Она пела свои песни на Майдане. «Исполняю то, что мне нравится, - слова, музыка. Если мне от этого больно, значит, оно настоящее. Нужно быть самим собой - таким, как ты есть. Не замахиваться на созданное другими, а создавать что-то свое».
Она всегда была сама собою. Когда пела. Когда играла в кино.  Когда выходила на сцену в театре Нью-Йорка. Когда преподавала в университете. Когда получала звание Героя Украины и орден Державы.  Для возрождения национального самосознания, украинской культуры и языка она сделала намного больше, чем все вместе взятые политики и чиновники. Правда, у нее всегда было преимущество, которого напрочь лишены многие политические лидеры, - уважение народа, доверие к ее слову.
Она вышла на Майдан, потому что верила, так жить дальше нельзя. В том интервью, что появилось в Сети на прошлой неделе, она сказала: «Мы же вроде бы Януковича сбрасывали. Мы не шли против Донбасса. Не шли против Москвы». Для одних это был переворот. Для других - революция. Для третьих - хорошо разыгранная Америкой и Европой карта. Для четвертых - обретение себя. Но несомненно одно: все начиналось потому, что Украина зашла в тупик, ее обобрали до нитки, будущего не было, экономика вот-вот должна была рухнуть.
Власть сменилась.  Люди добились своего. Может быть, благодаря погибшим на Майдане молодым ребятам. (Кто их убил - до сих пор неизвестно.) «Мне показалось, что я также умерла. Я живу, а мне стыдно, что я живу. Простите меня! Простите меня, что я живу. Живу вместо тех детей. Что не смогла там кого-то заменить... Сегодня Украина как вдова. Все женщины как вдовы. Это наши дети».
Если бы это была революция, ее результатами воспользовались все. Хотя бы на первом этапе.  Но это был переворот. И победившие начали делить скудные остатки ресурсов. И рассчитывать, что кому достанется от обещанных ссуд и кредитов.  Нет воды в кране, тепла в доме, денег на пенсии - всегда кто-то виноват. Лучше в статусе врага - внешнего. Но в Украине враги не внешние. «Враги, - утверждает Нина Митрофановна, - свои. Кровавая элита. Те трое, что вывели людей на площадь из-за своих шкурных интересов. И если бы люди знали, какие деньги, какие интересы у них, они бы не пошли на баррикады».
Еще раньше она говорила, что «Киев не ощущает того, что там (на востоке. - Ред.). Это совсем иная ситуация. Киев и эта дорога от Днепропетровска до Мариуполя и далее до Донецка - это другие абсолютно дороги, другие лица людей. И нам нужно больше информации, больше показывать по телевидению. Потому что не снят ни один бой, не показывают потери. Показывают только информационные вещи, а это вызывает равнодушие». «Как случилось, что мы пошли брат на брата? Разве наш Отец учил этому?» И горькое признание: «Это наши сделали, не чужие».  В Сети утверждается, что в ноябре Нина Матвиенко назвала происходящее в стране геноцидом. К сожалению, я не нашел точную цитату. Но верю, что она так вполне могла сказать.
Думаю, то, что мы увидели, -  это неполное интервью. Наверное, там были вещи, которые могли не понравиться нашим российским идеологам и политтехнологам - тем, кто активно промывает наши мозги каждый день. Видны склейки, незаконченные фразы.  Я согласен с утверждением Нины, что народ, у которого нет национального самосознания, мусор. Но дальше она говорит: «На почве такого народа прорастают другие народы, которые руководят нами». Трудно понять, о ком и о чем идет речь. Я бы хотел прочитать полную версию этого интервью. Но на сайте канала оно тоже выложено не в полном объеме.
...То, что сказала Нина, должен был кто-то сказать из тех, кому еще верит украинский народ. Я становлюсь перед ней на колени.
«Счастье - когда люди идут за ручку и улыбаются. Счастье - когда смеются дети. Счастье - когда поет душа. Счастье - когда есть семья, когда можно всем вместе сесть за стол. И, конечно, счастье - это мир, когда люди не убивают друг друга», - призналась Матвиенко.
Я верю, оно наступит - наше счастье.