Банальная угроза

Согласно «Концепции» в России из 2338 государственных научных учреждений к 2008 году останется всего 100-200 институтов. Предполагается акционировать и продать все научные учреждения страны, кроме «технически оснащенных, укомплектованных квалифицированными кадрами, достаточно крупных и финансово устойчивых организаций». Если организация не выполняет фундаментальных научных и прикладных исследований и разработок по приоритетным направлениям развития науки, техники и технологий, не обладает уникальными знаниями, оборудованием и установками, ее попросят слезть с государственной шеи. Увы, большинство научных учреждений вышеперечисленными категориями не обладают. У них устаревшая материально-техническая база, своих зданий мало. Поэтому, чтобы выжить, ученые треть исследований ведут по непрофильным для их организации направлениям. Теперь многое в судьбе научных учреждений будет определять их имущественное положение и соответствующий статус. Им предложат стать или фондами, ОАО, некоммерческими организациями или казенными предприятиями. После чего проведут разгосударствление большей части организаций. В каждом случае разговор пойдет о судьбе имущества, которое государство может вносить в виде своего вклада в уставные капиталы или продавать на конкурсной основе. Это соответствует закону, потому что государство имеет право собственности на имущество только тех учреждений, которые финансирует из своего бюджета. А вот финансировать дальше все научные организации оно больше не намерено. Следовательно, большей частью имущества государство и распорядится по своему усмотрению. Правда, авторы концепции успокаивают научных работников: часть акций останется за государством в любом случае. Но мы на примере предприятий, которые также проходят процесс разгосударствления, уже хорошо знаем, что следует потом. Сначала у государства есть акции или доля, а потом эта доля продается, как и акции, и предприятие перестает вообще иметь отношение к государству. Новые владельцы исходят исключительно из собственных интересов. Теперь такая же схема, судя по всему, предложена и для научных организаций. Но если предприятия всегда тяготели к отчуждению от государства, то наука с этим согласиться не может, ибо перед ней вовсю маячит угроза банальной приватизации учреждений.

Нулевой уровень

Новый документ горячо осудил президиум РАН. Вице-президент академии Геннадий Месяц назвал «Концепцию» наступлением на науку, ибо авторы хотят повысить эффективность работы научного госсектора путем разгосударствления. Науку нельзя отдавать в частные руки с расчетом, что она позволит заработать большие деньги тем, кто будет ею владеть, или полностью подчинить госмеханизму, создавая из нее нечто вроде департамента коммунального хозяйства. Академик Николай Платэ убежден, что авторы сознательно не стали привлекать к работе представителей РАН, поскольку их документ преследует одну цель - «низвести научное сообщество до нулевого уровня».

Дискуссия была продолжена на расширенном заседании бюро Совета директоров институтов РАН под руководством Нобелевского лауреата, академика Жореса Алферова. По мнению Александра Чуйкина, ученого секретаря Института физиологии им.И.П.Павлова, «Концепция» напоминает обвинительный документ, где подчеркивается неэффективность науки, ее низкий вклад в развитие экономики. Но никто из составителей почему-то не указал причины сложившейся ситуации. Наука финансируется из рук вон плохо, на исследования средства не выделяются, доктора наук получают мизерную зарплату. В документе совсем не прописано, каковы будут механизмы финансирования тех научных учреждений, от которых государство собирается отказаться.

Позицию Совета директоров поддержали участники чрезвычайного собрания представителей научных коллективов Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Жуковского, Зеленограда, Протвина, Пущина, Троицка, Фрязина, Черноголовки и других научных центров. Реакция академических ученых была понятна: ведь предусматриваемое сокращение в основном коснется институтов РАН. Но чрезвычайно всполошились и представители вузовской общественности. Ведь о вузовской науке в концепции сказано немало критических слов. В частности, отмечено, что вузы проявляют мало активности в выполнении научных исследований. Это, конечно, правда, но не вся, ведь вуз не может вести нормальный учебный процесс без научной работы. Другое дело, что в этом случае научные исследования не дают прямой отдачи в рублях и долларах, которой столь страстно жаждут реформаторы.

