за того, что наше население не было информировано о программе и ходе приватизации, как это было сделано, например, в Литве. Из-за недостатка информации население не могло правильно распорядиться своими ваучерами и вкладывало их в липовые компании. Покупая акции, люди не знали стартовой цены акций, не знали условия осмотра приватизируемого объекта, что тоже тормозило приватизацию.

Но главное, по моему мнению, наш народ не был готов к такому быстрому переходу из командной экономики в рыночные отношения, это и стало главным фактором, тормозившим развитие приватизации и частной собственности в России.

Еще одной ошибкой нашего правительства было то, что оно позволило сосредоточить многие объекты ВПК и топливно-энергетического комплекса в частных руках, когда на первых порах они должны были находиться в руках государства.

Итоги приватизации

К началу 1999 года было приватизировано свыше 2457 тысяч предприятий. Путем акционирования за период 1998-1999 годов было приватизировано почти 7 тысяч предприятий, уставный фонд которых составил около 250 млрд. рублей. Около 40% из них находится в составе федеральной собственности. В качестве примера хорошей организации дела можно было назвать Московскую и Ростовскую области, Краснодарский и Ставропольский края. Довольно успешно шла приватизация во многих областях Центральной России, в Южном регионе, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Если подводить итоги, то можно назвать такие цифры: с января 1992 года по 1998 год было приватизировано свыше трети всех предприятий, находящихся на самостоятельном балансе и имеющих право юридического лица. В общей сложности это тысячи объектов. Небезынтересно, что в сфере малой приватизации, то есть объектов торговли и общественного питания, транспорта, сферы услуг, приватизированы уже почти все.

Проведение чековых аукционов - исключительная компетенция Фонда федерального имущества. К началу 1999 года фонд располагал акциями почти 1362,5 тыс. предприятий, преобразованных в акционерные общества. Исходя из возможности фондовых бирж, фонд выдал заявки и поручения на продажу акций 110 акционерных обществ на сумму более 25 млрд. рублей. Уже было проведено свыше 1200 аукционов. Уставный фонд всех приватизированных предприятий составлял более 350 млрд. рублей. При закрытой подписке фонд вместе с региональными фондами поделил акции на сумму 175 млрд. рублей. На чековые аукционы были выставлены акции почти 90 млрд. рублей, что составляло более четверти всего уставного фонда.

Правительство должно контролировать менеджеров, которые имеют дело непосредственно с фондом. Оно определяет налоговую политику, пополняет оборотные средства, решает внешнеэкономические задачи и т.д. А фонд непосредственно занимается приватизацией. Иначе говоря: фонд представляет собственника, а правительство - управленца.

Еще одно важное обстоятельство. При инвестировании заграничными лицами мы не можем опираться на рыночное соотношение рубля и доллара. Иначе находчивые иностранцы могут всего за несколько миллионов долларов скупить у России все основные отрасли промышленности. И наши потенциальные инвесторы это хорошо понимают. Когда у них возникают серьезные намерения стать партнерами наших предприятий, они не спорят по этому вопросу. Так, на Камчатке при инвестировании морского причала иностранные инвесторы согласились на соотношение один рубль к одному доллару. Германская фирма «Сименс» купила 10% акций у Калужского турбинного завода, заплатив рублями и чеками. Теперь фирма стала соуправленцем, вошла в акционерную компанию и вложила 350 млн. марок в развитие завода. Соотношение валюты к рублю тут оказалось один к пяти.

Очень много запросов инвестировать капитал в наши сырьевые отрасли. Но тут нельзя торопиться, надо все хорошо продумать и просчитать, чтобы не нанести урона национальной экономике.

Дмитрий СОБОЛЕВ, ученик лицея №29, Пенза