Хотя лично я к термину «партнерские отношения» отношусь с изрядной долей осторожности. На память приходит анекдот. Волки съели зайца. А затем, испытав укоры совести, решили закопать косточки и воздвигнуть могильный камень. Проблема возникла с надписью на камне. Начертать на нем: «Другу» как-то неудобно, «Врагу» - не соответствует истине, ибо бедный заяц оказал им жизненно важную услугу. Компромисс был найден, на камне написали: «Партнеру»!
А если серьезно, то вопрос заключается в том, всегда ли школа должна идти на поводу у родителей, безоговорочно соглашаясь с их жизненными ориентирами?  Проблема достаточно деликатная, выходящая за рамки этики взаимоотношений и психологического климата школы.  (В этих вопросах как раз мнение родителей существенно, и его можно признать решающим, ибо со стороны виднее.) Но существуют и иные, не менее тонкие проблемы, где профессиональная оценка входит в явное противоречие с родительскими запросами.
Последний социологический опрос Левада-Центра показал, что подавляющее большинство родителей среди качеств, которые они хотят видеть у своих детей, на первое место ставят умение добиваться поставленной цели. Взятое само по себе это качество возражений не вызывает, но, помимо прочего, заставляет задуматься о том, почему другие качества, такие как стремление к знаниям, широта кругозора, наконец, милосердие, уступили свои позиции именно этому. Да потому что жизнь вокруг такая: жесткая, конкурентная, где успех - мерило жизненного благополучия. А кто же не хочет благополучия для своих детей и внуков? Соответственно начинает действовать спортивная логика:  чем раньше стартуешь, тем вернее придешь к цели первым. В эту бешеную скачку родители вольно или невольно включают своих детей.
 Я вновь задумался об этом на съезде работников дошкольного образования, который недавно прошел в Сочи. Закон об образовании впервые отнес дошкольную подготовку детей к уровню образования, что вполне справедливо и продуктивно со всех точек зрения, ибо позволяет обеспечить содержательную и методическую преемственность на всех этапах обучения и развития ребенка. Исходя из этого посыла, повсеместно стали создаваться учебные комплексы, включающие школы и детские сады. Но формальное объединение с доминированием школы как более мощной организации крайне опасно.
   Вспоминаю, как более четверти века назад, когда мы одними из первых в стране создавали такой комплекс, на меня, как сказали бы сегодня подростки, «наехал» выдающийся советский психолог Венгер: «Запомните, ребенок детского сада - это не удобрение для школы!» Впрочем, он употребил значительно более сильное выражение, опасаясь того, что мы, попирая законы возрастной психологии и физиологии, начнем вести себя в дошкольном учреждении как слон в посудной лавке.
Между тем в ряде случаев именно это и происходит. Поколение ЕГЭ, к которому принадлежат молодые родители, достаточно прагматично.  Им непременно хочется, чтобы их ребенок начал освоение английского языка уже с двух лет, что бессмысленно и вредно, ибо еще не сформировалась родная речь. Предметом своей гордости и залогом будущих успехов своего ребенка они считают раннее обучение чтению в возрасте четырех-пяти лет, хотя физиологи на основании абсолютно достоверных многолетних научных исследований доказали, что для нормального чтения глаз формируется к семи, а то и к восьми годам.  Не странно ли добиваться цели ценой здоровья ребенка? К таким родителям, а заодно и педагогам, идущим у них на поводу, хочется обратиться строкой из песни Высоцкого: «Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее». А разве предложения убрать из школьных программ живопись или мировую художественную культуру с целью уделить больше внимания нужным предметам, тем, которые сдаются на ЕГЭ, не из того же прагматичного ряда? Словом, опасность утилитаризма в сочетании с непрофессионализмом реальна при полностью равноправных партнерских отношениях. Но другими они сегодня быть не могут. Где же выход? Он банален и стар как мир: педагогическое и психологическое просвещение родителей.

Евгений ЯМБУРГ, заслуженный учитель РФ, сопредседатель Общественного совета при Минобрнауки РФ