Не надо друг друга ненавидеть!

В отличие от дискуссии на президиуме РАН разговор на правлении Российского союза ректоров поначалу был не эмоциональным, а сугубо деловым. После доклада, сделанного заместителем министра образования и науки Андреем Свинаренко, последовало предложение вынести проект «Концепции» на суд 8-го съезда ректоров, который должен состояться в декабре 2004 года. Пока же, по мнению председателя союза, ректора МГУ Виктора Садовничего, нужно разобраться в том, что такое эффективно и неэффективно работающие научные институты, кто их будет оценивать, по каким критериям, как просчитать в рублях работу сугубо гуманитарного НИИ, трудящегося не на оборону страны, а на развитие ее истории или филологии. Но министр Андрей Фурсенко предпочел пойти в наступление, объяснив, что в октябре нужно вынести вопрос о развитии науки на рассмотрение Президентского совета, в ноябре министерству предписано доложить «Концепцию» правительству, а еще впереди вступление страны в ВТО и грядущая конкуренция с зарубежными технологиями и инновациями. Министр довольно резко отозвался о том, что в РАН есть неэффективно действующие институты, мнящие, что они занимаются фундаментальными исследованиями. Их-то и надо переориентировать на инновационные структуры, коммерциализацию технологий, понимая приватизацию как переход к акционированию, в ряде случаев стопроцентно государственному. В какой-то момент показалось, что министру удалось убедить ректоров в правильности своей позиции, но тут в дискуссию вступил вице-президент РАН Александр Некипелов. По мнению ученых, сообщил академик, речь идет о ликвидации РАН, желании выковырнуть из нее несколько хороших институтов и включить их в число избранных научных комплексов. Между тем такой подход противоречит действующему законодательству, потому что создание, ликвидация и реструктуризация институтов - прерогатива только самой академии.

- На самом деле это очень большое достижение, что в рамках ныне действующего порядка правительство не может определять, какие учреждения для фундаментальных исследований хороши, какие плохи, и соответственно решить, что одни надо финансировать, а другие нет, - выступил Александр Дмитриевич. - Правительство может в целом увеличивать или уменьшать финансирование РАН, но вопрос о финансировании отдельных институтов принадлежит академии. Это называется финансированием «на расстоянии вытянутой руки», когда никто, кроме экспертов научного сообщества, не может определить, где более эффективно расходовать средства.

Категоричность высказываний Александра Некипелова можно понять. Полтора года назад в РАН работала комиссия по оптимизации бюджетных расходов (КОБР). Тогда было предложено увеличить зарплату научных сотрудников в четыре раза, обеспечить финансирование приборной базы в соответствии с амортизацией, решить вопрос старения кадров, увеличив пенсионное обеспечение на 3-5 тысяч рублей. Реализация этих предложений предполагала добровольное сокращение количества сотрудников РАН на тридцать процентов. Кроме того, академия предлагала создать условия для коммерческого использования части прошлых наработок институтов при жестком госконтроле, чтобы дополнительно зарабатываемые деньги направлять на развитие фундаментальной науки. В ответ на это КОБРа посоветовала РАН сначала сократить количество сотрудников, а потом подождать: то ли финансирование увеличится, то ли установят количество институтов, которые хорошо работают и достойны персональной финансовой поддержки.

Тут министр образования и науки воскликнул:

- У нас нет никакого желания разрушать РАН, мы работаем на страну и не надо друг друга ненавидеть!

Понимание достигнуто?

К счастью для ученых, их недовольный глас был услышан. По инициативе Минобрнауки и РАН была создана рабочая группа, в которую вошли представители министерства, академии и Российского совета ректоров. В течение месяца «Концепцию» «чистили», исправляли, что-то добавляли, что-то вычеркивали. На прошлой неделе главы рабочей группы - министр образования и науки Андрей Фурсенко, президент РАН Юрий Осипов и ректор МГУ Виктор Садовничий представили общественности согласованный вариант документа.

Теперь в «Концепции» появился специальный раздел, в котором обозначены особенности управления имущественными комплексами РАН и отраслевых академий, имеющих государственный статус. Российская академия наук должна разработать план конкретных мероприятий по управлению своим имущественным комплексом в соответствии с общими принципами «Концепции».

В отличие от первоначального варианта документа в согласованном в должной степени прописана социальная роль науки, а также подчеркнута роль фундаментальной науки как среды для генерации фундаментальных знаний. Раньше она была изложена излишне прагматично. Ведь наука не только экономическая субстанция. Это составляющая наших стратегических заделов, в том числе и экономических. Кроме того, в «Концепции» говорится о том, как фундаментальные исследования будут поддерживаться и что делать с теми организациями, хотя бы в той же Российской академии наук, которые имеют коммерческо-ориентированные разработки. Попытка четко разделить фундаментальную и прикладную науку чревата последствиями, потому как это два взаимосообщающихся сосуда, постоянно подпитывающих друг друга. Тем не менее ученые не спорят, что ту группу людей, тот отдел или центр, занимающийся коммерческими разработками в научном учреждении, нужно ставить на коммерческие рельсы. Но так, чтобы результатами работы пользовалось само учреждение. Теперь в «Концепции» сказано: «Это определяет целесообразность создания в рамках РАН и других академий, имеющих государственный статус, особого коммерческого сектора, ориентированного на коммерциализацию прикладных разработок». Ведь именно на прикладную науку государство делает ставку. Именно от нее оно ждет быстрой финансовой отдачи и удвоения ВВП. Чтобы все это получить, в «Концепции» прописали соответствующие моменты. Они касаются и капитализации нематериальных активов интеллектуальной собственности, и инструментов, с помощью которых будет проводиться акционирование научных организаций. Последнее не может происходить по цене стен. Поэтому в документе еще больше внимания уделено особенностям приватизации и акционирования в сфере науки по сравнению с тем, что происходит в других отраслях экономики.

Главное, чего добились ученые, - это отмены всех цифр, ранее заявленных в «Концепции». Именно количественные показатели - к 2008 году в стране останется 100-200 институтов - вызвало шквал негодования у ученых. Теперь понимание достигнуто, и вместо цифр в скором времени появятся критерии, по которым и будет оцениваться эффективность преобразований. (Разработкой индикаторов эффективности фундаментальных и прикладных исследований занимается РАН. Как пообещал министр образования и науки, они появятся в ближайшее время и будут публично известны, видимо, скандал с «Концепцией» пошел чиновникам на пользу: ученым не то что заранее не показали документ, их просто поставили перед фактом.) Один из таких критериев - то, что в 2008 году затраты на одного научного сотрудника будут составлять 750 тысяч рублей. Чтобы эта цифра действительно была, а не существовала только на бумаге, часть структур, занимающихся прикладными исследованиями, сменит форму собственности. Может быть, они сохранят государственную форму собственности, но изменят систему финансирования, опираясь на контракты с различными хозяйствующими субъектами или с частным бизнесом. За счет этого удастся сконцентрировать бюджетные деньги на приоритетных фундаментальных исследованиях.

И еще одна немаловажная вещь: согласованная «Концепция» - не окончательный вариант.

- Важно, чтобы в рамках «Концепции» были четко сформулированы основные направления движения вперед, - сказал министр образования и науки Андрей Фурсенко. - На сегодняшний день появился достаточно разумный, сбалансированный и современный документ, который намечает наши действия. Но он будет дальше обсуждаться. Поэтому мы считаем, что это правильный шаг на пути реформирования и модернизации науки на среднесрочную перспективу. На базе этой «Концепции» мы будем принимать конкретные решения.

Наталья АЛЕКСЮТИНА, Виктория МОЛОДЦОВА, Джамиля САЙРАМОВА